25.04.2007
Накануне 8 марта в семью Баира и Софьи Гармаевых пришла трагедия. Их сын, солдат срочной службы, 19- летний Мунко, был обнаружен повешенным. Поверить в то, что спокойный и веселый парень из Курумкана, который мечтал служить в армии, вдруг без всякой причины свел счеты с жизнью, не может никто из знакомых Мунко. И не потому, что вокруг самоубийств в армии так много недомолвок, и не потому, что родные Мунко знают наверняка, что он просто не мог вот так умереть, а потому что родители солдата располагают рядом непонятных для них фактов, которые показывают: их сын умер страшной и таинственной смертью.

Мунко Гармаев был призван в ряды Российской армии 6 ноября 2006 года. Через четыре дня его вместе с десятью призывниками из Бурятии отправили служить в Московскую область. Мунко на тот момент уже имел профессию электрика и умел водить машину, потому его, высокого крепкого парня, определили в часть при Военно-техническом университете в подмосковном городе Балашиха. Родные были этому только рады: часть считается хорошей, да и самому Мунко там понравилось, после службы он собирался, если будет возможно, остаться там служить по контракту.

Мунко был младшим среди четверых сыновей. Все его братья отслужили, потому и он даже не думал уклоняться от армии. Перед призывом братья дали ему наказ, как вести себя на службе, чтобы и слабым не оказаться, и, если нужно, постоять за себя. Мунко был рад, постоянно писал домой и звонил. И ни в одном из писем не было ничего, что обеспокоило бы родителей. Писал, что у него все хорошо, что служба идет своим чередом. Расспрашивал про здоровье родителей и про новорожденного племянника. Казалось, все и впредь будет хорошо, но однажды жизнь большой семьи Гармаевых будто взорвал звонок из Балашихи. Вечером 7 марта, когда в родительском доме шли приготовления к празднику, вдруг прозвучали страшные слова: Мунко умер. А на следующий день пришла телеграмма: "Сообщаю, что ваш сын, Гармаев М.Б., трагически погиб. Начальник ВТУ Генерал-лейтенант В. Ивановский".

— В тот момент никто из нас не поверил, что Мунко больше нет, — рассказывает старший брат, Андрей Гармаев. — Все были в шоке. Ведь он буквально за три дня до этого звонил мне, у него все было хорошо, и он обещал, что обязательно позвонит 8 марта и поздравит маму с праздником.

Тело Мунко привезли самолетом, из Улан-Удэ родные доставили его в родной Курумкан. Вместе с ним приехали сопровождающие из части, подполковник и командир роты, который и обнаружил Мунко повешенным. Они рассказали, что в тот день в два часа дня его не оказалось на построении, а вскоре в каморке, где Мунко работал электриком, он был найден висящим на проволоке (хотя по телефону родным сообщалось, что на ремне), его ноги были полусогнуты и касались пола. При нем была найдена записная книжка, которая сейчас находится в прокуратуре Балашихинского гарнизона. Военные сообщили, что сейчас по факту смерти Мунко заведено уголовное дело. Позже из Московской области в Курумкан приезжал следователь прокуратуры, который опросил родителей солдата, его друзей, выясняя, не было ли у него причин для самоубийства. Но ни одного психотравмирующего фактора так и не было найдено.

— Да мы и сами спрашивали Мунко, не обижают ли его там, — вспоминает Андрей. — Он отвечал, что все нормально, бывает только по мелочам. За несколько дней до смерти он просил выслать ему симку, сотовый ему обещали оставить дембеля, с которыми он, как я понял, жил дружно. Что произошло с ним в тот день — до сих пор для нас загадка.

Вместе с телом Мунко, запаянным в цинковый гроб, родным солдата были присланы его фотографии, сделанные уже после его смерти, в гробу. Семья предполагает: возможно, кто-то не хотел, чтобы гроб вскрывали, потому Гармаевы решили вскрыть гроб, и сами осмотреть тело парня. И вот первая странность - - оказалось, что никакой полосы ни от проволоки, ни от ремня на шее у Мунко не было, как, впрочем, и других синяков или ссадин, хотя в акте о вскрытии было записано, что парень умер в результате странгуляционной асфиксии. Родные уверяют, что знают, как может выглядеть повешенный: след от удавки всегда есть.

Другим обстоятельством, которое насторожило родных Мунко, стало то, что его тело со стороны спины было вскрыто от головы до голени, чего, по их словам, обычно не делается. Вскрытие сделали в госпитале им. Бурденко, и, наверняка, профессионально, но семья Мунко подозревает страшное: не пошли ли вены их родственника на донорство. Подозрений к этому добавили их знакомые медики: вены могут быть использованы для операции по шунтированию сердца.

— Все очень странно, — обеспокоено говорит родственница Мунко Надежда. — Мало ли что, вдруг кто-то подумал, что простого парня можно вот так... Да и следователь прокуратуры обронил, что многое в судмедэкспертизе не совпадает с тем, что есть, многое просто не записано.

Есть еще одна странность, которую родные солдата не могут объяснить. В зажатом кулаке Мунко они обнаружили клок черных и седых волос. Что это значит, они даже боятся подумать. Возможно, перед смертью парень боролся с кем-то.

Все их попытки связаться с сослуживцами, которые во время службы давали Мунко телефон, чтобы звонить домой, оказались безуспешными: их номера заблокированы. Второй же призывник из Бурятии, который служил вместе с Мунко, все это время находится в госпитале, где лечит зубы.

12 марта Мунко Гармаева похоронили, а через день в дом к его родителям пришло два письма, уже от умершего сына. Мунко отправил их 6 марта, за день до смерти. В обоих письмах не было ничего странного, парень писал, что у него все хорошо, кормят нормально, поздравил с наступающим праздником. Родные не верят, что Мунко, самый высокий и крепкий во взводе, и, как говорят братья, "спокойный, как танк", необидчивый и самостоятельный парень мог вот так покончить с собой. Семья Гармаевых написала заявление в Комитет солдатских родителей Бурятии с просьбой разобраться и помочь выяснить истинную картину происшедшего с Мунко.

— По какой-то причине именно в Курумкан с трагической регулярностью приходит "груз 200", — комментирует ситуацию Ольга Ганичева, председатель Комитета солдатских родителей РБ. — Из этого района много гибнет ребят, это уже настораживает. Вообще же от бойцов, служащих в Московской области, поступает много жалоб. Только с начала этого года к нам в комитет обратились с просьбой помочь две семьи, чьи сыновья погибли в армии, еще двое пропали без вести, и по каждому из этих заявлений мы разбираемся. Наш комитет возьмет под контроль расследование смерти Мунко Гармаева, мы обратимся к командованию части, где он служил, в военную прокуратуру, чтобы были установлены истинные причины его смерти. И еще. Если, не дай бог, подобная трагедия случилась, я советую, как бы тяжело ни было, обязательно вскрывать гроб, если есть возможность, делать независимую экспертизу, фотографировать или снимать погибшего на камеру, чтобы были все необходимые по делу доказательства.

^