09.05.2007
На прошлой неделе в Волгограде произошло событие, равного которому в новой истории России еще не было: арестован глава силовиков целого региона, начальник ГУВД Волгоградской области, бывший главный милиционер Бурятии, долгое время казавшийся несокрушимым и непотопляемым Михаил Цукрук. Ущерб, нанесенный имиджу МВД этим арестом, с лихвой перекрывает даже нашумевшее дело "оборотней в погонах".

Мы посчитали уместным пройтись по основным вехам "блистательной" карьеры Михаила Цукрука, в особенности в должности министра внутренних дел Бурятии. Думается, у "Номер один" есть особое право на некий экскурс в собственные публикации, так как на протяжении всей деятельности г-на Цукрука в республике наша газета единственная из СМИ Бурятии последовательно объясняла читателям его несовместимость с министерской должностью. Надо отметить, что это было самое мрачное время для нашего еженедельника: милицейские "наезды", обыск, угрозы в адрес сотрудников газеты и членов наших семей стали в то время неизменной ценой, которую приходилось платить за резкую критику всесильного министра. Как оказалось, награда неизменно находит своего "героя" (надо сказать, что это не первый и наверняка не последний факт подобного рода — рано или поздно разоблачаемые изданием зарвавшиеся чиновники пожинают плоды своей бурной деятельности).

О чем сообщал "Номер один". "Взлет" генерала

До прибытия Михаила Цукрука в Бурятию местные милицейские чины, конечно, тоже были не ангелами, но если и бедокурили, то осторожно. Новый министр привнес в традиционное, можно сказать, "патриархальное" существование столичный размах, беззастенчивость и даже гламурность.

В мае 2004 "Номер один" в публикации "А в терем тот высокий нет хода никому" сообщил, что в сосновом лесу недалеко от Верхнего Саянтуя на территории детского лагеря "Костер" была отстроена своеобразная резиденция министра, официально именуемая реабилитационным центром МВД. Даже по внешнему виду трудно было назвать это реабилитационным центром: слишком уж он был похож на "охотничий домик". За высоким деревянным забором красовался особняк из цилиндрованных бревен. Резиденция круглосуточно охранялась вооруженным милиционером. Нам так и не удалось найти ни одного рядового милиционера, который отдохнул или полечился бы в центре, например, после командировки на Северный Кавказ. В то время как большая часть зданий ОВД республики не ремонтировалась и постепенно приходила в негодность.

В июне того же 2004 года "Номер один" поведал читателям о том, как Михаил Цукрук по своему хотению израсходовал 7 миллионов рублей.

Правительство Бурятии выделило МВД республики эту сумму на покупку четырехэтажного здания у судостроительного завода для работы рядовых сотрудников министерства. В марте 2004 года республиканские чиновники с удивлением обнаружили, что судостроители недовольны и вообще собираются подавать в суд. Как оказалось, ни копейки из причитающихся им денег они не получили. Озадаченные чиновники в своем письме задали Михаилу Цукруку резонный вопрос: "А где, собственно, деньги?" На что из МВД был получен уклончивый ответ: "Принято решение здание не покупать" — и предложено расторгнуть договор с судостроителями.

Вместо здания министр Михаил Цукрук в спешке стал покупать компьютеры, мебель, автомашины, автомагнитолы, рольставни, тепловые завесы, кондиционеры и т.д., и т.п. Но если компьютеры еще можно отнести к разряду необходимых трат, то возникает вопрос: зачем МВД понадобились тогда теннисный стол, холодильник, электроплита, котлы на сумму 726 тыс. руб., а также музыкальный центр? С главной задачей МВД — борьба с преступностью — подобные траты как-то не вязались.

Михаил Цукрук побил все рекорды расторопности, потратив за неделю перед новым 2004-м годом почти семь миллионов. Неосвоенными остались лишь 185 тысяч рублей. На них у министра, видимо, не хватило фантазии. Итогом бюджетных игр стало то, что правительство Бурятии оказалось ответчиком в арбитражном процессе по иску судостроительной компании. И по решению суда было вынуждено выплатить 615 тысяч рублей владельцу здания в качестве неустойки за невыполнение договора купли-продажи.

