07.02.2007
Жизнь Светланы Хлопицкой кардинально изменилась несколько лет назад. В канун Нового года с ней произошел несчастный случай, в результате которого она получила травму позвоночника.

Мысль о том, что она стала инвалидом в 20 с небольшим лет, душила Светлану. Она не верила в то, что это происходит именно с ней. Хотелось, как обычно спрыгнуть с постели, подбежать к зеркалу... Но ноги совершенно не слушались.

Через три месяца Светлану доставили из больницы домой. Здесь ничего не изменилось — изменилась она. Не хотелось думать про Новый год, который уже прошел, не хотелось знать, что намеревались подарить ей родители. Все потеряло смысл...

Но в какой-то момент, она поняла, что, жалея себя, выздороветь невозможно. Светлана начала делать гимнастику прямо в постели. Разминать ноги, тренировать их. Ей показалось этого мало, и она решила начать пробовать передвигаться по квартире без инвалидной коляски.

— Возможно, я зря это делала, потому что через какое-то время на теле появились ссадины, — рассказывает Светлана Хлопицкая. — Дальше-больше. Начался абсцесс. У меня постоянно держалась температура. Я вызвала "скорую".

Врачи приехали, поставили мне обезболивающий укол, и уехали. Через какое-то время мне снова стало плохо. Я опять вызвала "скорую". Потом пригласила участкового врача. Она пришла в ужас от увиденного и вызвала мне на дом хирурга.

Людям с такими травмами, как у меня, иногда производят миниоперации, если это можно так назвать, на дому. Есть такое понятие, как выездной хирург. В общем, этот хирург сделал все необходимое, но, как я поняла, мне должны были поставить дренаж. Этого устройства у хирурга не оказалось. Я ждала, думала этот специалист еще придет, но он так и не появился. Через некоторое время у меня снова началось заражение. Закончилось все госпитализацией.

В БСМП Светлану доставили в тяжелом состоянии.

— Врачи в БСМП меня расспрашивали, что за врач допустил такую грубую ошибку, но я, к сожалению, не запомнила ни его имени, ни откуда он. В общем, в БСМП я перенесла очередную операцию. Потом дополнительно лечилась в республиканском госпитале ветеранов.

Но боли не прошли окончательно, страдания продолжаются уже третий год.

Сейчас я нахожусь дома, но не перестаю тренировать ноги и сама делаю себе массаж. Я не хочу мириться с инвалидностью. Мои ноги чувствуют, и это дает мне надежду, что я когданибудь встану из инвалидного кресла...

Больше всего поражает Светлану равнодушное отношение к людям, которые нуждаются в уходе и посторонней помощи. К примеру, инвалиды имеют право на бесплатное приобретение матраца, который предотвращает пролежни. Однако получить его практически невозможно.

— Однажды я позвонила в общество инвалидов, чтобы узнать на счет получения противопролежневого матраца. У меня спросили, при каких обстоятельствах я получила инвалидность. Я сказала, что у меня бытовая травма, так мне практически помахали рукой и сказали, что сейчас по очереди эти матрацы получают те, кто получил травму на производстве. Они не понимают, что мне больно спать, и каждая ночь — это мучение!

Светлана сетует на то, что она мало проинформирована о правах и льготах инвалидов. Приходится добывать информацию с большими трудностями. Иногда при столкновении с людским непониманием у нее опускаются руки.

— Иногда бывают минуты, что хочется просто уйти из жизни. Так все надоедает: Какая-то обреченность наваливается. Потом вроде бы одумаешься, начнешь строить планы, заставляешь себя надеяться на лучшее, что когда-нибудь все образуется.

Светлана уверена, что если бы с ней поработал опытный массажист, если бы у нее появилась возможность где-то подлечиться, она бы намного быстрее пошла на поправку.

— Мне надо пройти томографию, а эта процедура стоит 2 тысячи рублей, это больше, чем половина моей пенсии. Врач прописал мне препарат "Ванкомицин", но оказалось, что одна ампула стоит 470 рублей, а мне, чтобы получить эффект, надо 10 таких ампул. Где взять эти 4 700 рублей — не знаю. Судя по всему, такие же беспросветные проблемы у большинства наших инвалидов. Нас как бы списывают со счетов, и никому нет до нас дела.

Мне 27 лет, и я хочу жить, как все. Я уже пыталась вставать на колени. Пока не все получается... Мне надо разрабатывать корпус. Знаю, что будет еще много трудностей, но я верю, что все равно буду ходить!

Если вам не безразлична судьба Светланы Хлопицкой, вы можете перечислить средства на расчетный счет 42307.810.5.0916.7288414/48 в Бурятском ОСБ на имя Тамары Васильевны Хлопицкой — мамы Светланы.

^