24.01.2007
Госнаркоконтроль по Сибирскому федеральному округу подвел итоги работы за 11 месяцев прошлого года. Бурятия в этих итогах показана не с лучшей стороны. В республике высокий уровень преступности в сфере нелегального оборота наркотиков, рост первичной выявляемости подростковой наркомании. И на фоне таких заключений было объявлено, что существующая программа по борьбе с наркотиками вообще не финансируется. Каким образом получилось, что в регионе, который официально входит в число самых неблагополучных в России по этой проблеме, местное правительство не дает денег на ее решение, пытался разобраться корреспондент "Номер один".

Программа не финансировалась вообще

Действительно, в Бурятии в ноябре 2005 года правительством была принята целевая программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в Республике Бурятия на 2006—2009 годы". Интересно, что она в 2006 году не только не финансировалась, но и не была обозначена в бюджете. Более того, аналогичная программа за 2003—2005 годы также практически не финансировалась. То есть получается — исполнительная власть Бурятии, утверждая на бумаге планов громадье и беря на себя определенные обязательства, реально не давало деньги на борьбу с наркотиками.

А цифры, связанные с нелегальным оборотом наркотиков по Бурятии, весьма забавны. Например, у нас по официальным данным 93 человека на 100 тысяч человек болеют наркоманией. Так вот — это очень низкий показатель при 241 человеке по России в целом. Но в то же время из года в год растет уровень наркопреступности. За девять месяцев прошлого года прибавка по Бурятии по этому показателю составила 27 процентов, в том числе и изъятие наркотиков. Существует "вилка", при которой врачи-наркологи говорят о снижении потребления наркотиков, а правоохранительные органы убеждают в обратном.

Статистика не отражает реальной картины

В Джидинском, Кяхтинском, Бичурском, Тарбагатайском районах есть села, значительная часть населения которых просто живет от урожая до урожая конопли. Местные жители бросают заниматься традиционным сельским хозяйством и, когда начинается сезон, выходят на конопляные поля семейным подрядом. Приезжают наркосбытчики и оптом за хорошие деньги, как картошку, покупают урожай. Это становится традицией и постоянным источником дохода.

Травокурение в южных районах — вообще рядовое явление, а при этом в статистических данных в графе потребителей наркотиков — единицы.

Весьма показательный случай произошел в Джидинском районе. Фельдшер-нарколог провел тестирование учащихся средней школы на предмет выявления скрытого употребления наркотиков. Результаты показали, что 30 человек — целый класс — употребляют наркотики каннабисной группы — гашиш и коноплю. До этого никто из учеников на учете как наркопотребитель не значился.

В Бурятии катастрофически не хватает врачей-наркологов. Несколько лет не работает наркологический кабинет в Закаменском районе. В половине районов республики врач-нарколог работает или на полставки, или на четверть ставки, то есть по совместительству. Какова эффективность практики совмещения, например, специализаций "Ухо-горло-нос" и наркологии, можно только догадываться.

Удивительно, но в Бурятии, которая, повторимся, признана неблагополучным регионом в отношении наркоугрозы, нет реабилитационного центра для больных наркоманией — в Иркутск ездят лечиться. В результате получается, что в наркодиспансере человеку снимают ломку или спасают от передозировки в БСМП, а затем отправляют домой в ту же среду.

В Бурятии до сих пор точно неизвестно, где и в каких объемах распространены очаги произрастания конопли. В официальных документах называется приблизительная цифра в 30 тысяч гектаров. А в результате кризиса сельского хозяйства, на бывших сельхозугодьях вблизи деревень, ныне запущенных, конопля растет буйным цветом. Желающим ходить далеко не надо.

Самое интересное, что "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту...", которые игнорируют чиновники, и подразумевают выделение средств на борьбу с этими явлениями.

В прошлом году программой предусматривалось выделение 9,5 миллиона рублей. 3 миллиона должны были истратить на создание реабилитационного центра на 12 коек в стенах наркологического диспансера. Столько же должны были потратить на уничтожение дикорастущей конопли. Полмиллиона - - на покупку экспресс-тестов для раннего выявления наркопотребителей. Впервые значительные средства предполагались для подготовки специалистов, покупки литературы, социальной рекламы и много чего еще. Министерство финансов Бурятии не дало ни копейки.

С коноплей боролись трактористы и волонтеры

Но нельзя, конечно, сказать, что в Бурятии не борются с - наркоманией. Учителя в прошлом году на классных часах говорили, что употреблять наркотики нельзя. Волонтеры выступали не только в Улан-Удэ, но и в сельских районах. Врачи профилактировали и лечили, объясняя попутно вред курения анаши и уколов героином. Сельхозпроизводители, вспахивая поля, заодно уничтожили коноплю, произраставшую на 13 тысячах гектаров. Все эти мероприятия собрали в отчеты и предоставили правительству как выполнение программы "Комплексных мер...".

А что касается финансирования, то официальная причина отказа проста — программа, утвержденная в ноябре 2005 года, не успела попасть в сверстанный уже бюджет, а дополнительных средств не нашлось.

Немыслимая щедрость

На самом деле причина несколько в другом, кажется. Видя перед собой официальные цифры в тысячу наркоманов на всю республику, чиновники наивно думают, что так оно и есть. В то время как ситуация кардинально другая.

А участники программы — министерство культуры, министерство образования, минсельхоз и назначенное заказчиком программы министерство здравоохранения лоббируют свои интересы совсем недостаточно. Поэтому отказать им несложно, тем более разных "целевых программ" правительство ежегодно пишет десятками, а денег на всех не хватает. В общем, умения пролоббировать сравнительно небольшие 9,5 миллиона рублей не хватило.

Возможно, министерство финансов думает примерно так же, так как на этот 2007 год на борьбу с наркотиками выделило аж 1,5 миллиона вместо 7, предусмотренных в программе. Можно радоваться тому, что чуть ли не впервые в истории республика предусмотрела-таки деньги на такое знаковое и необходимое дело. Теперь министерства в рамках правительственной комиссии по борьбе с наркотиками будут сообща думать, как им потратить такую "уйму" денег.

^