30.05.2007
Межнациональное согласие более сотни народов, населяющих республику, едва ли не единственное общественно-политическое достижение нашего небогатого региона. Денег нет, так хоть живем мирно. Однако и это достояние легко ставится на карту, когда речь идет о сохранении власти. Бог с ней, с дружбой, если кресло вот-вот грозит уйти из под пятой точки — здесь можно и юрточным майданом Кремлю пригрозить, и революцией поз, и народным негодованием. Даже если народ и слыхом не слыхивал об этом своем негодовании.

Из истории межнациональных конфликтов в Бурятии

В истории Бурятии были времена, когда национальный вопрос реально вставал очень остро. Вспомним лишь некоторые моменты. Когда советская власть впервые дала бурятам (и калмыкам) особую государственность в составе России, усилиями местных политиков в республике было поднято движение, кстати, не поддержанное аратскими массами, о присоединении Бурят-Монголии к планируемому некоему Панмонгольскому государству под патронажем Японии. Итогом стало подавление движения "панмонголистов" и расчленение автономной республики на несколько частей. Такова уж общемировая практика: государство сильно, когда оно способно нейтрализовать внутренние деструктивные силы. Получилось, что отдельными национальными политиками того времени был нанесен огромный ущерб развитию целого этноса. Народ утратил возможность проживания на общей территории, строительства общей экономики, культуры.

В конце 50-х годов прошлого столетия рядом политиков республики был поднят вопрос о выходе из состава СССР и присоединении региона к Монголии, в качестве обоснования было выставлено единение с близким по происхождению и менталитету монгольским миром (продолжение теории "панмонголизма"). Движение вновь было нейтрализовано, от названия "Бурят-Монголия" было отсечено второе этническое имя.

Теперь перейдем к более близким временам. Дискуссии о возврате прежнего названия (Бурят-Монголия), идея об образовании единого Байкальского края, в котором центральное, консолидирующее место принадлежало бы Бурятии со столицей в Улан-Удэ привели к недовольству Кремля нынешним правительством и нежеланию В.В. Путина посетить наш регион. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Почему молчали-то?

Сегодня реально национального конфликта нет. Накануне смены власти бурятские политические лидеры из-за собственных амбиций создают его искусственно. Используя при этом весь немаленький арсенал СМИ. Однако тема эта настолько деликатная и взрывоопасная, что надуманные "игры патриотов" могут закончиться вполне реальными и нешуточными последствиями .

Еще задолго до появления на горизонте представленных сегодня в Кремль кандидатур в президенты Бурятии местные политики уже начали раскручивать тему "юрточного майдана", который якобы неминуем в случае назначения человека со стороны. Небольшая группа бурятских депутатов свое личное мнение по этому вопросу изложила в обращении к главе государства от имени... всего Народного Хурала. Мнение это сводилось к тому, что если Путин предложит русскую кандидатуру, он сильно об этом пожалеет: "Мы молчали, когда шло объединение Усть-Ордынского бурятского автономного округа с Иркутской областью, Агинского бурятского округа с Читинской областью. Мы надеялись, что после объединения будет сохранена целостность республики и руководить ею будет представитель титульной национальности. Если этого не произойдет, то мы молчать не будем", "Бурятия относиться к числу спокойных регионов. Но не стоит бесконечно провоцировать национальные конфликты".

Во-первых, если такие принципиальные, то почему молчали во время объединения ("Номер один", к примеру, не молчал — и русские, и бурятские журналисты вовсю критиковали это объединение)? И почему вдруг закричали сейчас? Возможно, потому, что объединение в Усть-Орде и Аге не грозило потерей вполне конкретной власти здесь, в республике, вполне конкретных должностей, зарплат и привилегий. А теперь грозит. Вот и вспомнили о майданах. Во-вторых — что означает предостережение главе государства "мы молчать не будем" и угроза по поводу "провоцирования национальных конфликтов"? Подобные действия вполне могут повлечь ответные меры со стороны государства. Сейчас еще и закон об экстремизме приняли, который предусматривает серьезные меры реагирования на подобные вещи.

Ты меня уважаешь?

