21.03.2007
Когда Алексей узнал, что у его новорожденного сына обнаружен тяжелый врожденный порок, у него был шок. Второй его сын, Никита, родился с патологией прямой кишки — она просто не до конца сформировалась. Ничего подобного ни в роду Алексея, ни у его жены Ларисы не было. Их старший пятилетний малыш родился здоровым, и вторая беременность протекала без осложнений, Никита был доношенным. Поэтому известие о том, что ребенок родился больным и ему срочно нужна операция по реконструкции кишки, стало настоящим ударом для молодых родителей. Сейчас Никите необходимы две операции — в Иркутске и Москве.

Алексей очень переживает за своего сына. По нескольку раз в день он звонит жене и семимесячному сыну в больницу, приезжает к ним, достает Никите безлактозную смесь для питания. Никита с мамой постоянно в больнице. Бывает, что гостят дома всего день, а потом вновь на несколько недель переселяются в стационар.

Никите всего семь месяцев. Через два месяца после рождения он получил инвалидность. Сейчас ему требуется две операции — сначала на почке, а потом на прямой кишке.

— Операцию на кишке врачи посоветовали делать в Москве в клинике Ленишкина при Центре здоровья детей, — сбиваясь от волнения, рассказывает отец Никиты. — Мы звонили в эту клинику, спрашивали, сколько будет стоить операция, нам не ответили. Но наши врачи сказали, что деньги нужны немалые, и начинать их собирать необходимо прямо сейчас. Ведь нужны средства не только на операцию, которая будет проходить в два этапа, но и на проживание.

Но перед этим нужно сделать операцию на почке в Иркутске. Так поступить посоветовали чете Смирновых московские врачи. Денег на операцию, несмотря на все усилия Алексея, не хватает. Молодая семья несколько лет назад переехала в город из района: в родной деревне не было работы. Сейчас они живут в дачном поселке, купили и обустроили там домик. Алексей подрабатывает где придется — то таксистом, то грузчиком, не гнушается ничем. Поначалу Алексей работал механиком на одном из предприятий, но когда в августе прошлого года его жена легла в роддом, ему отказали в отпуске, пришлось уволиться.

Чтобы вылечить почку, можно получить сертификат на бесплатную операцию, которую нужно сделать в Иркутске. Но за добыванием необходимых для этого документов проходит время. Да и Никита часто лежит в больнице с температурой, в почке идет воспалительный процесс. Чтобы спасти почку, нужно срочно сделать операцию.

— Нам предложили ехать в Москву и там сделать сразу две операции, — продолжает Алексей. — Но между операциями тоже должен быть промежуток. А это дополнительные затраты на проживание. Не знаю, что нам делать.

На операцию в Москву врачи порекомендовали ехать, когда Никита наберет 9—10 килограммов. В этот период выше выживаемость грудного ребенка, после года ему восстанавливаться будет уже сложно. Сейчас он как раз набирает десятый килограмм.

Никита очень развитый мальчик. По словам отца, он раньше, чем старший сын начал понимать и реагировать на окружающие события. Когда Никита бывает дома, то и улыбается, и играет, и ползает, как обычный ребенок. Только вот открытая рана на боку порой беспокоит. Из-за этого в доме приходится всегда соблюдать температурный режим, а иначе можно застудить больного ребенка. Каждые 10 минут малышу менеются повязка на ранке. Кожа смазывается цинковой мазью, протирается, чтобы не появилось раздражение. Родители пробовали ставить Никите калоприемник, но аппарат не подошел малышу, вызывал раздражение на коже, отчего он постоянно плакал.

Никита очень привязан к отцу. Буквально чувствует его на расстоянии.

— Если я собираюсь куда-то ехать, он чувствует это, начинает беспокоиться. Уже несколько раз бывало, что жена звонит мне из больницы и спрашивает, куда я собираюсь. Когда же я прихожу в больницу или просто звоню по телефону, сын весь просто цветет от счастья.

Старший сын Смирновых пока находится у бабушки в деревне. Ходить вместе с отцом по министерствам, стоять в очередях и постоянно бегать из больницы домой, а из дома на работу, он не сможет.

— На днях я пойду в министерство здравоохранения, и не выйду оттуда, пока там не переговорят с иркутскими врачами, — мягкий голос отца вдруг становится твердым и решительным. — Если не удастся получить сертификат на бесплатную операцию, я все равно где-нибудь найду деньги, чтобы вылечить сына. Он должен жить.

P. S. Имена ребенка и его родителей изменены.

Редакция обращается к министру здравоохранения РБ В.В. Кожевникову, ко всем неравнодушным людям с просьбой о срочной помощи. Со своей стороны мы обещаем проинформировать о тех, кому оказалась небезразлична судьба маленького мальчика.

^