Такое пренебрежение к республиканским деньгам и другие не менее нелицеприятные факты стали причиной серьезного конфликта между руководством республики и Михаилом Цукруком.

В июле 2004 года, выступая на расширенной коллегии министерства внутренних дел, Леонид Потапов отметил, что в первом полугодии 2004 года органами прокуратуры выявлено 825 скрытых от учета преступлений. Это было вдвое больше аналогичного показателя прошлого года. "Известны многочисленные факты, когда сотрудники милиции укрывают грабежи, разбои и даже убийства. За последние два года деятельность руководства МВД Бурятии приобрела ярко выраженную публичность, граничащую с откровенной показухой", — заявил тогда президент Бурятии.

По некоторым данным, готовил доклад Леониду Потапову к расширенной коллегии МВД его пресс-секретарь Андрей Капустин.

Сразу после этого Андрея Капустина обвиняют в получении взятки, арестовывают, и он скоропостижно умирает при загадочных обстоятельствах в СИЗО вскоре после допроса сотрудниками УБЭП. Адвокат Анатолий Ивлев утверждал тогда: "В СИЗО Капустину предлагали пойти на сделку: сознаться в том, что он "торговал" лояльностью шефа, выйти на свободу под подписку о невыезде, а потом получить условный срок. Капустин на эту сделку не пошел".

В Бурятии в то время очень многие пришли к выводу, что задержание пресс-секретаря, который в момент ареста вообще находился в отпуске, напрямую связано с непростыми отношениями между президентом Бурятии Леонидом Потаповым и главой местного МВД Михаилом Цукруком. Адвокат Ивлев вообще прямо назвал арест своего подзащитного "провокацией правоохранительных органов". Примечательно, что Михаил Цукрук не опроверг эти слова.

Спустя некоторое время Леонид Потапов в присутствии прессы так прокомментировал действия Михаила Цукрука: "Я считаю, таким людям не место в правоохранительных органах". Кроме того, президент свою позицию, подкрепленную фактами, довел до руководства МВД России. Почему тогда в Москве не прислушались к доводам опытного политика, к крайне негативным статьям о "художествах" Цукрука в прессе, и генерал не только не получил порицания, но и был назначен с повышением в Волгоград, остается большим вопросом. Вообще в то время многие склонялись к выводу, что без "толкача" в столице такую головокружительную карьеру сделать было бы невозможно. Так или иначе, за не пресеченные вовремя "подвиги" генерала сегодня МВД расплачивается собственным престижем.

О чем писали волгоградские СМИ. Начало конца

После того, как пошли слухи о назначении Михаила Цукрука начальником Управления внутренних дел Волгоградской области, в тамошней прессе не замедлила появиться информация о "достижениях" министра в Бурятии.

Сергей Трофимов, корреспондент ИТАР-ТАСС, специально для "Волгоградской правды" в числе прочего тогда писал:

"С грубейшими нарушениями российского законодательства МВД Бурятии израсходованы 8 млн. рублей на изготовление спецпродукции для республиканской Госавтоинспекции. Возможно, что данное нарушение произошло случайно, но доподлинно известно, что заказ с предоплатой был размещен в фирме соседнего региона, с руководителем которой министр в приятельских отношениях".

Много писалось и о людях, связанных с коррупционными скандалами, в свое время уволенных из органов в Иркутске и восстановленных Цукруком.

Кроме того, волгоградцы узнали о мелких шалостях их будущего начальника. О том, как он открыл стрельбу из пистолета в автохозяйстве республиканского МВД, чтобы открыть замок одного из боксов, и о том, как разбил японский мокик, наскочив на железобетонную ограду. Но это, конечно, мелочи по сравнению с тем, что именно по команде министра были отпущены два рефрижератора с техническим спиртом, задержанные на трассе Иркутск — Улан-Удэ.

Тем не менее, указ о назначении Михаила Цукрука начальником CSBD Волгоградской области был подписан 30 декабря 2005 года.

Прощался с Бурятией Михаил Цукрук по-царски. Он устроил на втором этаже ресторана "Бурятия" грандиозный закрытый банкет. Непосредственно перед этим был перекрыт не только весь этаж, где проводился званый раут, но даже подъездные пути к гостинице. Газеты, к числу которых по известным причинам не принадлежал "Номер один", отъезжающему в теплые края генералу и его особым заслугам перед Бурятией дружно пели гимны.

