16.05.2007
Правительство Бурятии рассчитывает на то, что, создав особую туристско-рекреационную зону, республика получит новое качество экономического роста. Дороги, аэропорт, новые технологии, рабочие места. Все это понятно тем, кто занимается продвижением бренда особой экономической зоны, чего нельзя сказать о людях, которые в одно мгновенье вдруг оказались в центре событий.

Гремячинск станет столицей мира

  • "Жители Улан-Удэ, стесненные жилищным кризисом, бросятся в туристическую зону. Столица Бурятии автоматически переходит в Гремячинск."

Восприятие деревенскими жителями сложившейся сегодня ситуации напоминает реакцию жителей провинциального городишка Васюки из романа Ильфа и Петрова в тот самый момент, когда великий комбинатор рисовал им светлое будущее.

Перефразировав литературного героя Остапа Бендера можно сказать примерно так: "Что такое особая экономическая зона? Она двигает вперед не только культуру, но и экономику! Если вы согласитесь на этот проект, то к озеру Байкал вы будете спускаться по мраморным лестницам! Знаете ли вы, что при правильной постановке дела можно совершенно преобразить Прибайкалье! Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться сюда! Это гостиницы и небоскребы для размещения гостей. Раз. Транспорт такого количества пассажиров поднять не сможет. Следовательно, надо будет построить магистраль Москва — Гремячинск — Турка. Два. Поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров: гостей нужно снабжать — овощи, фрукты, икра, шоколадные конфеты. Три. Постройка гаражей для гостевого автотранспорта. Четыре. Для передачи всему миру сенсационных результатов придется построить сверхмощную радиостанцию. Пять. Экспрессы подкатывают к вокзалам, высаживая все новые и новые толпы туристов. Уже небо запылало от светящихся реклам, когда по улицам проводят белую лошадь. Это была единственная лошадь, уцелевшая после механизации Cорячинского транспорта. Особым постановлением она была переименована в коня...

Жители Улан-Удэ и других городов, стесненные жилищным кризисом, бросятся в туристическую зону. Столица Бурятии автоматически переходит в Горячинск. Сюда приезжает правительство. Горячинск переименовывается в Нью-Улан-Удэ, который автоматически становится столицей вселенной". Продолжать цитировать Остапа Бендера можно бесконечно, и, как ни странно, каждая его фраза во всех отношениях напоминает то, что происходит сегодня там, где в скором времени будет создана особая экономическая зона.

Цены участков уже зашкаливают за два миллиона

  • "Лед тронулся, господа присяжные заседатели!"

Красноречие властей сегодня мало чем отличается от ораторского искусства Остапа Бендера. Людям на местах главным образом рисуют сказочные перспективы, которые сначала завораживают, вызывают приступ эйфории, но потом пугают.

Жить в центре цивилизации хочется всем, но вот захотят ли этого те, кто создает эту самую цивилизацию? Так ли просто сломать стереотип людей, которые десятилетиями жили с разбитыми дорогами, промышляя охотой, рыбалкой, сбором грибов и ягод, рассчитывая только на собственные силы, выживая по большей части за счет хозяйства? Вместе с приходом цивилизации придет и ломка привычных устоев — уверены многие жители Прибайкальского района.

Создавая что-то новое, невозможно обойтись без разрушения, а этого сегодня в будущей особой экономической зоне в достатке. Строительство главной транспортной артерии, по которой в скором времени должны хлынуть полчища туристов разных калибров, сопровождается скандалами. Местные жители откровенно говорят о том, что если долгожданная цивилизация идет к ним, разрушая все вокруг, то строить ее таким путем нет никакого смысла.

Сегодня жители всех населенных пунктов Прибайкалья, оказавшиеся в центре туристско-рекреационной зоны, ощутили все масштабы предстоящего преобразования района пока в одном. За последние несколько месяцев по берегу озера идет тотальная скупка земельных участков. Количество нулей в ценниках не имеет никакого значения. К примеру, в п. Гремячинск, еще два года тому назад дом и внушительный по территории участок земли можно было купить за 300 тысяч рублей. Как только в СМИ прошла информация о том, что особой экономической зоне в Бурятии быть, цены на землю мгновенно выросли в десятки раз.

