27.12.2006
По поводу макроэкономических итогов правительство может радостно хлопать в ладоши и танцевать джигу: инфляция ниже российской, промышленность растет — все в шоколаде. Правда, и сами чиновники заявляют, что этот самый рост терпеливого народа как-то обходит стороной. Ну не сказываются высокие цифири на его благосостоянии. Рост получается куда-то не туда. Как аппендикс или геморрой, простите.

"Зона" и другие суперблокбастеры

Подводя итоги года, власти так и пришлось бы скучно вдалбливать непонятливым гражданам, что жить они стали лучше, если бы не случилось Бурятии победить в конкурсе особых туристско-рекреационных зон. В общем-то, наблюдая загадочную любовь Германа Грефа к Бурятии, временами выплескивающуюся в виде комплиментов или, пуще того, денег с федерального стола, такой исход был предсказуем. Но недоуменно-радостное безумство в коридорах власти зашкаливало, словно посреди площади Советов ударил нефтегазовый фонтан до неба. Понять, конечно, можно: Бурятии фатально не везло долгие годы на большие в рамках всей страны проекты. Теперь понятие "зона" быстро станет нарицательным, и чиновники будут его вставлять, как затычку, в любой контекст. А республику ждет "распил" невиданных доселе денег.

Срочно забылось, но год начинался с истерики вокруг строительства нефтепровода. Экологи с пеной у рта бились против трубы, пропиарив себя на сто лет вперед, "Транснефть" истратила уйму денег на уговоры населения, которому труба по барабану, и местных чиновников которым "и хотелось, и кололось". В результате Леонид Потапов эпохально прекратил дебаты, назвав на всю страну оппонентов "петухами", и стал главным российским ньюсмейкером того знаменательного дня. Путин, видя такой консенсус, самолично передвинул будущую трубу на 40 километров от Байкала. Нефтепровод теперь Байкалу не грозит, впрочем, как и Бурятии.

Похожая история происходит и со строительством в Улан-Удэ "малкинского" культурно-спортивного комплекса. Член Совета Федераций подумал и вскричал: хватит в далекой, но родной Бурятии народу катанку жрать гекалитрами и наркотой по задворкам ширяться. Давайте будем мяч пинать и боксерские груши околачивать в цивильном месте. Денег дам, причем много. Благородная и разумная идея Малкина прожгла мозги местных чиновников до такой степени, что в результате в них закрепилось только слово "деньги". За короткий срок войдя в раж, они перессорились между собой, с тренерами и спортсменами, нарушили кучу законов и походя чуть не снесли действующий единственный стадион. С местом для комплекса полной ясности нет, поэтому если г-н Малкин охладеет к сему проекту и завяжет с окультуриванием местных аборигенов, то удивляться не стоит. Возможно, на то и было рассчитано. Пропиарится перед выборами, а потом, сославшись на объективную неразбериху, тихо обо всем забыть.

Мохнатый шмель на душистый хмель

Уходящий год запомнится небывалым переделом собственности в республике и укоренением рейдерства.

Улан-Удэнский авиационный завод, ушедший под федеральный "Рособоронпром", очутился в одной компании со своими прямыми конкурентами и теперь живет по принципу пауков в банке. Руководство бьет себя в грудь, что в банке живется превосходно. Лопастной завод лезть в эту банку отказался и в результате лишился заказов от Улан-Удэнского авиазавода, который отдал их в Казань. Власти за всей этой неравной борьбой за независимость местного предприятия с федеральным монстром наблюдают, в основном, со стороны. Как будто речь вовсе не идет о свободе предпринимательства, стабильно приносящего деньги в местный бюджет.

Гостиничный комплекс "Бурятия" стал объектом раздора федерального "Росимущества" и администрации Улан-Удэ. Первые, согласно полученным полномочиям, собирали в федеральный кузов все что плохо лежит. Вторым такой сбор урожая на их "поляне" отнюдь не понравился. Мэрия пыталась аргументировано показать, кто где хозяин, с помощью маскишоу и отвоевать хоть малую часть потерянного имущества. Но особого эффекта это не принесло. Мэрию поставили на место.

Непонятная для непосвященных возня происходила вокруг "Центрального рынка". Как худого щенка, выкинули администрацию города из учредителей. Та, в свою очередь, попыталась влезть обратно с помощью третьей силы. Но атаку Буркоопсоюзу удалось отбить.

