30.05.2007
Несколько недель назад "Номер один" сообщил о беспрецедентной ситуации, которая сложилась в бывшем совхозе "Оймурский". Напомним, что работники этого сельхозпредприятия остались без земельных долей дарованных им в начале 90-х годов указом президента России. В результате на дорогие байкальские земли положили глаз коммерсанты, которые предлагают за бесценок оформить права собственности и купить тысячи гектаров земли у населения.

Без земли остался весь район

После выхода материала события стали развиваться стремительно. Как стало известно, статью в "Номер один" прочитал президент Бурятии Леонид Потапов и дал задание в срочном порядке разобраться в этом вопросе зампреду правительства Леониду Турбянову и министру сельского хозяйства РБ Виктору Бубнову. Чиновники "разобрались" в вопросе и оперативно отчитались перед главой Бурятии. Оказалось, что без земли остался не только Оймур, но и практически весь Кабанский район. Люди, по сути, потеряли миллионы.

В документе, представленном президенту, руководителями Минсельхоза РБ и Роснедвижимостью по РБ, кроме описания безмерного труда чиновников по проведению земельной реформы в 90-е годы, осторожно сообщается: "В ряде хозяйств Кабанского района, в т. ч. в СПК "Оймурский" до настоящего времени не проведена работа по оформлению документов по разделу имущества и сельскохозяйственных угодий". Лукавоскромное "в ряде хозяйств" стоит выделить особо.

Как сообщил "Номер один" начальник отдела землеустройства и мониторинга земель управления Роснедвижимости по Бурятии Николай Попов, "на всей территории Кабанского района реорганизацию прошли всего три рыболовецких предприятия — в Заречье, Большой Речке и Сухой. Только 450 человек в районе получили право собственности на земельные доли. А все остальные совхозы, колхозы и предприятия, по сути, остались не у дел. Это не только бывший совхоз "Оймурский", но и "Шергинский", "Кабанский", птицефабрика и так далее. Я сам из Кабанского района, и в совхозе "Хагдаринский" у моих земляков тоже нет земельных паев. В Байкало-Кударе нет паев. Это единственный район в Бурятии, который попал в такое положение".

Учитывая, что Леонид Потапов потребовал разобраться всего лишь с ситуацией в единственном сельхозпредприятии, про которую писал "Номер один", чиновники, видимо, решили не раздражать главу республики "лишней" подробностью о том, что без земли осталось население целого района Бурятии.

Виноват призрак коммунизма

Также в документе отсутствуют даже намеки на ответственность тех или иных лиц или хотя бы ведомств, благодаря которым земельная реформа в Кабанском районе прошла настолько "эффективно".

Зато в комментариях для "Номер один", чиновники управления Роснедвижимости вспоминают прошлое. Николай Попов, в частности, говорит:

— Люди пострадали из-за политических взглядов бывшего руководства Кабанского района. Валерий Котов (глава администрации в то время) тогда говорил: никакой приватизации, как работали хозяйствами, так и будем работать. Земля, таким образом, осталась в государственной собственности. Проведение земельной реформы поручалось органам местного самоуправления, поэтому выходит, что сегодня никто не несет ответственности за это.

Той же версии придерживается начальник территориального отдела управления Роснедвижимости РБ по Кабанскому, Тункинскому, Окинскому районам Николай Сокольников: "По мнению прежней администрации, сельхозпредприятия в районе работали достаточно хорошо и при социалистической организации хозяйства, поэтому была установка — реформу земли не проводить. Кто захотел выделять свои доли, тот выделил (видимо, речь идет о трех рыболовецких предприятия. — прим. ред.), а кто не захотел, тех заставлять не стали".

Кроме того, чиновники полагают, что, кроме призраков коммунизма, в Оймуре, да и в других селах, в земельных проблемах виноваты руководители местных предприятий и сами жители.

По словам Николая Попова, "то же руководство совхоза "Оймурский", в свое время не подало на рассмотрение администрации документы на приватизацию сельхозугодий. Общее собрание в Оймуре, может быть, когда-то и было, но протоколов собрания никто в глаза не видел. Списка работников предприятия, социальной сферы поселений, пенсионеров — будущих собственников, заверенных собранием, найти не могут. Существует приблизительное число — около 880 человек. На этом все и заканчивается".

Необычайно категоричен в своих суждениях и Николай Сокольников:

"Никто права на землю людей не лишал. Если люди в свое время отказались от земли, то есть не написали заявления, не получили документы — значит, они так решили".

"Указ президента саботировали"

Но есть и другая точка зрения. Вот мнение известного в Улан-Удэ специалиста по земельным отношениям Сергея Сергуна, который, кстати, в 90-е годы работал в комитете по земельным реформам:

"Они могут рассказывать сейчас что угодно: глава администрации не давал, люди не хотели, народ где-то не собрался — все это большое вранье. Надо говорить: народ не собирали для того, чтобы не разъяснять подготовленные властью решения. Сами люди не были обязаны заниматься списками, организацией общих собраний и так далее. Это прямая обязанность органов власти, которые уклонились от этого. Неизвестно по каким причинам, но уклонились.