Строить рай будут другие

— Сейчас у нас почти все участки выкуплены, причем когда еще цены были небольшими, — рассказала в интервью "Номер один" жительница с. Гремячинск Галина Никончук. - - Можно увидеть, сколько здесь новых строений возникло. На нашей улице недавно продавался участок с домом. Правда там дом на дом- то уже не похож, но зато участок неплохой — соток 20 будет. Так его продали за два миллиона рублей. На две улицы выше нашей участок земли намного меньший по территории, но с хорошими постройками кто-то купил за 2 миллиона 700 тысяч рублей. Откуда у людей такие деньги? По всему видно, цены будут расти, потому что желающих купить здесь земельный участок становится все больше. Скоро, наверное, все распродадут.

Люди действительно в массовом порядке продают участки и покидают насиженные места. Или перебираются в места, мало приспособленные для жизни. С ростом цен этот процесс станет тотальным. Рай будут строить и жить в нем другие.

"А кто будет г. убирать?"

  • О. Бендер: "Почему в провинции нет никакой игры мысли?"

"Честно говоря, у нас и так в последние годы туристов здесь хватает, и, что скрывать, не всегда они приезжают только отдохнуть и на природу полюбоваться, — продолжает наша собеседница. — Некоторые пытаются со своими порядками в чужой монастырь приехать, поэтому случаются стычки между нашей молодежью и приезжими. Говорят, что когда у нас будет туристско-рекреационная зона, то в Гремячинске станет работать отделение милиции. Когда это будет — неизвестно, а проблему надо решать уже сейчас. Скоро местных жителей будет меньше в разы, чем приезжих гостей. Многие не понимают, что мы живем здесь годами. Они отдохнут — нагадят и уедут, а мы все это разгребаем. Кто будет, скажите, все это г. убирать?"

"Страшно становится от того, сколько через несколько лет здесь будет приезжего народа. — говорит другой деревенский житель. — К тому же, старожилы Гремячинска считают, что нашей природе, дикоросам тоже придется несладко. По этой причине многие не хотят, что здесь строились отели, гостиницы, туристические базы. Бардака и сейчас хватает, а что дальше — одному Богу известно"

К тому же, старожилы говорят, что Бычья гора, на которой планируется построить лыжный курорт, по старым поверьям, неприкосновенна. Здесь обязательно будут проводиться серьезные работы, а этого делать по поверьям нельзя. Чем все закончится, когда растревожат богов, неясно — опасаются сельчане.

"Они деньги хотят отмыть"

  • И. Ильф и Е. Петров: "Гнилые стены рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный тридцатитрехэтажный дворец..."

Недоверие местного населения к собственному процветанию с созданием турзоны связано еще и с тем, что несколько лет назад в Гремячинске уже пытались устроить туристический рай. Название ему дали — туристический гостиничный комплекс международного уровня "Байкал". Кстати сказать, его планировали сделать трехзвездочным. На строительство комплекса из республиканского бюджета была выделена весьма приличная сумма — 31 миллион рублей. Строительство было поставлено на широкую ногу. Здесь даже была предусмотрена централизованная система водоснабжения, чего в Горячинске не было испокон веков.

Однако у проекта не нашлось активной группы поддержки, да и заинтересованности со стороны властей Прибайкальского района, поэтому строительство так и бросили на полпути. Сегодня в Гремячинске некогда задуманный туристический комплекс стоит как памятник о так и не наступившем светлом будущем. По словам бывшего главы Гремячинской администрации Бориса Перелыгина, сейчас комплекс находится в удручающем состоянии, правда, недавно было принято решение выставить его на торги. Возможно, в свете предстоящих перемен, кто-то и выкупит неосуществившуюся мечту гремячинцев и подарит туристическому комплексу "Байкал" вторую жизнь.