Когда руководитель СФО внес кандидатуры в Кремль, в прессе и вовсе началась полномасштабная кампания по лоббированию кандидата титульной национальности. По-человечески этих людей можно понять: из почти трех десятков претендентов на пост назначаемого президента РБ администрация Кремля остановилась на двух, и оба русские — Борис Золотарев и Владимир Бавлов. Михаил Семенов в одном из СМИ прямо обозначил причину такого раздражения: "Желательно было бы на данном этапе президенту России представить человека коренной национальности, особенно после тех объединений, которые произошли в двух бурятских округах".

Аналогичная мысль содержится в коллективном письме В.В. Путину 199 бурятских деятелей. Письмо это выдержано в тоне поучительного назидания президенту страны: мол, неудачи с кандидатурами из центра (бывшего главы МВД и бывшего прокурора) "свидетельствуют о порочности практики назначения кадров со стороны" и "еще более усиливают недоумение и возмущение общественности предложением назначения на пост президента Бурятии лиц, не имеющих представления о ситуации в республике. Возникает справедливый вопрос: почему государственное недоверие оказывается бурятскому народу, его национальным кадрам?" Назидание завершается угрозой: "В этих условиях ожидания государственной помощи, реабилитации государственности и права на самоуправление в республике, назначение представителя небурятской национальности президентом Бурятии будет воспринято актом неуважения коренного народа". Если следовать этой логике, то назначение бурята будет воспринято как акт неуважения русского народа. Полный бред. Однако, несмотря на всю анекдотичность угроз Путину, бред далеко не безобидный.

Вся эта инициатива по меньшей мере неполиткорректна. Авторы коллективного обращения к В.В. Путину словно не замечают, что, кроме бурят, в республике проживают и другие народы. Что касается основного по численности, то, в письме говорится, что мол, абсолютное большинство русских поддерживают их точку зрения. Не поддерживают. Стоит посмотреть на нынешнюю местную элиту, погрязшую в коррупции.

Непонятно, от чьего имени "революционеры" угрожают Москве "юрточной революцией", если на должность главы региона придет человек не из их круга? Они ссылаются якобы на всеобщее одобрение их идеи, но ни одного русского, эвенка, сойота или представителя других ста живущих в регионе национальностей среди 199 подписантов обращения к В.В. Путину нет. И уже только этот факт вызывает недоверие. Да и тысячам простых бурят все эти майданы даром не нужны, они так же далеки от революционных настроений, как от сладкой жизни начальников всех мастей.

Что последует за угрозами Путину?

Авторы письма правильно пишут, что буряты живут с другими народами республики мирно, поддерживают друг друга в трудные времена. Но почему на крутых поворотах истории эта дружба забывается политиками? Недовольные активисты грозят В.В. Путину расценить не назначение бурята на пост президента РБ "актом неуважения коренного народа", обвиняя его (заочно!) в провоцировании национальных конфликтов. А что за слова о необходимости введения "самоуправления в республике" во главе с лидеромбурятом? Следующий этап за такими настораживающими словами — заявление о выходе из состава Российской Федерации? Oонятно, что распада страны на удельные карликовые государства никто не допустит. Так зачем затевать весь этот сыр-бор, зная, что Москва с ответом не задержится?

Понятно, что были и среди русских, и среди бурят неплохие руководители. А.У. Модогоева, В.Б. Саганова уважали большинство жителей, вне зависимости от национальности. Появился бы еще один бурятский политик их уровня, никто бы возражать не стал. Но исходить при выборе главы региона только из критерия "титульности" по меньшей мере несолидно. Умный или дурак, рвач или честный — лишь бы свой, так получается? В любом случае у руководства страны есть право назначать и снимать региональных лидеров в соответствии с кадровой целесообразностью.

Очевидно, что попытки указать Путину, кого назначать на пост президента, заведомо бесперспективны. И о квалификации наших руководителей ВВП хорошо известно, и об их немаленьких амбициях, и о так называемой угрозе "революции поз". Что и как мы бы ни кричали, чем бы ни пугали ВВП, по эффекту это равно тявканью моськи из крыловской басни. Это скорее плохо, чем хорошо, но таково положение дел. Повлиять на Кремль с помощью шантажа нереально, результат имеет все шансы получиться прямо противоположным ожидаемому. Зато разыгрывая националистическую карту и балуясь с огнем, навредить республике легче простого.

^