04.04.2007
Вся страна следила за трагедией семьи Полины Мальковой — пятилетней девочки из Красноярска, сначала пропавшей, а потом обнаруженной мертвой. История ужасна еще и тем, что такое может произойти где угодно. И в Улан-Удэ родители не могут быть уверены, что их чадо в безопасности. Жительница столицы Бурятии Ирина Кириллова долгое время не может добиться элементарного — запертых ворот детсада, в который она водит своего сына. Детский сад 110 расположен, на первый взгляд, в спокойном месте. Вокруг дома, дворы, гаражи. Но это на первый. Асфальтовая дорожка, идущая от въезда на территорию сада, используется далеко не только мамами с колясками. Чаще всего по ней разъезжают автомашины, невзирая на бегающую детвору.

— Как-то раз идем, а они едут на нас, да еще и сигналят, — возмущенно вспоминает Ирина. — Меня это возмутило. Потом я уже решила не отходить с дороги. Водитель на меня так посмотрел! Видимо, он торопился. И едет прямо на меня с ребенком.

Когда-то забор детского учреждения был оснащен, как и положено, воротами. Хочется напомнить, что "Номер один" уже поднимал такую проблему более двух лет назад, и тогда выяснилось: по специальному положению центральные ворота детского сада должны открываться только при ввозе продуктов или вывозе мусора. Но что мы видим? Какие-то положительные изменения? Увы и ах — ноль целых и ноль десятых. В частности, воротами сада 110 пользовались все кому не лень в любое время.

Впрочем, справедливости ради отметим, что были и заметные действия. Когда родители написали однажды в райадминистрацию письмо, оттуда пришло предписание, и в один из последующих дней взрослые обнаружили ворота запертыми, а в детсаду — объявления, запрещающие въезд на территорию. Какое-то время ворота, действительно, были заперты, но потом все вернулось в прежнее состояние.

А в ноябре 2006 года возле территории детсада начали строить капитальные гаражи. Сгребавший щебень и песок трактор, неосторожно развернувшись, попросту снес ворота с петель. После этого от них остались только воспоминания и два столба с жестяными флажками. Тогда Ирина снова поинтересовалась у администрации сада: а что насчет ворот? Ей сообщили, что вот-вот, буквально через неделю, появятся замечательные ворота с калиткой, все уже заказано. Прошла неделя, другая, а воз и ныне там. Теперь кивают на строителей, мол, они снесли нам ворота — им и возводить новые. После этого Ирина поняла: задавать вопросы практически бесполезно.

Сын Ирины становится все старше, все самостоятельнее. Как-то он признался маме, что отсутствие ворот позволяет им запросто бегать за территорию сада. Дети есть дети — придумали новую игру: выталкивают мелкие игрушки через забор из рабицы и мчатся их подбирать, выскакивая через зияющий проем на улицу. Сынишка нашей собеседницы вовсе пытался уйти из сада, даром что ли не заперто. Вовремя остановили.

— Недавно ребятишки бегали, и выехала машина. Воспитательница стояла рядом со мной разговаривала и аж ахнула! Чуть не случилось страшное! — вспоминает она. — Вот в вузах охрана, в лицеях охрана, в школах охрана. А в садах нет ни охраны, ничего. А кто защитит ребенка? Даже ворот — и тех не бывает.

В детском саду 110 нам так прокомментировали ситуацию:

— Мы уже работаем с прокуратурой Советского района по этим воротам, — сообщила заведующая садом. — Те виновники, которые нам сломали ворота, клянутся все исправить. Они не отказываются, но сейчас сыро, холодно. А когда сломали — у них не было света. Они сказали: "Мы вам сделаем, когда пройдет зима и когда нам подключат электричество к гаражам". Я думаю, что они поставят, но когда именно, не могу сказать. Хотя они обещают: когда наступит тепло. То есть в апреле-мае.

А пока что въезд на территорию сада не ограничен. Служебные машины заезжают со специального хода, а центральным активно пользуются родители. Они, видимо, делятся на тех, кто способен думать, кроме собственного удобства, о безопасности чужих детей, и тех, кто озабочен лишь своим комфортом. Последние с чистой совестью не реагируют на замечания и предупреждения и ездят по детской территории.

— Я даже не знаю, с чего начинать, — говорит Ирина Кириллова. — Думала, начну с заведующей и в конце концов до Потапова дойду. Ну а кто будет действовать? Никому ничего не надо, пока конкретно не коснется. Чего ждут? Был как-то в городе случай, что шестилетнего ребенка сбила спецмашина, неужели мало?

^