13.06.2007
Пока корреспондент "Номер один" дежурил вместе с врачами городского родильного дома 2, на свет появилось девять маленьких жителей Улан-Удэ. За несколько часов до этого — еще 10 малышей. Медики констатируют: в этом году впервые в Бурятии уровень рождаемости превысил уровень смертности.
Каждый день в стенах городского родильного дома появляется около 15 малышей — это почти половина всех родившихся в республике. Двенадцать месяцев в году и 24 часа в сутки на страже материнства и детства стоят акушеры, реаниматологи, медицинские сестры и еще многие люди, готовые в любой момент оказать помощь женщине и маленькому существу.

Здоровых мам скоро не останется

В последние годы отделение патологии городского роддома переполнено. На каждую койку здесь претендуют 5—6 человек. По словам заведующей отделением патологии беременных 1 Татьяны Хангаевой, здоровье женщин в последнее время оставляет желать лучшего. К примеру, все чаще встречаются мамы с заболеванием плаценты.

— Число женщин, страдающих заболеваниями плаценты, увеличилось в разы, — отметила Татьяна Николаевна, демонстрируя корреспонденту "Номер Один" палаты и кабинеты диагностики отделения. — При этом не важно, первые это роды или же повторные. К сожалению, большинство наших женщин не осознают, что к вопросу беременности надо подходить очень взвешенно. Многие девушки в юности прерывают первую беременность, считая ее нежелательной. Некоторые прибегают к аборту по несколько раз, а ведь это тоже напрямую отражается на здоровье.

Настоящим бедствием для врачей городского роддома, как утверждает Татьяна Хангаева, стала табачная зависимость, которой страдают 90% беременных женщин. Действительно, выглянув из окна, можно было наблюдать весьма нелицеприятную картину. На улице, не стыдясь проходящих врачей, курили беременные женщины.

— Сейчас лето, и наши будущие мамочки стали выходить на улицу, чтобы выкурить сигарету , — не без сожаления рассказывает Татьяна Николаевна. — А зимой мы каждое утро находили море бычков, и никакие разговоры-уговоры не помогают. Поступает девочка 19 лет, а у нее стаж курильщика уже близится к восьми годам. И вроде бы, разговаривая с ней, понимаешь, что она осознает ту меру вреда, которую наносит своему ребенку, но снова и снова видишь ее с сигаретой. Видимо, никотиновая зависимость сильнее, чем любовь к малышу. Более того, иногда к нам доставляют рожениц в состоянии алкогольного опьянения. У нас, например, есть пациентка, которую участковые сестры никак не могут застать трезвой. Скоро ей рожать, и, естественно, что она поступит к нам. Исход родов в этом случае предугадать не сможет никто.

Не без гордости Татьяна Николаевна продемонстрировала аппарат для диагностики околоплодных вод у беременных женщин. Долгое время родильный дом не мог позволить себе приобрести этот аппарат из-за недостаточного финансирования, и лишь в этом году амниаскоп стоимостью в 45 тысяч рублей установили в одном из кабинетов отделения патологии. Теперь благодаря этому прибору врачи могут более точно сказать — является ребенок переношенным или нет.

Мы побеседовали с одной из пациенток отделения патологии городского роддома, улан-удэнкой Екатериной, которая в день дежурства корреспондента "Номер один" готовилась к операции по кесареву сечению.

— Я ничуть не переживаю, — уверенно сообщила Катя. — Это мои вторые роды. Первый ребенок в нашей семье — мальчик. И нам очень хотелось девочку. Шортики и рубашки уже есть, теперь надо рюшечки, бантики, платьица. При обследовании на УЗИ мне сказали, что будет дочь, так что мы очень надеемся. Волнение, конечно, есть, но не от того, что я иду рожать, а от того, что скоро увижу свою малышку.

Бороться до конца

За последние годы увеличилось число не только больных женщин, но и детей, которые становятся пациентами отделения реанимации. Через реанимацию городского роддома 2 проходит 9—12% детей от общего количества новорожденных.