О чем говорят материалы дела. Арест

Однако "особые заслуги", а тем более желание приумножить их на новой должности не обеспечили Цукруку безоблачную карьеру в Волгограде. Уголовное дело в отношении главы ГУВД Волгоградской области облпрокуратура возбудила 30 апреля 2007 года. Ему инкриминируется "нецелевое расходование бюджетных средств", "превышение должностных полномочий" и "получение взятки" (ст. 285, 286 и 290 УК). Господин Цукрук не пришел на допрос к следователю, и тогда его задержали в волгоградском кардиоцентре, куда глава ГУВД обратился с жалобами на боли в сердце. Врачи кардиоцентра на месте выдали заключение о том, что милиционер здоров, и он был задержан.

Как подчеркнул прокурор Волгоградской области Леонид Беляк, следствию пришлось ходатайствовать об аресте Михаила Цукрука из-за "острого противодействия с его стороны установлению истины". 1 мая суд санкционировал арест генерала на время следствия. "Мы столкнулись с беспрецедентными фактами установления оперативного контроля со стороны ГУВД над руководящими работниками прокуратуры и членами их семей, — заявил облпрокурор. — Имели место также и прямые указания начальника ГУВД по бойкоту исполнения актов прокурорского надзора, укрывательству и фальсификации информации, а также дискредитации проверяющих прокуратуры".

По словам Михаила Музраева, зампрокурора области, начальнику ГУВД инкриминируют получение взятки в виде раритетного автомобиля ГАЗ-21 и наем горничной за счет средств ГУВД.

"Он также приказал начальникам райотделов обеспечить финансирование работ по ремонту госпиталя ГУВД и детского оздоровительного комплекса "Дубки", — рассказал зампрокурора. — Подчиненных Михаил Цукрук принуждал собирать на это средства как с сотрудников ГУВД, так и у независимых юрлиц. Тех же, кто отказывался платить, привлекал к административной ответственности".

И, наконец, в конце 2006 года за счет средств федерального бюджета для Михаила Цукрука были приобретены три автомобиля — BMW 750 Li, Toyota Camry и Toyota Land Cruiser — на сумму, превышавшую 8 млн. руб. Михаил Цукрук хотел, чтобы приглянувшаяся ему Toyota Land Cruiser-100 была непременно цвета "металлик". Но в Волгограде такой не нашлось, и тогда генерал послал за машиной гонца в Москву. Иномарку снабдили холодильником, монитором с TV-тюнером, громкой связью. И ее цена подскочила еще на 400 тысяч рублей.

Подводя итоги своей трехлетней работы в Бурятии, Михаил Цукрук умудрился заявить тогда на прощальной прессконференции, что намерен применять в Волгограде "наработанные схемы руководства". Судя по произошедшим событиям, генерал неукоснительно выполнял обещанное.

Уже выявленные нарушения в Волгограде очень похожи на те, о которых писал "Номер один" в его бытность министром Бурятии: это и строительство загородных усадеб для личного пользования, и создание министерских палат в госпитале ветеранов, и чрезвычайная вольность в трате региональных бюджетных средств, и банальное барство. Справедливости ради стоит отметить, что после ухода Цукрука руководство МВД России не ошиблось в выборе нового министра МВД республики. Виктор Сюсюра довольно быстро свел на нет сомнительные "достижения", сразу же отказавшись от "министерского домика", люксовой палаты в госпитале (в пользу подчиненных и ветеранов) и прочих атрибутов "барства", отменил незаконный указ генерала по ГИБДД, позволявший лично министру распоряжаться "блатными" госномерами, свернул процветавший милицейский бизнес на лесе и спирте и т.д. Вместо этого новый министр добился выделения квартир всем семьях погибших сотрудников, серьезных средств на поддержку борьбы с преступностью, во многом вернул доверие людей к милиции, наведя порядок и дисциплину в рядах правоохранительных органов.

В прокуратуре Волгоградской области уже заявили, что вскоре в деле господина Цукрука появятся новые эпизоды. Скорее всего "художества" г-на Цукрука в Бурятии также привлекут внимание следственных органов.

^