06.06.2007
На прошлой неделе в Москве в докладе начальника управления лесного хозяйства Рослесхоза Евгения Атаманкина "Организация тушения лесных пожаров в текущем году" было сообщено, что, во-первых, чиновники Бурятии занижают реальное число лесных пожаров; во-вторых — внепланово хотят сократить федеральное финансирование лесной авиации в республике. Исполняющий обязанности главы Республиканского агентства лесного хозяйства находится в Москве, его подчиненные недоумевают.

Космический мониторинг

По подсчетом Рослесхоза, реальное число пожаров в Бурятия местные чиновники занизили в 1,5 раза, а площадь возгораний — в 9 раз.

Справедливости ради надо отметить, что аналогичные претензии предъявили и ряду других регионов Сибири и Дальнего Востока. Например, в Читинской области разница в показателях числа пожаров оказалась двукратной, показателях площади — 3,7 раза; в Иркутской области, соответственно, в 1,3 раза и в пять раз.

Кроме того, чтобы "не потерять контроль и управляемость пожарной обстановкой в Бурятии, учитывая территориальное размещение республики, которая в большинстве граничит с Иркутской и Читинской областями", Евгений Атаманкин предложил часть средств, предназначенных Бурятии на авиапатрулирование, перераспределить в соседние регионы. По его мнению, это позволит просматривать прилегающую территорию Бурятии.

Как сообщил источник "Номер один" в Республиканском агентстве лесного хозяйства именно по этому поводу вылетел в Москву исполняющий обязанности руководителя ведомства Валерий Оленников. Но, в принципе, ситуация с разностью данных по площади и количеству пожаров чисто техническая.

На местах, в том числе и в Бурятии лесные пожары официально считают и тушат в так называемых "наземных" и "авиационных" охранных зонах. Это те зоны, в которые можно добраться транспортом по земле или по воздуху (десантом) за короткое плановое время. Видимо, данные по этим пожарам и посылают в Москву все сибирские регионы.

Но в столице пожары считают по продвинутому "космическому мониторингу". Там учитываются вообще все пожары на территории региона. В Республиканском лесном агентстве благодаря космосу тоже знают, что горит, например, лес в верховьях Лены или на севере Баунтовского района, но "туда два дня на лошадях добираться надо, а другим транспортом — невозможно". Это относится к самой крутой — космической зоне охраны. Но на тушение пожаров в "космической" зоне изза труднодоступности и нехватки средств, в регионы денег не выделяется. В агентстве про них знают, но не тушат и в отчетах в Москву не указывают. Если бы их и попытались тушить, то местных чиновников могли бы обвинить в нецелевом использовании бюджетных средств.

Расплатимся за то, что наши пожарники работали лучше?

Ситуация с перераспределением, то есть урезанием федеральных денег на лесное авиапатрулирование Бурятии пока неясная. Тем не менее, существует оригинальная версия. В этом году, по мнению специалистов, "в Иркутской области лес горел на порядок, а Читинской на два порядка больше, чем в Бурятии". Для того, чтобы покрыть большие расходы на тушение в этих регионах, перераспределение и затеялось. Примечательно, что глава управления лесного хозяйства Рослесхоза Евгений Атаманкин — бывший руководитель Читинского управления лесхоза.

Стоит только надеяться, что Москва на этот явно губительный для республики шаг не пойдет. Иначе и у нас возгораний будет не меньше, чем в Чите или Иркутске, и придется в пожарном порядке бросать силы на латание еще одной искусственно созданной дыры. Понятно, что это станет в конечном итоге куда дороже, а ущерб природе будет невосполнимым. Практика решения проблем плохо работающих по пожарам регионов за счет работающих лучше, мягко говоря, непонятна.

^