То есть местные власти, по сути, саботировали указ президента. Мы живем в России, где все инициативы идут сверху, — это факт, который обсуждению не подлежит. Земельная реформа осуществлялась на основании решений, принятых в Кремле. Претворять указ президента России в жизнь, а значит, и отвечать за его исполнение было поручено комитетам по земельной реформе (ныне управление Роснедвижимости по Бурятии. — прим. ред.). А для чего это было сделано? В том числе чтобы избежать саботажа со стороны местных властей.

Необходимо заметить, что у Сергея Сергуна помимо профессионализма в данном вопросе, есть еще одно моральное право так жестко комментировать случившееся. В середине 90-х годов, работая в комитете по земельной реформе, он как раз и организовывал процесс наделения крестьян Бурятии земельными долями, правда в соседнем — Селенгинском районе.

"Спасение пострадавших — дело самих пострадавших"

И на сегодняшний день позиция властных структур выглядит не совсем адекватно. Руководство Роснедвижимости по Бурятии, а также министр сельского хозяйства РБ в письменном ответе Леониду Потапову, объясняют, что народ должен решать свои проблемы сугубо самостоятельно: "...работникам совхоза "Оймурский", пенсионерам и работникам социальной сферы необходимо обратиться в суд. В суд необходимо предоставить решение общего собрания о реорганизации и список работников...". Цинизм состоит в том, что руководители вышеупомянутых ведомств не могут не знать о том, что документов о собрании и официальных списков дольщиков не существует.

Тот же Николай Попов говорит "Номер один":

"При желании люди могут обратиться в суд, но перспектив очень мало, если у людей нет решений общего собрания. В свою очередь, согласно закону РБ "О земле", приватизация земель сельхозназначения юридическими лицами у нас разрешена с 1 января 2009 года. То есть жители Кабанского района могут на общих основаниях наряду с другими жителями России приватизировать землю. Причем на платной основе".

Учитывая баснословную стоимость земли у Байкала, можно представить во что это жителям обойдется.

А Николай Сокольников, работающий в Кабанске, видимо, совсем ушел в нирвану. На вопрос корреспондента "Номер один", собирается ли власть хотя бы в его лице помочь людям со списками, общим собранием, чтобы они могли получить свою долю земли, ответил буквально следующее: "А кто должен этим заниматься? Мы, что ли? У нас есть определенные обязанности, куда подобные дела не входят. Мы сейчас вопросами перераспределения земель не занимаемся. Это не наш вопрос. Если граждане сами себя не защищают, никто этого сделать не сможет."

"Землю вернуть можно"

Тем не менее, у Сергея Сергуна прямо противоположное мнение в отношении перспектив получения людьми земли:

"Народ, живущий в Кабанском районе, ни в чем не виноват. Как восстановить права граждан? Это делается путем подачи иска любого гражданина или группы лиц в суд в защиту прав неопределенного круга лиц, являвшихся на тот момент членами сельскохозяйственных предприятий-организаций, а также имевших право на долю.

Законодательство России говорило на момент первой половины 90-х годов о том, что земли сельхозназначения будут принадлежать гражданам, которые имеют право на долю. С этой точки зрения, на мой взгляд, утверждать, что у жителей Кабанского района мало шансов получить землю в судебном порядке, очень неосмотрительно. Если не они, то кто имеет право на эту землю?

Решение суда должно быть общим и в отношении неопределенного круга лиц. В данном случае это жители Кабанского района, обладающие правом на доли в сельских предприятиях, а также их наследники. Да, прошли годы: люди уезжают или, к сожалению, умирают, но любой, кто считает нужным восстановить свое право на землю, может это сделать на основании архивных документов и трудовых книжек.

"Коммерсантам ничего не обломится"

Судя по всему история с правом жителей Кабанского района на землю только начинается. Тем не менее, можно подвести некоторые итоги.

Во-первых, как образно выразился Николай Попов, "мышиная возня" приезжих коммерсантов с сельскими сходами, агитированием населения продавать свои будущие доли ни к чему практически не приведет. Никто там земли сейчас приватизировать не сможет". К этому стоит добавить заявление Николая Сокольникова: "Сейчас мы стараемся не отдавать чужакам землю, доли которой потенциально принадлежат жителям того же Оймура".

Во-вторых, несмотря на очевидные уязвимые позиции чиновников управления Роснедвижимости, они не уклонились от комментариев и прояснили, что вообще происходит с землей в Кабанском районе. Например, именно от них "Номер один" узнал об отсутствии земли у жителей вообще всего района. Даже учитывая реплики того же г-на Сокольникова, готовность объяснить свою позицию вызывает уважение.

И, в-третьих, позиция властей всех уровней в этом вопросе все-таки поражает. Президенту Бурятии сообщают половинную информацию, перекладывают ответственность друг на друга, и никто не готов реально помочь жителям целого района.

^