07.02.2007
Когда Иван Тыхенов закончил первый курс ВСГТУ, он решил, что лучше всего во время каникул совместить приятное с полезным: заработать денег и повидать далекие края со своими ровесниками. Воодушевленный идеей, он подписал договор с Бурятским республиканским штабом студенческих отрядов "Сарма" практически не глядя. Родители Ивана по старой памяти, когда стройотряды разъезжали по всей стране по государственной инициативе, а не как работники коммерческих фирм, также не посчитали нужным ознакомиться с договором.

Все начиналось хорошо

Попал Иван в отряд, который отправился на остров Сахалин. Там, в Озерском рыбном колхозе имени Кирова, отряд принялся, соответственно, за очистку рыбы. Ребята успевали и работать, и веселиться. Правда, правила строго ограничивали общение с местным населением, поэтому студенты проводили в основном время внутри отряда. Однако, как окажется впоследствии, не все. К отряду колхоз приставил охранников, которые должны были обеспечить безопасность студентов.

Вообще, на Сахалине сейчас жизнь интересная. Почти все местные жители, которые раньше кормились морем, работают не в России, а в Японии. На время путины они переезжают на иностранный соседний берег, и за несколько месяцев ктото зарабатывает себе на дорогую машину, а кто-то и на квартиру. Места отплывших занимают студенты из стройотрядов. Их чистый доход составляет 10—15 тысяч рублей в месяц, в зависимости от того, какими будут график работы и количество рыбы.

ЧП в день зарплаты

Полтора месяца на Сахалине пролетели быстро. В день выдачи зарплаты стройотрядовцы встали рано. К дому, в котором жили студенты, подъехал джип. Из него вышло трое местных мужчин, которые попросили стоявших на улице парней вызвать одну из студенток, назвав ее по имени и фамилии.

Девушка отказалась ехать с мужчинами. Тогда просьбы стали настойчивее и уже напоминали домогательства. Наши студенты встали на защиту девушки, начался открытый конфликт.

Охранники помочь не могли, поскольку их попросту не было на месте работы, что вообще-то было странно в день выдачи зарплаты. В это время Иван услышал с улицы крики парней о том, что на них нападают, и поспешил на помощь.

Он увидел, что мужчины уже сели в машину, а вокруг нее сгрудились студенты. В это время водитель джипа резко дал вперед и осуществил намеренный наезд на стоявших на крыльце студентов, проехав несколько ступеней вверх. Отпрыгнуть от крыльца успели не все. Попал под машину не только Иван, но и только что вышедшая на крыльцо Саяна Забанова. Она как старшая (Саяне 31 год, она устроилась на лето в отряд поваром) решила выйти, чтобы успокоить ребят и попросить их зайти обратно, но также оказалась под колесами огромного джипа. В этот же миг автомобиль скрылся с места происшествия.

Ребят занесли в дом. Они истекали кровью, сломанные кости торчали даже через одежду, настолько сильным был удар. Когда Ивана и Саяну привезли в больницу, то их сразу отправили в реанимацию: состояние было критическим.

О том, что сын в реанимации, не сообщили

Диагноз Ивана занимает несколько строк, среди них множественные переломы костей таза, перелом бедренной кости, разрыв мочевого пузыря, потеря крови и т.д. У Саяны состояние было таким же тяжелым.

Иван и Саяна уже целую неделю находились в реанимации, но их родители даже не подозревали об этом. Мама Ивана, Булгита Баглановна, стала беспокоиться, когда приехал уже последний отряд с Сахалина, но сына там не оказалась. Она стояла на вокзале, растерянная, и никто из приезжающих ничего ей не говорил.

Сейчас Булгита Баглановна не может понять: неужели кто-то попросил студентов не говорить родителям о произошедшей трагедии? Обзвонив всех знакомых, она через третьего человека узнала о том, что ее ребенок уже неделю находиться в реанимации.

Вне себя от ужаса и беспокойства Булгита Тыхенова связалась с Ефимом Зандановым, директором "Сармы", и возмутилась, почему же до сих пор родителям ничего не сообщили. По словам Булгиты Баглановны, на это ей был дан лаконичный ответ, что директор не мог до них дозвониться.

"Как можно было намеренно молчать о произошедшем нападении? — возмущается Булгита Баглановна, — ведь у него были договоры, где, наверное, указан адрес наших детей, да и Улан-Удэ — город небольшой, всегда есть возможность найти человека и сообщить ему такое известие". Тем более что сразу после этого звонка Ефим Занданов позвонил на Сахалин Ивану Тыхенову в больницу, прямо в реанимационное отделение, и попросил успокоить маму. Значит, он мог связаться с Иваном, но почему-то не с его родителями.

