26.06.2007
Страшное преступление, которое было совершено в ноябре прошлого года в воинской части 47130, дислоцирующейся на ст. Дивизионная г. Улан-Удэ, возможно, так и осталось бы незамеченным, если бы его расследованием не занялись родственники погибшего солдата-срочника из Дагестана Гамзата Умурханова.
В телеграмме, которую командование части направило в адрес родителей, говорилось, что их сын самовольно оставил расположение части и поэтому объявлен в розыск. Родители Гамзата Умурханова, проживающие в далеком дагестанском городке Избербаш, не могли поверить в то, что их сын мог совершить такой поступок, и после семейного совета решили командировать в столицу Бурятии своего родственника, дядю Гамзата — Шарипа Умурханова. На заслуженный отдых Шарип Гамзатович ушел из правоохранительных органов, поэтому в семье были уверены, что он как никто другой сможет на месте разобраться в ситуации.

Тогда родители еще не знали, что уже через несколько дней им предстоит узнать страшную новость: их сын был убит с особой жестокостью своим сослуживцем во время совместного наряда в котельной части. Чтобы избавиться от улик, окровавленное тело Гамзата Умурханова было брошено в топку котельной вместе с орудием преступления.

"Командование пыталось замолчать преступление"

13 июня этого года был оглашен приговор в отношении убийцы дагестанского солдата, которому суд назначил меру наказания в виде лишения свободы сроком на 8 лет в колонии строгого режима, однако земляки и родственники погибшего юноши уверены, что в большей степени в случившейся трагедии виновны офицеры части, где служил Гамзат Умурханов. Они намерены идти до конца и наказать всех виновных.

В этой трагедии много странностей — так считает и соотечественник погибшего солдата-срочника Маграм Курбанисмаилов. По его мнению, если бы в прошлом году на командование части в буквальном смысле не свалился родной дядя Гамзата, бывший милиционер Шарип Умурханов, который начал задавать много вопросов, то неизвестно, было бы о преступлении заявлено в соответствующие органы. Складывалось впечатление, что офицерский состав части делал все, чтобы о случившемся убийстве никому и ничего не было известно.

Цепочка неувязок

Последовательность ноябрьских событий 2006 года, которые происходили в воинской части 47130, такова. В обвинительном заключении военного прокурора улан-удэнского гарнизона говорится, что 9 ноября прошлого года в наряд в котельную 922 заступили четыре солдата. В их числе были Гамзат Умурханов и Андрей Логвинов. Предварительным следствием было установлено, что между двумя солдатами из этой смены — Умурхановым и Логвиновым — на протяжении долгого времени часто случались стычки, при этом их инициатором якобы всегда был Гамзат. Но в документах имеются данные, опровергающие эти факты, в частности они содержатся показаниях подполковника О.В. Жаринова, который неоднократно беседовал с Логвиновым, и тот, в свою очередь, отрицал, что между ним и Умурхановым были неуставные отношения.

Изменились и показания солдат, которые участвовали в судебном процессе. По словам Маграма Курбанисмаилова, разговаривая с ним без свидетелей, они утверждали, что не Гамзат, а Логвинов был психически неуравновешенным человеком. Некоторые рассказывали, что иногда Логвинов мог кинуться на людей с лопатой. Почему их показания стали другими в зале суда, остается только догадываться. И потом, как человек, который, если верить показаниям Логвинова, постоянно унижал и избивал его, мог быть назначен старшим механиком-водителем приказом командира? Более того, с начала 2006 года Умурханов работал хлеборезом в столовой. Те, кто служил в армии, знают, что случайных людей на такую должность не назначают, потому как она считается одной из самых почитаемых среди солдат.

Многие из тех, кто заступил в ночь с 9 на 10 ноября, отмечают, что все было как обычно. Почти все видели Гамзата Умурханова спящим на диване в каптерке. Почему через несколько часов он уже был назван беглецом и солдатом, самовольно оставившем часть, — непонятно.

