21.02.2007
Довольно неожиданным событием прошлой недели стало открытое письмо мэра г. Улан-Удэ Геннадия Айдаева депутату Государственной Думы РФ Василию Кузнецову.

Это очень необычный шаг со стороны градоначальника. Пожалуй, раньше Айдаев никогда не делал ничего подобного. Можно долго размышлять над этой странной формой коммуникации, выбранной мэром. Но суть не в этом.

В чем смысл эпистолы? Что же так взволновало Геннадия Архиповича? В своем послании Айдаев вспоминает январскую прессконференцию Василия Кузнецова и разъясняет адресату, (который, кстати, сам является российским законодателем) положения российского закона о "дачной амнистии".

Оказывается, мэра волнует земельный вопрос. Он в данном случае не одинок. Улан-удэнский земельный вопрос волнует самые широкие массы населения. Правда, всех по-своему.

Редакция газеты решила обратиться за комментарием к депутату Госдумы РФ Василию Кузнецову.

В начале нашего разговора Василий Кузнецов вообще не хотел как-то реагировать на айдаевскую эпистолу, заявляя, что надо не перепираться по поводу того, кто что сказал, а помогать людям. Но потом все же высказал свое видение вопроса.

"На той пресс-конференции речь шла не о "дачном" законе. Мы говорили о том, что есть проблема самовольщиков, самозахвата земли, и о том, как решить эту проблему, как поступить с людьми, которые попали в Улан-Удэ в такое тяжелое положение.

Это проблема, которая на совести администрации города, потому что в свое время администрация не принимала меры при попытках захвата земли. И в течение, например, последних восьми-десяти лет люди строились, обживались, на многих участках уже и улицы, и линии электропередач. Проблему эту годами не решали, а теперь вдруг взяли и отдали эти земли другим. Получается задним числом, что люди захватили земли, кому-то отведенные.

Закон о "дачной амнистии" вообще решал другую проблему, а не проблему самовольщиков и самозахвата. Но этот закон решает и вопрос того, что если у дачников есть проблема с самозахватом, то ее можно решить в пользу простых людей. Если земли ранее никому не были отданы и если они не нарушают санитарных норм, почему этого не сделать?

Исполнитель, который готовил письмо Айдаева, готовил его как чиновник, как истинный бюрократ и, на первый взгляд, расписал все правильно. Как бы закон прокомментировал. Но акценты расставил по-другому.

А ведь проблему, тем не менее, надо решать. Начнем с того, что у людей есть желание строить жилье. Власть должна все сделать, чтобы дать им участок земли. И федеральная власть, и президент России прямо говорят об этом. Люди построят себе дом и не будут стоять в очереди и просить бесплатное жилье. Правильно? Но местная власть ничего не делала. Люди сами по себе построились, не дожидаясь пока власти раскачаются, потому что жить где-то надо. И поэтому теперь идут конфликты".

Василий Кузнецов полагает, что на самом деле открытое письмо Геннадия Айдаева, рассчитано не столько на него, сколько на людей.

"Пишет мне, но объясняет людям, что закон-то приняли не такой. Он вас, мол, не очень касается. Дескать, он даже усугубил ваше положение: не будь этого закона, мы могли бы вам решить проблему. Теперь закон запрещает нам это делать.

Но это запрещено делать на землях, ранее кому-то отданных, или нарушающих санитарные нормы. Все другое разрешено. Геннадий Архипович умалчивает об этом", — констатирует Василий Кузнецов.

Депутат Госдумы считает, что проблему можно и нужно решать, что на самом деле решение земельного вопроса полностью зависит от городской администрации.

"Если земли не попадают под санитарные нормы, зоны, никому не принадлежали (на момент захвата), людям нужно отдать эти земли, — говорит Василий Кузнецов. — Раз они хотят отдать земли другим, значит, на них можно строить, значит, проблемы нет.

А тем, кому эти земли переданы позже, отведите другие участки.

Ведь люди деньги затратили, живут, зачем их волновать? Пусть живут. Я подхожу к этому как практик, как управленец. А чиновник, готовивший письмо, объясняет свое бездействие и ничего не предлагает взамен. Говорят, что я якобы не так сказал, неправильно прокомментировал. Я же обращался к администрации Улан-Удэ — бросьте ссылаться на законодательство, предлагал реально решать проблему, * * закон уже разрешает. Это можно делать. А не объяснять людям, почему нельзя ее решить.

Я предлагаю два варианта. Узаконить там, где можно. А там, где нельзя, отвести для этих людей новые участки в обустроенном месте и предложить переселиться. Делают же так в других городах, в том же Иркутске. Выделяют земли, протягивают линии электропередач, воду, дороги, и люди живут там нормально. Тогда люди покидают санитарные и др. запрещенные зоны. Ведь это все-таки решение. И это почеловечески. И закон, еще раз подчеркиваю, не запрещает это делать. Не запрещает обходиться с людьми по-людски.

В Улан-Удэ есть жилищная программа до 2010 года, будут строить инфраструктуру, будут по восемь соток отдавать. Прекрасно. Надо в этом программе предусмотреть часть участков для самовольщиков. Вот мои предложения.

А письмо... Надо не бюрократические препоны искать, закорючки выискивать, надо смотреть на закон так, чтобы с его помощью помогать людям".

И самовольщиков, по словам депутата, надо обязать выполнить ряд условий. Чтобы дома соответствовали стандартам. Тогда самозахватные поселки, напоминающие деревню, превратятся в нормальные цивилизованные пригороды. А городская власть должна обеспечить их дорогами, водоснабжением, другой инфраструктурой.

"И тогда в Улан-Удэ будет город-сад", — заявляет Василий Кузнецов.

^