— Люди с интересом воспринимают информацию о том, какие объекты планируется построить в наших местах, — делится впечатлениями Борис Филиппович. — Но сознание людей трудно изменить. На их глазах строился объект, на который мы возлагали особые надежды. Они, к сожалению, не оправдались. Мои земляки долго злорадствовали на этот счет, напоминая, какие деньги ушли в песок. Сейчас, по их мнению, происходит то же самое. То есть люди думают, эта зона создается лишь для того, чтобы отмыть деньги, и никакого туристического рая, который сегодня им рисуют, не будет. Все это — блеф.

Мое мнение несколько другое. Я оптимист по натуре, и мне верится, что мы сможем увидеть эту хорошую жизнь среди отелей, иностранных туристов. С другой стороны, в социальном аспекте разница между толстосумами, которые наводнят берега Байкала и селянами будет настолько значительна, что неизвестно, как это обернется и для b%e, и для других. Нам говорят, что рабочие места будут предоставляться. Простите, кем может пойти работать сельский житель в пятизвездочный отель? Полотером? Его даже поваром вряд ли возьмут, ведь там будут иностранцы, а значит, надо будет владеть навыками высшего класса. Этому надо обучаться, а кто поедет специально учиться для того, чтобы когда-то потом, возможно, устроиться на работу в неизвестно когда еще построенный отель. В общем, вопросов у населения много. В сказку всегда хочется верить.

У местных отняли и то, что они имели

  • И. Ильф и Е. Петров: "Остап разгуливал вдоль лавок, соображая и комбинируя. К часу ночи великолепный план был готов"

Великолепный план республиканского правительства по принятию закона "О Байкале", по мнению Бориса Перелыгина, ни к чему хорошему не привел.

— Государственные мужи пошли на поводу у иностранцев, у ЮНЕСКО, напрочь забыв о людях, которые живут у этой самой мировой жемчужины, — считает Борис Филиппович. — После вступления в силу этого закона мы не имеем право пахать, сеять, создавать какие-то предприятия. А что мы должны делать? Вымирать? Находимся в природоохранной зоне, у нас даже нет разрешения на санкционированные свалки. При этом контролирующие органы в обязательном порядке следят за тем, куда и как мы убираем мусор. Средства на это не выделяются. В прошлом году было принято решение о приобретении девяти мусорных контейнеров, чтобы туристы не бросали отходы куда попало. Так ведь их надо каждый день чистить, грузить мусор и увозить. А куда? Буквально на минувшей неделе на администрацию снова наложили штраф и рекомендовали устранить нарушения, связанные с возникновением свалок. Простите, но ведь озеро Байкал проблема не только поселка Гремячинск. Говорят о его защите многие, а реальной помощи — ноль. Позиция такова: администрация за все в ответе, и точка. А что будет, когда наплыв туристов станет в десятки и сотни раз больше?

Почему, например, закрывают глаза на то, какую грязь оставляют за собой рабочие иркутской фирмы, взявшиеся за строительство дороги? Почему в этом случае закон безмолвствует? Если туристическую зону начнут строить с того, что будет уничтожаться окружающая природа, то такая цивилизация никому не будет нужна. Мы из последних сил пытаемся сохранить чистоту, а строители, которые пришли на нашу землю, гадят. Они ведь выходят на берег Байкала — и пьют, и оставляют мазут после себя, и бутылки после гульбы. Люди, глядя на все это, сразу говорят: если так будет создаваться эта самая туристско-рекреационная зона, то не пошло бы оно все куда подальше.

Мнение бывшего главы поддержала и учитель Гремячинской школы Нина Балдакова.

— Действительно, экологическая ситуация для нас, местных жителей, важнее всего, — считает Нина Семеновна. — Мы не говорим, что все строители одинаковы. Нет. Есть, к примеру организация "Конкор" — это компания из Амурской области, так к ним никаких претензий. Раньше дорогу строила наша компания "Икат-плюс", тоже никаких проблем. Но вот то, какой бардак устраивает "Строй-инвест", конечно, ни в какие рамки... Если так дело дальше пойдет, то народ может взбунтоваться. Такое поведение вызывает негативную реакцию у населения. И потом, пока идут только разговоры об этой зоне, а народ едет уже сейчас. То есть, получается, финансирование на поддержание той же чистоты на берегу Байкала будут выделяться неизвестно когда, и все это будет на шее нашей администрации, а туристы наводнят наши края уже этим летом.

