13.06.2007
Наконец, после долгого ожидания, кандидатура на пост главы республики представлена. Пока элита думает, как будет адаптироваться и сохранять себя во власти, бизнесе, простых людей волнует только одно — каким путем будет развиваться Бурятия? А в отношении президента на самом деле у населения вопрос очевидный: с какой командой и что он прежде всего будет делать? Ждать ли нам перемен? Попробуем оценить все шансы на обновление непосредственно на старте.
Что уже сейчас можно ожидать от нового главы?

Судя по всему, конкуренция за пост президента была нешуточной, разные группы лоббировали своих кандидатов. И это означает, что победитель, пройдя сквозь сито сегодняшней конкуренции, будет отличаться высоким лоббистским потенциалом, связями в Москве, отсутствие которых долгие годы было проблемой для Бурятии.

Он будет нести более конкретную ответственность за происходящее в Бурятии, поскольку будет назначен по представлению президента России. С другой стороны, Москва, продвигая своего кандидата, конечно, будет с него спрашивать, но и "в обиду его не даст". Поэтому он спокойно может проводить свою политику. И все понимают, что пришел он надолго, на несколько лет и будет ориентироваться на конкретные результаты, а не на какие-то эфемерные материи.

Какие задачи придется решать?

Следующие 10 месяцев будут очень насыщены политическими событиями: в декабре предстоят выборы депутатов Государственной Думы России, Народного Хурала Бурятии, мэра Улан-Удэ, следующей весной будут выборы президента России и глав ряда районов Бурятии. Для нового президента РБ это станет хорошей возможностью подкорректировать элиту региона под новые задачи. Очевидно, в политической сфере важно будет сформировать работоспособный парламент Бурятии, обеспечить определенный результат на федеральных выборах. Поэтому следующему президенту важно очень быстро "взять в руки" нити управления ситуацией в регионе, научиться влиять на местную элиту, общественное мнение. Но, пожалуй, самая главная задача в этой сфере — обретение реальной популярности, способности влиять на настроение простых людей. Эта задача будет простой и сложной одновременно, все зависит от конкретной модели его поведения. Но именно обретение популярности среди простых людей станет для нового президента важным ресурсом, и ситуация для этого благоприятна.

Прорыв в будущее Но главной целью будет даже не это. Главное — ожидает ли наконец Бурятию реальное обновление. Не секрет, в обществе существует очень сильный запрос на перемены, и все социологические опросы фиксируют это. Люди хотят перемен к лучшему, и немедленно.

Существует очень любопытный феномен. Чем хуже живут люди, тем сильнее общество боится перемен, тем сильнее сужаются жизненные горизонты, устремления каждого человека. Людям уже не до политики, контроля над властью и прочих высоких материй, они борются за элементарное выживание. Главное — чтобы не стало хуже. В этой ситуации чиновники уходят из-под контроля общества, реальная работа зачастую подменяется ее имитацией, саморекламой, разговорами о стабильности. В результате в период кризиса, в 90-е годы, это обуславливало высокую популярность президента Бурятии, он был адекватен той ситуации, воспринимался как гарант стабильности. Но после улучшения жизни страх проходит. И появляется желание перемен к лучшему, а значит, от власти требуют не просто сохранения "всего как есть", а реальных действий. И если власть на это неспособна, ее популярность падает. И с этой точки зрения, нынешнее руководство уже несколько лет все сильнее диссонирует с реальностью.

Тренд изменился, и нет смысла идти против него. Перед всеми политическими силами в Бурятии стоит задача соответствовать росту требований общества к власти, желанию перемен, обновления.

Поэтому для нового президента ситуация в этом смысле складывается более чем благоприятно. Новый человек в любом случае обновит команду. Впереди выборы, элита значительно обновится естественным образом.

Реальный результат, реальное обновление невозможны без вовлечения в процесс всего местного сообщества. Нужно будет аккумулировать просыпающуюся социальную энергию, направить ее в нужное русло.

Почему этого не происходило долгие годы?

