13.06.2007
Для нас — эти минуты, когда мы мучительно набираем дрожащими пальцами "03" в надежде — приедут, спасут, помогут — самые экстремальные в жизни и, слава богу, редкие. Для врачей "скорой" эта работа на грани — будни. Все 12 часов смены они имеют дело с самым страшным.
Сердце станции скорой медицинской помощи — диспетчерская служба — принимает на себя все звонки, а для этого нужно обладать не только медицинскими познаниями, но и железными нервами: звонящие и хулиганят, и угрожают расправой, и оскорбляют. Но каждый вызов строго обрабатывается, рассказывает старший врач смены Сергей Маланов: диспетчеры трудятся в специальной компьютерной программе, позволяющей моментально анализировать ситуацию и сортировать звонки. Первым делом определяется, что именно произошло: обморок, повышение температуры или удушье.

В соседнем помещении два диспетчера, получив сигнал, отправляют бригаду по адресу и держат ежесекундную связь с ними В режиме реального времени можно проследить, где находится машина, сколько времени осталось в запасе для спасения человека, куда в экстренном случае можно перенаправить бригаду.

Но горожане иногда резко реагируют на отказ или, наоборот, на помощь. Главный врач станции скорой медицинской помощи Александр Нечунаев делится: бывают и угрозы, и их исполнение. Нередки случаи, когда в частном секторе люди попросту спускают цепных собак на врачей. Буквально на днях из-за подозрения на инфекцию по сигналу скорой закрыли на карантин детское учреждение. Результат — родственники возмущены: некуда деть теперь ребенка! Таких случаев, к сожалению, много. Напившийся мужчина весь день набирал "03", бессвязно матерился, требовал врачей. Бригада примчалась — не открывает дверь. И снова звонит, звонит. Уже с милицией попали в квартиру — человек оказался действительно травмированным, но при этом пьян и, видимо, так не понял, что делал.

Да что говорить, лучше всего поймешь работу этой службы, лишь непосредственно окунувшись в нее. На пульт поступает вызов, через несколько секунд бригада уже в машине. "Крови будет много, не страшно?" — предупреждает диспетчер. Уже в машине врач Роза Школьная, чья бригада согласилась показать "Номер один" свою непосредственную работу, поясняет: "Мужчина-строитель. Травма руки циркулярной пилой". Пока воображение рисует страшные картины, реанимобиль оказывается уже на подъезде к поселку Зверосовхоза. Роза Прокопьевна с горечью отмечает — дисциплина у водителей сейчас уже не та, уважения к работе "скорой" практически никакого. Справедливости ради отметим: на этот раз по первому же спецсигналу машины прижимались к обочине, пропуская "скорую". Но кто из читателей не наблюдал на дороге ситуацию, когда очередной лихач подрезает спешащую машину "скорой помощи"?

Наконец, добрались. Пострадавшего строителя уже доставили в процедурный кабинет детского реабилитационного центра неподалеку. Врач оценивает ситуацию: "Когда наложили жгут? Можете пошевелить пальцами? Голова не кружится?" — в это время фельдшер накладывает повязку, на которой моментально проступает алое пятно. Мужчина пьян и с трудом отвечает на вопросы, но пальцами шевелит — значит, сухожилие не должно быть задето. Тут на пороге нарисовывается его приятель — тоже, мягко говоря, нетрезвый, но заботливый — принес чистую одежду. Перебинтованный строитель упрямо начинает менять рубаху и обувь. Уходит время, но ничего не поделаешь, идти в грязной одежде в машину он наотрез отказывается. А когда его привозят в травмпункт — требует "сначала покурить". На вопрос, как получил травму, рассказывает: "Ну, мы на стройке... сидели... Пилу включили..." Увы, большая часть вызовов реаниматологической бригады — это последствия ДТП и разного рода "бытовух" на алкогольной почве.

Едва успев передать пострадавшего хирургу в травмпункте (домчались всего за 8 минут), бригада получает следующий вызов — необходимо перевезти больного из Республиканской больницы в БСПМ. Роза Прокопьевна поясняет: "Транспортировкой тяжелобольных занимается реаниматологическая бригада "скорой помощи", потому что возможны различные обстоятельства вплоть до остановки сердца".

Из хирургического корпуса появляется каталка. На ней пожилая женщина, без сознания, кожа — сплошной синяк. Ее аккуратно перекладывают на носилки, задвигают в машину. Оказывается, пострадавшую избила дочь. "Мозговая кома. Давление держит, тоны хорошие, — комментирует Роза Прокопьевна. — Должны довезти". На этот раз по дороге даже не хочется о чем-то спрашивать, настолько трудно поверить в реальность происходящего.

До БСМП машина добирается без эксцессов. Пострадавшую передают на руки врачам стационара и снова: "Центр? Четверка свободна". По дороге на очередной вызов Роза Прокопьевна объясняет: каждая минута работы бригады контролируется диспетчером, и если людям приходится некоторое время ждать "скорую" — значит, в данный момент бригады заняты на гораздо более опасных вызовах. На адресе, куда сейчас спешит реанимобиль, уже работает бригада. У женщины инсульт.

Врачи проводят все необходимые мероприятия, но родственники отказываются от госпитализации. "Мы сообщили о возможности летального исхода, — объясняет врач. — Больной с таким диагнозом практически нетранспортабелен, хотя мы их доставляем до больницы. А когда родственники отказываются, ничего не попишешь." После этого "Центр" командует бригаде возвратиться — пока что ЧП в городе нет.

"Работа у нас непредвиденная, — делится Роза Школьная, — почти в каждое дежурство бывают и клинические смерти, и многое другое. Иногда родственники уже прощаются... В ход идет весь опыт, все знания. И когда видишь момент возвращения больного к жизни... Становится отрадно, понимаешь, что мы действительно нужны людям".

Сегодня "скорая помощь" — это единственный островок экстренной бесплатной медицинской помощи. И работает она в условиях чрезвычайных ситуаций, когда речь идет о грани между жизнью и смертью. В кратчайшее время и при минимуме информации врачи должны предпринять такие действия, которые спасут жизнь и не приведут к ухудшению состояния. Работать в таких условиях трудно всем от диспетчера и фельдшера до водителя и врача. И каждый человек в состоянии помочь "скорой" — быть осторожным, не требовать невозможного, не хулиганить по телефону, уважительно относиться к спецмашине на дороге. Этот минимум облегчит условия работы, и "скорая" успеет к кому-то намного раньше.

^