28.03.2007
В прошлом году в Бурятии произошел невиданный взрыв в торговых отношениях с Китаем. Это стало логическим продолжением непрерывного роста, который шел все последние годы. Объемы внешнеторгового оборота в долларовом выражении стремительно наращиваются. Неуклонно, как будто на дрожжах, растет и удельная доля Китая во внешнеторговом обороте республики.
КНР стала для Бурятии внешнеторговым партнером "номер один". В минувшем году Поднебесная прошла "экватор": на Китай пришлось уже 59 процентов бурятской внешней торговли. Причем "экватор" был преодолен мгновенно — доля КНР выросла с 35 до 59 процентов всего за один год.

Рекорд

Бурятия легко и непринужденное пришла к тому, чего какаянибудь Франция или Великобритания добиваются путем постоянных усилий и упорного труда. Речь идет о положительном сальдо во внешней торговле.

В прошлом году Бурятия продала Китаю товара на 212 миллиона долларов США. За этот же срок китайцы продали нашей республике своего товара на 20 миллионов долларов (по крайней мере, легально). Налицо огромнейшее положительное сальдо, исчисляемое почти в двести миллионов "зеленых".

Такого гигантского товарооборота между нашей республикой и КНР в обозримом прошлом не было никогда.

В 2003 году товарооборот равнялся 64 млн. долларов, в 2004 — 92 млн., в 2005 — 132 млн. И 232 млн. в прошлом году. На китайском направлении минувший год стал для Бурятии рекордным не только по величине оборота. Рекордным стал и стомиллионный скачок. Таких темпов не было никогда.

Деревянное сальдо торговли

Бурятия переторговала Китай. Мало кому на нашей планете удавалось сделать это. Даже Америка имеет отрицательное сальдо в торговле с КНР. А мы сделали это. Впрочем, особой радости такое положение дел не вызывает.

По свидетельству специалистов Министерства экономического ` …"(b(o Бурятии, более половины стоимости экспорта в Китай составляют товары группы "древесина и изделия из нее". Это и есть основа бурятских экспортных поставок. Не будь этого, взаимная торговля вообще бы захирела.

По данным официальной статистики, за прошлый год в КНР было экспортировано свыше полутора миллионов кубометров "кругляка", а также более ста тысяч тонн обработанного пиломатериала.

Из высокотехнологической продукции машиностроения в Китай экспортируются только вертолеты нашего авиазавода, комплектующие и запчасти к ним.

То, что Бурятия стала для китайцев местом, где можно черпать сырье, а также продавать свой китайский товар, понимают все.

Многие в республике возмущены тем, что китайцы "расхищают" лесное достояние республики. Но, если вдуматься, то "деревянная" основа бурятского экспорта в КНР — не самый плохой вариант.

Во всяком случае, это гораздо лучше, чем если бы в основе экспорта лежал уголь или руда. Все дело в том, что древесина — возобновляемый ресурс. Древесный потенциал способен восстанавливаться. Имея такой ресурс, было бы глупо не использовать его. Посадите молодые деревца — и через пару веков здесь опять будет сказочная тайга. Чего не скажешь об угле, золоте или цинке.

Примечательно, что на второе после леса место по итогам экспорта Бурятии в Китай вышел экспорт машин, оборудования и транспортных средств. Это 36 процентов стоимости бурятского экспорта. Поднебесная покупает у нас прежде всего продукцию авиазавода. Не будь завода, мы были бы всего лишь экспортерами даров природы, обработанных и необработанных, типа кедрового ореха, которого республика в прошлом году "загнала" в Китай многие сотни тонн.

Неиспользованные возможности

В торговле не все так просто. Анализ прошлогодних итогов выявляет факты, которые говорят, что бурятская сторона зачастую напрасно тратит деньги на покупку китайских товаров. Фактически выбрасывает деньги на ветер...

Так, из Китая в Бурятию было ввезены многотонные партии плодоовощной продукции. Предположим, с ввозом почти 300 тонн винограда, 616 тонн цитрусовых, можно согласиться. Каким-то образом, стиснув зубы, можно примирится с покупкой в Китае 1400 тонн томатов и почти 3000 тонн груш и яблок.

Но как можно спокойно воспринимать покупку в соседней стране почти двух тысяч тонн репчатого лука и чуть ли не четырехсот тонн капусты? Деньги, заплаченные за них, могли бы достаться сельчанам РБ, но, как видим, не достались. Неужто масштабное выращивание капусты стало хитростью, доступной только китайцам? Платить загранице за такие товары, по сути, большая глупость.

Впрочем, прошлый год дал надежду, что Бурятия возьмется за ум. В 2006 году наши бизнесмены впервые осуществили серьезные закупки не продуктов и ширпотреба, а технологического оборудования и иных средств производства. Идет модернизация. Купили на десять миллионов долларов (в 2005 г. — на два миллиона). Здесь отмечен резкий рост: на передовое оборудование пришлась аж половина импорта из Китая, что тоже стало отличительной чертой прошлого года.

