14.03.2007
В Бурятии на учете по психическим заболеваниям состоит более двадцати тысяч человек. Самыми распространенными являются пограничные заболевания: неврастения, депрессия, неврозы, страхи. И с каждым днем больных становится все больше и больше. Положительные тенденции в решении этой проблемы возможны, только если люди станут более грамотными: не будут бояться или стесняться обращаться за помощью к специалистам. Если же не следить за своим здоровьем, можно очутиться на обочине жизни.
Беднее никого нет

— Психически больные — это самая маргинальная группа нашего общества, — говорит Инна Очирова, главный врач республиканского психоневрологического диспансера. — Хуже и беднее, чем наши больные, никто, наверное, не живет. Они ведь не могут работать наравне со здоровыми людьми.

В советские времена при психиатрических больницах функционировали лечебно-трудовые мастерские (ЛТМ). При республиканском психоневрологическом диспансере работало целых 12 цехов. После перестройки эта служба погибла. Тогда и главный заказчик производимой здесь продукции — приборостроительный завод — выжил едваедва. Теперь здание мастерских зияет черными глазницами окон, пребывая в полуразрушенном состоянии.

— Без трудовой и социальной реабилитации совершенно невозможно, — считает Инна Очирова. — В восьмидесятых все здесь стучало, гремело — работа кипела. Там было все: от столярного и штамповочного до швейного цеха. А сейчас ведь и здоровый человек не может устроиться, а психически больной — тем более.

По мнению Инны Очировой, все это нужно возрождать. В прошлом году в РПНД побывал президент республики. Леонид Потапов обсуждал с руководством больницы вопрос о восстановлении лечебных трудовых мастерских.

— Теперь мы готовимся к этому нововведению. После восстановления мастерских половину помещения мы собираемся сдавать в аренду, а другую половину будем использовать сами, — рассказывает Инна Очирова. — Сделаем спортивный зал, отделение для реабилитации и, конечно, оборудуем рабочие места для душевнобольных.

Уже готовится смета расходов, все подсчитывается, проводится экономическое обоснование.

— Конечно, все это не просто, — говорит Инна Очирова. — Но если мы войдем в Федеральную целевую программу "Развитие психиатрической помощи на 2007—2011 гг.", тогда появится возможность возрождения ЛТМ. Надеюсь, в начале будущего года мы уже будем делать первые шаги.

Лечебно-трудовой поселок

Остро стоит вопрос не только с трудоустройством душевнобольных, но и вообще с их местожительством. По словам главврача РПНД, нередки случаи, когда больного обирают собственные родственники, и при выписке из больницы больному просто некуда идти. Душевнобольные часто не понимают, что их обманывают, и некоторые нечистоплотные люди не прочь этим воспользоваться. Поэтому в перспективе планируется строить жилье для такой категории людей.

— Скорее всего, это будут общежития, — поясняет Инна Борисовна, — для людей, которые по разным причинам оказались выброшенными на улицу. Хорошо было бы, если тут же рядом было и все необходимое для жизни: магазины и прочее. Медицинское обслуживание и помощники в быту у них будут тоже всегда под рукой — ведь некоторые из наших пациентов даже не знают, как себя вести в магазине, не знают денежный курс, как закупить продукты в магазине, правильно все подсчитав, делают массу бесполезных покупок. Долгое пребывание в стенах больницы приводит к дезадаптации, полной несостоятельности в быту.

Выходом может стать строительство своеобразного микропоселка для душевнобольных, где больные смогут и жить и работать. Примеры строительства таких общежитий или ночных домов и даже целых поселков для душевнобольных в России уже есть. Будет ли это поселение для душевнобольных при РПНД в Улан-Удэ, или в Новой Бряни, или еще где-то за городом, пока не решено.

Этот проект, становится все более и более актуальным для нашей республики. По словам Инны Очировой, в Бурятии идет быстрый и неуклонный рост показателей заболеваемости психическими расстройствами.

Эпидемия умственной отсталости

В 2005-м и 2006 годах показатель общей заболеваемости составил около 2900 человек на 100 тыс. населения. Такие показатели несколько ниже, чем в целом по России. Но, как оказывается, это не повод считать, что у нас все благополучно.

— Такая статистика связана с низкой выявляемостью заболеваний, — объясняет Инна Очирова, — что, в свою очередь, напрямую зависит от укомплектованности кадрами, которая у нас, мягко говоря, неудовлетворительна.

К примеру, республиканский психоневрологический диспансер в данное время укомплектован врачами на 51%. Не хватает детских психиатров и психотерапевтов. А в районах их вообще нет. Между тем, показатели умственной отсталости республики превышают среднероссийские показатели в 1,5—2 раза! В Бурятии есть даже целые села и районы, где это заболевание носит массовый характер, своего рода эпидемии.

По прогнозам медиков, к 2020-му году психические заболевания, в частности депрессии, займут лидирующие позиции среди прочих заболеваний. Что и будет одной из первых причин высоких показателей инвалидности, нетрудоспособности и смертности. Чтобы противодействовать опасным тенденциям, врачи большое внимание уделяют развитию внебольничных форм лечения.

— Мы укрепляем внебольничное звено работы. — говорит Инна Очирова, — Недавно открыли новый Психологопсихотерапевтический центр и дневной стационар (на Модогоева, 8). В первую смену там работает дневной стационар, а во вторую функционирует психологический центр.

Активизируют врачи и работу с детьми. Как отмечает Инна Очирова, в отношении детей уже давно пора бить тревогу. Сейчас уже не редкость, когда школьникам ставят диагноз "взрослых" психических болезней. Появилось очень много новых форм — неврозов, личностных расстройств, девиантного поведения среди детей и подростков. Причем их уровень выше, чем у взрослого населения.

— Среди детей и подростков уровень заболеваний достаточно высокий, — замечает врач. — Ведь это незащищенный контингент, который более чутко реагирует на все изменения, происходящие в стране. Уже с детства ребенок может иметь какие-то симптомы, но родители не обращают на это внимание. А задуматься стоит: почему ребенок не хочет ходить в детсад, почему плохо спит, почему у него плохой аппетит? И на эти и другие вопросы есть ответы у детских специалистов психологопсихотерапевтического профиля.

Но, несмотря на очевидные проблемы со здоровьем, обращаться к специалистам по психиатрии жители республики не торопятся. Как вспоминает Инна Борисовна, даже родственники погибших в Иркутской авиакатастрофе, которые были приглашены на реабилитационные занятия, предпочли остаться наедине со своей трагедией.

— Наш менталитет таков! — сокрушается главврач РПНД. — Люди обращаются к разным докторам соматического профиля, всяческим целителям, стараясь избегать нас. И только в запущенных случаях, когда деваться уже просто некуда, они идут к психотерапевтам. Если у вас есть какие-то проблемы, обратитесь хотя бы в тот же специальный центр, в котором специалисты осмотрят вас или вашего ребенка и дадут какие-то рекомендации. Тем более, что все это может быть анонимно.

^