Дурно пахнущая история с ПАП-2, в которую влипли и члены правительства, и кое-кто из милицейских чиновников, выплеснулась в Бурятии заказным убийством и арестом ключевой фигуры всей этой аферы. Правда, фигуру эту прокуратура тут же выпустила на свободу. На чем основана доброта по отношению к человеку, уже осужденному за мошенничество и доведшему госпредприятие до банкротства, остается только догадываться.

Ну а самый занимательный сеанс черного рейдерства, хоть пока и без последующего разоблачения, случился с "БайкалБанком". Проходил он весело и помпезно — с народными ночными гуляниями, хороводами вокруг банкоматов и песнопениями власть предержащих. Конкретных виновников торжества не назвали, но президент Бурятии отметил, что в качестве … …k" +k населения на праздник "со слезою на глазах", администрация Улан-Удэ справилась отлично.

На златом крыльце сидели

Силовые ведомства республики в минувший год отметились какойто детской непосредственностью во время назначений на брутальные руководящие должности.

С отъездом в Волгоград бывшего министра МВД РБ Михаила Цукрука, который в республике отметили на широкую ногу, его осиротевшие высокопоставленные подчиненные отправились "кто в лес кто по дрова", но некоторые двинулись по стопам начальника, пугая своей непредсказуемостью Поволжье. Проанонсированный новый министр Виктор Сюсюра назначался долго, но вопреки народной молве все-таки утвердился министром. Недовольные милицейские чины, лишившиеся возможности благодаря погонам жить припеваючи, борются с начальником анонимками и доносами.

Назначения в прокуроры Бурятии выглядели импозантно и завораживающе, как выборы Папы Римского. Иван Семчишин пошел на повышение в Москву, и прокуратура обрадовалась, что теперь может гордиться не только Юрием Скуратовым. На должность прокурора привели, как на заклание, иркутянина Петра Ермакова. Ермаков, вместо того чтобы горделиво нести свой крест, показал всем дулю и после назначения, не приходя в прокурорское сознание, ушел на пенсию. При таком позорище гордиться перестали все, а федералы вручили диковатому региону прокурора из местных.

Коррупция: мне кажется, что вы больны не мной

В целом же 2006-ой в жизни Бурятии должен запомниться как год борьбы с коррупцией. Причем борьба носила даже какой-то маниакальный характер. На битву с темными силами, мешающими благопристойной жизни государства, поднялись и депутаты, и газеты, и прокуратура и даже сам мэр столицы всея Бурятии Геннадий Айдаев. Налетов и вся министерская власть примеру градоначальника почему-то не последовали, а зря: удар по коррупции был бы колоссальный!

С начала года по привычке на все лады склоняли министров Налетова и Думнову. Леонид Потапов отстранил временно главного финансиста от должности, а когда вернул, то оказалось, что Александр Налетов совсем не "Титаник", то есть непотопляем. А после "экономической зоны" беспокоиться за Татьяну Думнову отпадает всякая необходимость.

Зато круто прошлись по их коллегами в связи с раздачей самим себе любимым слонов в виде социального жилья. Иннокентий Дагбаев, Владимир Переляев, Леонид Турбянов, Олег Хышиктуев и Александр Гребенщиков оправдывались в правоохранительных структурах. Их пожурили и, перекрестив, как младенцев в церкви, Уголовным и другими кодексами, отправили обратно `c*.".$(bl республикой. Однако под занавес уходящего года вернуть деньги все-таки потребовали.

Но если, в случаях с республиканскими чиновниками прокуратура и суды расстарались, то мэрия Улан-Удэ находилась для ревнителей закона на другой планете. Соответственно, Геннадий Айдаев стал своего рода главой инопланетян.

Бестолковое перечисление всех подвигов администрации города не отразит всего величия главы администрации.