А о чем думает простой человек, глядя на местную власть? Чиновники коррумпированы, не умеют работать, заняты решением своих проблем, а не общественных. О чем думает водитель, разбивая машину на выбоинах наших дорог? А ведь он платит дорожный налог. О чем думает многодетная семья, ютящаяся в коммуналке, глядя на коррупционные скандалы? О чем думают самовольщики, видя, как городские начальники прибирают под себя все новые и новые сферы бизнеса, а их лишают возможности иметь элементарную крышу над головой? Ну нет у простых людей доверия к местной власти, а значит, во многом нет на нее надежды, нет надежды на лучшее будущее.

Все это дает новому президенту хороший шанс на обретение подлинной популярности. А ведь надо так немного, чтобы люди поверили, чтобы преодолеть если не пропасть, то тот раскол, который появился между властью и обществом.

Новый президент имеет все шансы стать президентом надежды, а значит, консолидирующей фигурой. И чтобы оправдать надежды, будет использовать кредит доверия общества для проведения реформ в экономике, прежде всего ее реального перевода к рыночным отношениям, поднятия уровня жизни, осовременивания социальной сферы, интенсивного развития малого и среднего бизнеса. Свободная активность деловых людей преобразит Бурятию за считанные годы.

Преодолеть комплекс неполноценности

Что для этого прежде всего нужно сделать? Очень важный аспект, будет связан с преодолением местных комплексов неполноценности. Ценность человека часто определяется его уверенностью в своих силах, а нам 15 лет твердят, что регион депрессивный, в бедности виновата не неспособность руководство региона управлять, а и некие непреодолимые и не зависящие от нас условия.

Нам действительно не хватает амбиций, честолюбия. Поэтому одна из задач и одновременно условий реформ — изменение восприятия Бурятии и на федеральном уровне и на местном: от вечно чего-то просящего депрессивного региона — к региону перспективному, активно прорывающемуся в будущее. Может быть, пока бедному, но, по крайней мере, стремящемуся изменить ситуацию. И чиновникам нужно учиться думать не о том, как объяснить, почему плохо, а том, что сделать, чтобы стало лучше.

Поэтому вполне возможно, что новый руководитель республики будет стремиться стать не просто начальником, а моральным лидером, вести регион за собой. От руководства республики должен идти импульс модернизации, обновления. Руководитель должен вдохнуть надежду и обрисовать четкие перспективы, дать крылья народу. У нас все еще остались позитивно мыслящие люди и в Бурятии, и за ее пределами, которые истосковались по настоящей работе, по большим проектам, которыми потом, спустя годы, можно будет гордиться. Был же прорыв в 70-е годы при Модогоеве и Пивоварове, была динамика. Что мешает повторить это сегодня? Нужна воля, устремленность в будущее, желание жить в ногу со временем, опережать его. Нужно быть идеалистами, верить в свои силы, забыть многолетнюю мантру о депрессивности региона, возродить здоровые амбиции, честолюбие, если хотите — региональный патриотизм.

Поколение рубежа Но возникает вопрос: а с какой командой будут проводиться реформы? Кадровый голод остро стоит во всей стране. В Бурятии экономисты делятся на две группы: те, кто знает, что ничего не понимает в рыночной экономике, и те, кто этого не знает. Но проблема решаемая. Под нового президента появятся и новые кадры, в том числе и из других регионов. Тысячи наших земляков работают в Москве, Санкт-Петербурге. Большинство из них — толковые, как правило, молодые люди, которые сумели адаптироваться в незнакомой среде, смогли както пробиться и самореализоваться.

Да и в целом невольно вспоминается концепция начала 90-х годов — "поколения рубежа". Для России это поколение людей, родившихся в 60-70 годы. Последнее поколение советских людей, впитавшее в себя все лучшее от прежней системы, которое без проблем адаптировалось к новым условиям. "Поколение рубежа" не успело принять участие в большом переделе 90-х годов. Но оно не собирается всю жизнь прозябать на положении наемных менеджеров. И перемены они воспримут как шанс, а значит, смогут стать "искренней" основой перемен.

На самом деле перемены к лучшему неизбежны. И представителям нашей элиты, которая сегодня думает о путях адаптации к новым условиям, видимо, стоит размышлять прежде всего о том, как стать полезными процессу обновления Бурятии.

^