06.06.2007
Глядишь на наряды старообрядцев, приехавших из Красноярского края, и не веришь, что так много общего у этих людей с нашими семейскими. Ни тебе полосатых сарафанов, ни густых, сочных оттенков тканей. Даже смотрят они иначе — строго, оценивающе.

Чтобы понять — почему так, нужно разбираться в истории заселения староверами глухих уголков России. В годы гонений бежали противники Никона в разные стороны. Кто сразу подавался на и за Урал, кто спасался на западе. Старообрядцы, которые позже попали в Бурятию, сперва селились в Польше. Если взглянуть на традиционные женские наряды некоторых областей Польши — сразу понятно, откуда у семейских полосы на юбках и общая пышность убора. Да и одна из версий их самоназвания — это не только клановость поселений, семейственность, но и исход в свое время с реки Семь.

— У нас костюм поневный (понева — старинная русская поясная одежда замужней женщины. — прим. ред.), — поясняет Елена Вопилова, приехавшая в Бурятию из Дивногорска Красноярского края. — Это казачьи традиции, украинские, белорусские.

Хотя на дивногорцах и красуются янтарные нити, а все же платок они повязывают совсем по-другому и наряды отличаются больше вышивкой, чем переливами атласных полосок. Но орнамент, поясняет Елена Геннадьевна, у старообрядцев общий:

— У всех на поясе — изображение катящегося солнца. Вот оно встает, а вот заходит. Умный человек знает, на какую сторону пояс повязать. У каждого узора по четыре зубчика на стороне — это увеличение силы человека в четыре раза. Всего сторон четыре, значит, уже в шестнадцать раз.

Но внешний вид — не единственное отличие старообрядцев из разных регионов. Семейские активно вошли в жизнь Бурятии, сильные и работящие, они вели оживленную торговлю, держали крепкое хозяйство. Не были они затворниками и в старые времена, и сейчас, не против принять и гостей, и фольклорную экспедицию.

А на Алтае селились староверы совсем иного толка.

— Здесь, в Бурятии, можно увидеть старообрядцев где угодно — делится Елена Вопилова. — Наши же никого к себе не допускают. Они всегда селились в глухих деревнях, скитах. А сейчас еще дальше ушли с мест, где прожили по 200—300 лет. Чтобы увидеть настоящих староверов, надо забираться в глухую тайгу.

Вот и получается, что там, где сохранились исконные основы и традиций, и веры, с ними и познакомиться-то нельзя — грех с мирянами-то связываться! А здесь старообрядчество распахнуто для интересующихся. А крепче всего, как выяснили исследователи, вера и правила быта сохранились в вовсе странных для русского человека уголках земного шара — на Аляске, в Австралии. Там они вообще ни с кем не смешиваются.

— А вера у нас и песни одинаковые! — уверяет Елена Геннадьевна. — Настоящие, душу вынимают...

^