Поэтому всего лишь предлагаем Геннадию Айдаеву, для закрепления политики, осуществляемой в Улан-Удэ, возвести в 2007 году трехэтажный туалет для VIP-персон в качестве мансарды на здании мэрии. Построить силами неугодных журналистов и правозащитников канализационную станцию на площади Советов. Обозвать все это хозяйство МУПом, устроить презентацию в театре оперы и балета, подарив каждому гостю по кальяну. Затем обанкротить МУП. Сдать имущество в аренду родственникам. Людей, сидящих в момент заключения договора на толчке, признать самовольщиками и выгнать без штанов на ту же площадь Советов с унитазами в руках. И тут же завести на них уголовное дело за попытку свержения государственного строя в особо извращенной форме. Чтобы было совсем весело — сжечь несколько чучел сотрудников "Номер один" и пожаловаться в прокуратуру на журналистов за загрязнение дымом пепелища окружающей среды. После чего открыть антикоррупционную телефонную горячую линию.

Богу — богово, людям — хреново

Что касается протестных выступлений, то в 2006 году их хватало. В том же Северобайкальске оторванные от цивилизации люди обнаружили, что без зарплаты жить как-то неуютно. Они перманентно голодали в течение всего года, время от времени объявляя таким образом, что они еще живы и в состоянии перекрыть БАМ.

Дети ветеранов дома по улице Ермаковского тоже оказались не лыком шиты и до сих пор активно борются за право легализации своих мечтаний о прописке. Попытались голодать, но в отличие от северян голод для них не является привычным занятием, поэтому такая форма протеста оказалась недолговечной. Диалог с властью у них совсем не складывается.

Местные коммунисты из числа безбашенных возненавидели Зурабова и почему-то вряд ли понятный им закон об автономных учреждениях. Растянутые плакаты никого не заинтересовали.

Много протестовали против опять же администрации Улан-Удэ. И туалет они не там и не по закону ставят, и к самовольщикам отнеслись не по-людски, и мемориалу Победы "расчлененку" устраивают.

Мэрия, в свою очередь, искренне обижается на отдельных граждан и подает заявы в прокуратуру то на митингующих, то на журналистов, то чуть ли не на безвинное чучело, которое считают как бы олицетворением градоначальника. Прокуратура … ".$(b дела и пишет предписания.

Не миновала чаща сия

Уходящий год в Бурятии отмечен целым рядом чрезвычайных происшествий.

Самое крупное из потрясших республику ЧП — катастрофа авиалайнера в Иркутске. Погибли 9 жителей Бурятии. Недавно официально было объявлено, что виновниками аварии оказался экипаж самолета. Родственники погибших до сих пор судятся с авиакомпанией.

Весной в улан-удэнской школе во время "Зарницы" в обморок упало семь школьников, некоторых спасали в реанимации. Осенью в общежитии железнодорожного колледжа практически одновременно начали сползать по стенам двадцать учащихся. Они тоже были госпитализированы. Вменяемая причина так и не была озвучена официальными органами. Зато народ вдоволь загрузился собственными версиями о террористах, ртути, опытах спецслужб.

В первой половине года в кварталах Улан-Удэ орудовали пара сексуальных маньяков. Правда, маньяки, девочек из ближайших школ больше пугали. Но страху на людей нагнали.

В марте МВД Бурятии пережило форменное унижение. Хакеры из далекой Турции взломали официальный сайт министерства и устроили на нем непотребное. Над юзерами в погонах смеялась вся страна.

У обезьяны из гастролирующего в Бурятии цирка был угнан мотоцикл. Злоумышленников не нашли, равно как и мотоцикл. Над нами опять смеялась вся Россия.

Летом по Улан-Удэ прокатилась эпидемия кори среди взрослых. Сначала по поводу детской болезни веселились, но, когда БСМП закрыли на месяц на карантин, стало не до смеха. Жителей поголовно прививали.

В Башкирии пойман первый маньяк российского размаха, родившийся в Бурятии. Благодаря ему село Заиграево появилось в сводках федеральных информагентств.

По улице Терешковой в Улан-Удэ подчистую ограбили ювелирный магазин. Сигнализация не сработала, результат — кража года на миллионы рублей. Население этому факту обрадовалось так, словно ему от этого что-то перепадет.

Про Путина

Владимир Владимирович Путин, несмотря на личное обещание, данное Леониду Потапову, в Бурятию в 2006 году не приехал. И как это понимать: то ли Бурятия признана совсем безнадежной и бесполезно сюда наведываться, то ли все настолько хорошо, что и без Путина справимся? Решайте сами.

^