Экологический апокалипсис на Котокеле

  • "Ослепительные перспективы развернулись перед жителями с. Котокель."

Приехавшие на возведение трассы уже печально известные иркутские строители устроили жителям с. Котокель совсем не сладкую жизнь. Около пятидесяти мужчин устроились в здании, которое когда-то было гостиницей. Эта собственность принадлежит какому-то улан-удэнцу, подписавшему с руководством строительной фирмы договор об аренде. То, во что рабочие превратили здание буквально за несколько месяцев своего пребывания, теперь могут лицезреть жители, которые оказались невольными соседями великовозрастных нерях. Стекол в здании не осталось вовсе, а каждая комната, в которых еще недавно жили, превратилась в отхожее место. Видимо, в отместку местным жителям, которые возмутились по поводу такого незавидного соседства.

— Сейчас машины потихоньку перегоняют в другое место, — рассказывает Валентина Никитина. — А вот зимой здесь было просто невозможно. Сначала, когда нам сказали, что эти строители кладут дорожное полотно, мы были рады, что и до нас наконец-то жизнь дошла, но потом такое началось, что никакой радости не осталось.

Трудно представить, но в зимние месяцы буквально в 30 метрах от нашего дома стояло порядка 30—40 машин. Jаждое утро они разогревали свои "КамАЗы", грейдеры, бульдозеры. От запаха выхлопных газов дышать было совершенно невозможно. Когда сошел снег, стало видно, сколько солярки и масла они после себя оставили. Решили на эту тему поговорить с их начальством — бесполезно. Пришлось обращаться в прокуратуру района. И что, вы думаете, они сделали? Они привезли гравий и засыпали все эти места, где были нечистоты. Но ведь это же все уйдет в землю, а здесь до озера — рукой подать.

Я вообще не понимаю этих людей. Они ломают заборы — им, видите ли, нечем отапливаться, они создают свалки из бутылок, оставляют после себя бочки с непонятной жидкостью. Не такой жизни мы ждали. Совсем не такой. После того, как в нашей деревне пожили строители, она напоминает село после бомбежки.

По словам Валентины Николаевны, с приходом весны и теплыми днями, строители все чаще начали выбираться на природу. В с. Котокель лес начинается сразу за домами, поэтому гульбу пьяных рабочих слышали все.

— За то время, что они здесь, были случаи, когда нескольких рабочих вывозили отсюда в сопровождении милиции, — продолжает Валентина Никитина. — И драки были, и заявления на имя участкового. В общем, получилось, что, кроме проблем, ничего мы не видели.

Местные рыбаки, среди которых и Анатолий Бирюков обеспокоены тем, что грязь, оставленная строителями, негативно отразится на состоянии озера Котокель, на берега которого ежегодно приезжают сотни горожан и жителей республики.

Рыба проголосовала против зоны

— В прошлом году в это время рыба уже заходила на нерест, а в этом году ее до сих пор нет, — сетует Анатолий Николаевич. — Дело в том, что каждую весну вода в озере поднимается, и оно достаточно сильно разливается. Там, где строители сделали ямы и якобы уничтожили отходы, подтопит, и весь этот мазут уйдет в озеро. Через месяц можно будет собирать пятно на поверхности. Не знаю, увидим ли мы вообще рыбу в этом году.

Благими намерениями выстлана дорога в туристскорекреационную зону. Но если не будут приняты меры по спасению Прибайкалья от последствий строительства зоны, широкомасштабной экологической и социальной катастрофы не избежать. Экологический же апокалипсис в этих местах a. всей очевидностью уже начался. Очень хочется, чтобы план превращения Прибайкалья в особую экономическую зону закончился не по роману Ильфа и Петрова, когда Остап Бендер бежал от возмущенной толпы и увозил из Васюков кровные васюкинские рубли. И не будет звучать сакраментальная фраза комбинатора о том, что не стать Васюкам, как и Прибайкалью, центром мироздания.

^