Через некоторое время Ефим Занданов привез матери зарплату сына и те деньги, которые собрали студенты, скидываясь со своей сахалинской зарплаты, кто по 300, кто по 500 рублей.

На Сахалине Иван и Саяна перенесли две тяжелейшие операции. Озерский колхоз взял на себя некоторые траты по пребыванию родителей на Сахалине, транспортные расходы. Представители колхоза уверили их, что и в дальнейшем они будут оплачивать лечение пострадавших. Это очень обрадовало родителей, потому что помощи от "Сармы" они уже не ждали. Ни директор, ни его помощники на телефонные звонки им не отвечали.

Дело жителей Бурятии затягивают?

"Когда я еще лежал в больнице, — вспоминает Иван, — ко мне приходил следователь и несколько раз спрашивал, не давал ли водитель джипа предупреждающих сигналов. Мне даже показалось, что ему это очень хотелось услышать. Но никаких сигналов не было, все произошло в одно мгновение".

За прошедшие полгода по делу нашего земляка сменилось уже четыре следователя. Третьим был Андрей Дабаев. Отец Ивана, Вячеслав Цыренович, попросил его как земляка отнестись к случившемуся не равнодушно. "Я позабочусь", — по-бурятски ответил Дабаев, но уже через неделю он был снят с дела и отправлен в командировку. "Один из следователей так мне сказал в личной беседе: Москва от нас далеко, а вашу Бурятию мы не знаем", — говорит Вячеслав Цыренович.

Как известно Тыхеновым, дело заведено только против некого Василенко — водителя джипа. Василенко, житель Озерского района, находится в розыске. К остальным участникам конфликта претензий нет. "Это очень маленький район, — говорит Вячеслав Цыренович, — они все друг другу знают. Я не удивлюсь, если окажется что этот Власенко спокойно сидит у себя дома".

Сахалин вообще территория особая, и о беззаконии и об особых порядках в этом крае давно ходят легенды. Стоит ли надеяться на то, что человек, умышленно наехавший на молодых людей и перемоловший их кости колесами джипа, принесший столько слез близким пострадавших и бесконечные мучения самим жертвам, будет наказан?

Таинственная страховка

После долгой и мучительной транспортировки с Сахалина до Улан-Удэ Иван и Саяна оказались на попечении местных врачей. Обоим пострадавшим была присвоена вторая группа инвалидности. Им предстоит еще и третья операция: Ивану в феврале, а Саяне — в следующем году.

Так получилось, что решили заработать денег, а теперь родственники вынуждены тратить последнее, чтобы поставить их на ноги. Саяна одна воспитывает ребенка, всю помощь на себя взяла ее мама.

Родители, помня об обещании представителей колхоза, собрали все чеки по затратам на лечение и отправили на Сахалин. Уже три месяца им не отвечают ни на телеграммы, ни на телефонные звонки.

Впрочем, Тыхеновы и Забановы уже привыкли к игнорированию. С осени они не могут дозвониться и до представителей "Сармы". Вместо них это сделал корреспондент "Номер один".

Нашей газете удалось узнать у Ефима Занданова, что и Иван, и Саяна застрахованы. Информацию мы проверили и в страховой компании, ее действительно подтвердили. Но почему о страховке не сообщили родителям пострадавших — большой вопрос. Казалось бы, "Сарма" заранее позаботилась о возможных неприятностях и застраховала членов студотряда — похвальное начинание. Однако прошло полгода, а в страховую компанию еще никто не обратился с известием о наступлении страхового случая. Ефим Октябриевич утверждает, что родители знали о страховке. А сам он, по его словам, думал, что чем дольше они лечатся, не обращаясь в страховую компанию, тем больше смогут получить в конце. Доводы более чем странные, согласитесь.

Родители Ивана и Саяны утверждают, что даже и не слышали о страховке. На руках у них не было ни договора, ни копии страхового полиса, с которыми они могли бы обратиться в страховую компанию. Да и как им было об этом узнать, если никто из представителей "Сармы" ни разу не пришел в больницу в Улан-Удэ, чтобы проведать Ивана и Саяну. Если бы родители знали о страховке, то, конечно, не стали бы отправлять чеки на Сахалин, надеясь на доброту Озерского колхоза, а смогли бы вполне законно компенсировать свои траты. Получат ли они теперь полную выплату по своей страховке?

Всего этого можно было избежать, если бы у студентов были на руках копии договора, где прописано, какая им полагается компенсация в случае того или иного несчастного случая, потому что случиться может действительно все. Нашей газете остается предупредить самих студентов и их родителей: отправляясь на заработки, внимательно ознакомьтесь с договором и потребуйте выдать его копию. Как показывает опыт, никто не позаботиться о вас, кроме вас самих.

^