По свидетельству Андрея Бунаева, консультант отдела международного сотрудничества Минэкономики РБ, было приобретено более трехсот станков для обработки дерева и металла, пять зерноуборочных комбайнов, двадцать девять тракторов, 113 транспортных единиц и т.д.

Среди парадоксальных моментов бурятско-китайской торговли можно отметить то, что Бурятия импортировала почти на три миллиона долларов (чего бы вы думали?) стекла:

Скованные одной цепью

"Бурятии предначертано иметь тесные связи с Китаем, — считает Андрей Бунаев. — От этого никуда не деться. Уж так мы географически расположены, что Китай и Монголия — наши приоритетные зарубежные партнеры. И так будет всегда".

Как бывает в отношениях между сильным и слабым, игра идет на условиях более сильного. Эта ситуация характерна для всей России. Китай участвует в тех экономических проектах на территории Бурятии, в каких он заинтересован. К примеру, в лесном бизнесе республики действуют четыре компании со стопроцентным китайским капиталом. В целом в Бурятии работает семнадцать предприятий с российскокитайским или чисто китайским капиталом.

"Один из положительных примеров сотрудничества с Китаем показывает ОАО "Байкальская лесная компания", — говорит Андрей Бунаев. — В рамках сотрудничества с КНР оно получило товарный кредит от китайского партнера на сумму более восьмидесяти миллионов рублей. Была приобретена технологическая и лесовозная техника: автомобили "МАН", "Мерседес", погрузчики, автолесовозы — все производства Китая. Они молодцы, конечно. На средства от продажи в Китай лесопродукции приобретают новейшее оборудование не только в Китае, но и в странах Европы. Для наращивания заготовки древесины компания привлекла из Китая 290 рабочих. А продукцию экспортируют вплоть до Южной Америки и Африки".

Китайские строители привлекались в Улан-Удэ к возведению детской многопрофильной больницы, административного небоскреба налоговой инспекции, реконструкции театра оперы и балета, здания банка "Русский стандарт", торгововыставочных и торгово-офисных центров в центре Улан-Удэ. Китайцы принимают участие в строительстве восьми многоквартирных домов в столице Бурятии, а также коттеджей в 105 микрорайоне.

Малоизвестный факт : сегодня почти семьдесят процентов (!) кирпича, выпускаемого в Бурятии, изготавливается на оборудовании, приобретенном в Китае. Специалисты и рабочие из Поднебесной участвуют в строительно-монтажных, пусконаладочных работах и в самом производственном процессе выпуска кирпича.

В Джидинском районе прорабатывается вопрос создания СП по выпуску кирпича. Район уже посетили специалисты из Китая, которые взяли образцы глины на анализ. Качество сырья их устроило. Сегодня обсуждаются экономические аспекты работы потенциального предприятия: каков будет вклад каждой стороны, на каких условиях и др.

Активно участвуют китайцы и в сельскохозяйственном производстве республики.

Как известно, бизнес Китая пытался проникнуть в горнорудную отрасль Бурятии. Но накануне тендера на право освоения одного из крупных месторождения полиметаллов китайская фирма не была допущена к участию в нем.

Невоплощенные проекты

Базой для развития отношений является соглашение о сотрудничестве между правительствами Бурятии и автономного района Внутренняя Монголия КНР. Это весьма обширный документ, рассчитанный на 2006—2008 гг. Однако уже сегодня ясно, что целый ряд проектов соглашения воплощен не будет.

Среди них можно назвать проект создания СП по переработке древесины в Баунтовском районе. По словам Андрея Бунаева, китайская сторона не проявляет интереса к нему, т.к. выяснилось, что транспортировка продукции с севера требует больших транспортных затрат.

"Большая проблема есть с производством неорганических пигментов с последующим производством красок на основе месторождений Бурятии. Пока здесь нет никаких подвижек. Та же самая картина наблюдается по проекту производства стекольного сырья и силикатных материалов. Администрация Баунтовского района предлагала проект организации тепличного хозяйства на базе местного курорта, но здесь тоже тишина", — отмечает Андрей Бунаев.

Были планы поставки живой икры омуля и пеляди на рыборазводные заводы Китая. С китайской стороны есть очень большой интерес. Они хотят осуществить этот проект. Китайцы вообще любят использовать рыбу в своей кухне. Тем, кто пробовали нашего омуля, он очень понравился. Теперь хотят разводить его у себя в товарных масштабах. А омуль - - это особая рыба, в Китае ее нет. Однако в связи с введением ветеринарных ограничений российскими контролирующими органами, экспорт такой продукции запрещен".

Среди прочих и другие бизнес-проекты наподобие ювелирной обработки нефрита в Баунтовском районе. До окончания действия соглашения есть еще полтора года, и есть надежда, что какие-то из проектов реализуются.

Бурятский бизнес, увы, не имеет на территории КНР ни одного своего предприятия — мы там ничего не добываем, ничего не выпускаем.

^