Одна из новорожденных, малютка, которой даже еще не дали имя, появилась на свет раньше срока. Несмотря на то, что она набрала весьма приличный для своего возраста вес в два с лишним килограмма, ее легкие не были готовы работать самостоятельно, поэтому врачи реаниматологи приняли решение подключить малышку к аппарату искусственного дыхания.

— Уход за такими недоношенными детьми требует очень дорогостоящей техники, у нас до последнего времени с этим была большая проблема, — рассказал нам заведующий отделением реанимации Вячеслав Лазарев. — Сейчас оборудование наконец поступило. Девочка, за жизнь которой мы боремся, лежит в инкубаторе стоимостью в 90 тысяч. Аппаратура, находящаяся вокруг этого маленького человечка, оценивается в два миллиона долларов. К сожалению, мы имеем лишь один такой // ` b. Правда, сейчас идет речь о том, что нам должны поставить три новых высокочастотных аппарата искусственной вентиляции легких, а также пять инкубаторов. Чем быстрее это произойдет, тем больше жизней нам удастся спасти. Вы только представьте: из 259-ти детей, которые лежали в реанимации, 153 были подключены к аппарату искусственного дыхания.

— Мы остро нуждаемся в новом реанимационном оборудовании, — поддержала беседу заместитель главного врача по детству Елена Казакова. — Например, в прошлом году нам не удалось спасти пятерых малышей только потому, что имеющаяся аппаратура просто не в состоянии была им помочь. А если бы у нас уже тогда имелся высокочастотный аппарат искусственной вентиляции легких, они могли бы выжить. Существует и дефицит реанимационных коек для новорожденных в целом по республике. Наше отделение реанимации рассчитано на 9 пациентов, в республиканском роддоме и того меньше — на 6, в детской больнице 1 — на 5, а ведь детей недоношенных и с другими патологиями поступает куда больше.

Есть проблема и с кадрами. В отделении реанимации должно работать восемь врачей-реаниматологов, а их у нас всего двое, включая заведующего отделением Вячеслава Лазарева. Педиатров в отделении новорожденных по штатному расписанию полагается 12—13 человек, а работает — шестеро.

Тем не менее, об этом отделении реанимации ходят легенды: профессионализм врачей, здесь работающих, их самоотверженность позволяет спасать сотни жизней порой в самых безнадежных ситуациях. Об этом нам рассказали, конечно, не реаниматологи, а мамы их нынешних и бывших пациентов. "Это наши ангелы", — говорят родители, чьих детей вытянули с того света Лазарев и его команда. Так, недавно спасли очередную недоношенную девочку, которая родилась на свет на 27-ми недельном сроке весом в 980 грамм.

— Я не представляю, как у нас это вышло, но после того, как ребенок пробыл у нас семь дней, мы его перевели в детскую больницу, там он набрал вес и был выписан вполне здоровым, полноценным малышом. Когда история заканчивается вот так, на позитиве, понимаешь, что тебе есть ради чего жить, — считает Вячеслав Лазарев. — Наша задача заключается не только в том, чтобы стабилизировать состояние ребенка, но и в том, чтобы постараться свести к минимуму осложнения. Другое дело, когда не удается спасти ребенку жизнь... Мечта каждого врача — стопроцентно удачные роды и здоровые дети, которые бы желательно миновали наше отделение. Жизнь диктует свои законы, и проблема здоровья женщин, детей, состояния здравоохранения в целом отражает отношение государства к этим проблемам.

Отношение государства, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Так, несколько лет назад, когда Лазарев рассказал в интервью нашей газете, что роддому срочно необходимо оборудование, что из-за его отсутствия умирают дети, у него были крупные неприятности. Об этом мы узнали лишь недавно, и то не от доктора, а от его коллег. Если в этот раз Горздраву или любым другим начальникам после выхода статьи придет в голову отрываться на людях, которые почти каждое мгновение жизни посвящают спасению наших детей, работа которых есть не что иное, как ежедневный самоотверженный подвиг, редакция оставляет за собой право предать поведение функционеров-начальников и их деятельность "на благо общества" самой широкой огласке.

^