14.02.2007
Странное заявление было озвучено в контексте разговора о перспективах начала в Улан-Удэ широкомасштабного малоэтажного строительства.

Интересное заявление

Как известно, в правительстве России в настоящее время всерьез говорят о необходимости приоритета малоэтажной застройки над многоэтажной. Первый вице-премьер страны Дмитрий Медведев активно ратует за кардинальную активизацию индивидуального малоэтажного строительства. Именно этот путь, по мнению руководителей государства, идеален для России с ее огромными просторами.

Идеология жилищной политики теперь такова, нацпроект корректируется. И, надо сказать, акценты расставлены очень верно. Однако развивать малоэтажное строительство в Улан-Удэ и делать на него ставку местные власти не спешат.

На вопрос корреспондента "Номер один" о том, будет ли смещен акцент на малоэтажное строительство в Улан-Удэ, что позволило бы тысячам семей решить проблему действительно доступного жилья, председатель комитета по строительству мэрии г. Улан-Удэ Виктор Хандаев заявил буквально следующее:

"Первый заместитель председателя правительства Российской Федерации сказал, следовательно, исполнительные органы должны подготовить нормативную базу (а Госдума ее принять) о переносе акцента на малоэтажное строительство, по всей России. Пока что этих нормативных документов нет".

Судя по всему, городской чиновник считает, что вопрос того, насколько широко Улан-Удэ имеет право развернуть малоэтажное строительство, зависит от решения федерального центра. Мысль эта настолько парадоксальна, что с трудом укладывается в сознании простого уланудэнца.

Интересно, какие такие акты должна одобрить Госдума, чтобы власти в далеком забайкальском городке отдали приоритет "малоэтажке"? Установить количество малоэтажных домов, которое позволяется построить на одном квадратном километре? Или, возможно, руководство страны определит, какова должна быть максимальная и минимальная площадь малоэтажного дома? Или что-то другое?

Тот, кто плохо понимает, что за чиновник Виктор Uандаев, разъясним: это один из тех начальников, что занимаются вопросами городского строительства. Да и название комитета, который трудится под руководством Хандаева, говорит само за себя. И этот чиновник, по сути, заявил, что пока из центра не спустят какие-то мифические нормативные акты, столица республики еще долго не увидит расцвета "малоэтажки", индивидуального строительства, а значит, и решения квартирного вопроса. Иначе как отговоркой, причем очень неуклюжей, заявление чиновника назвать сложно.

На самом деле вопрос развития города находится в ведении мэрии Улан-Удэ. Именно городская власть определяет, в каком направлении будет развиваться столица РБ. Будет ли приоритет отдан высотным домам и точечной уплотнительной застройке (образно говоря, "каменным джунглям", когда вид из окна — на стену другого дома) или же власть в русле современной политики нацелится на "малоэтажку".

Пока же городским властям заниматься раздачей супердорогой земли в центре города под опять-таки супердорогие квартиры явно интересней, чем способствовать строительству частных малоэтажных и недорогих домов.

Генплан для людей или люди для Генплана?

Как известно, Улан-Удэ живет в ожидании появления нового генерального плана развития города до 2030 года. По заказу города разработкой документа занимается санкт-петербургский Институт урбанистики.

В ноябре прошлого года институт представил проект городским властям для обсуждения. Улан-удэнские чиновники выдали свои предложения и замечания по Генплану. Разработчики должны были их учесть и доработать генплан. "С 12 по 17 февраля мы ожидаем приезда разработчиков с уже практически законченным генеральным планом города Улан-Удэ", — говорит Виктор Хандаев.

В течение последующих двух месяцев мэрия обещает провести публичные слушания по генплану. Жители УланУдэ смогут подавать свои предложения по проекту. "После публичных слушаний мы скомпонуем все замечания. Что-то учтем, что-то не примем к реализации", — отметил чиновник.

Так что, какой будет судьба предложений, пришедших из народа, зависит от тех, кто будет их рассматривать. Узок их круг, страшно далеки от народа могут они оказаться.

Небольшая доля малоэтажного строительства, индивидуального строительства в новом генплане, конечно, предусмотрена. Но будет ли "малоэтажке" уделено приоритетное внимание, если горожане направят в мэрию сотни предложений об увеличении этой доли? Особенно учитывая, что мэрия не горит желанием делать упор на "малоэтажку", индивидуальное строительство.

Что касается проекта генплана, то затем он будет направлен на госэкспертизу. Мэрия надеется, что в июлеавгусте госэкспертиза одобрит проект. Генеральный план — закон для застройки города. Генплан 1986 года утратит свою силу в первой половине нынешнего года и станет нелегитимным.

Реальность может испортить намерения мэрии

Появится ли к тому времени новый генплан, непонятно. Не исключено, что столица Бурятии останется без этого основополагающего документа.

Генплан г. Улан-Удэ должен обязательно включать в себя план охранных зон вокруг памятников истории и архитектуры. Таковой должен появиться в конце текущего года. Как улан-удэнские власти надеются утвердить генплан, не включающий в себя план охранных зон?

По словам Виктора Хандаева, есть вариант переноса памятников культуры в одно место — на территорию Этнографического музея.

Это предложение позволяет мгновенно решить проблему каких-то там охранных зон. Городская власть намерена продавливать свою линию и даже попытается привлечь к этому правительство Бурятии. Нет памятника — нет проблемы, можно строить какой-нибудь, допустим, банк или супермаркет.

Удастся ли мэрии добиться своего, покажет время. Если операция "Убрать памятник — убрать проблему" не пройдет, то генплан зависнет — придется ждать окончания разработки охранных зон.

^