— Мне трудно поверить в то, как парень ростом 161 см при весе в 51 килограмм может применить к кому-то силу, — комментирует ситуацию Магарам Курбанисмаилов. — Я считаю, что родители доверяют военным и армии самое дорогое, что у них есть, — своих сыновей. Ведь в некоторых семьях, как, например, у Умурхановых, сын — единственный ребенок. Кроме того, можно было бы поверить во все то, что говорилось на суде, но в показаниях самих офицеров и солдат-сослуживцев очень много противоречий.

Например, дежурный по части, который заходил тогда в котельную около полуночи, показал, что примерно в это время он проверял состав солдат, находящихся в котельной и ничего необычного в их поведении не заметил. В то время Гамзат был еще жив. Этот же дежурный узнал об его исчезновении только после часа дня. Как же так?

Другой офицер, который также исполнял в ту ночь обязанности ответственного по части, появился в помещении котельной уже 10 ноября, в седьмом часу утра, увидел у водогрейного котла Логвинова и ничего странного в его поведении не заметил. Он по какой-то причине не стал строить и проверять личный состав. Зато как бы промежду прочим заметил в углу диван, который простоял на этом месте много лет, и приказал убрать его в комнату дежурного. Для чего? И как можно было не заметить пятна крови, ведь солдату в спящем состоянии было нанесено три удара топором по голове?!

Потом, мне интересно: один из офицеров показал на суде, что видел пятна темно-багрового цвета на диване, но не придал этому значения. Зачем же тогда уносить его с глаз долой? Когда выносили диван, те же пятна было просто невозможно не заметить, но, тем не менее, интереса к ним никто не проявил.

"Не почувствовать запах горелого мяса было нельзя"

По словам Маграма Курбанисмаилова, вместе с Гамзатом Умурхановым в части служили четверо ребят из Ингушетии. Один из них в ту ночь дежурил в котельной. После того как стало известно об исчезновении дагестанского сослуживца, они начали задавать вопросы. С ними успел поговорить и дядя убитого Гамзата. Непонятно, по каким причинам, но уже через несколько дней все четверо ингушей были спешно перераспределены по другим воинским частям.

Еще один факт никак не дает покоя общественному защитнику из Дагестана Маграму Курбанисмаилову: откуда на месте преступления взялась кровь другого человека? В деле фигурируют результаты экспертизы, проведенные на месте преступления, где четко сказано, что на рабочих брюках, не принадлежащих Логвинову, которые были приобщены к делу как улика, "обнаружено пятно крови неизвестного мужчины". Это вопрос так и не был досконально изучен, и другого возможного участника убийства никто искать не стал.

— Что это может означать? — вполне резонно спрашивает Маграм Курбанисмаилов. — Что в преступлении принимал участие кто-то третий? И что значит "не смогли идентифицировать"? Не смогли или не захотели? В любом случае этот вопрос так и не был досконально изучен, и другого возможного участника убийства никто искать не стал.

Маграм Курбанисмаилов задается вопросом: как офицеры могли предположить, что солдат оставил часть, если в каптерке осталось все его обмундирование — бушлат, который уже выдали к зиме, сапоги, шапка? Во время наряда в котельной все солдаты переодевались в робу, так неужели, если срочник затеял побег, то он оставил бы часть в таком виде?

К тому же в котельной солдат находился не один, кто-то из его товарищей обязательно видел бы, как Гамзат покидает помещение. Потом, один из офицеров заходил в котельную в то время, когда тело Гамзата Умурханова уже горело в топке. По мнению Маграма Курбанисмаилова, не почувствовать запаха горелого мяса просто невозможно.

— Один из солдат рассказал, что после того, как Логвинов убил своего сослуживца, он пригласил на чай другого солдата, — говорит земляк солдата. — И они сидели на том самом диване примерно минут 15—20! Убийца оживленно рассказывал о посылке, которая пришла ему накануне, а также о том, что скоро надо выгребать котлы. Просто поражает цинизм этого человека, который несколько минут назад убил человека и еще не знает, полностью уничтожено его тело или нет, что там будет в остатках печи, которые вот-вот должны выгрести! Во время чистки котла, как сказал тот же солдат, Логвинов вдруг обронил фразу о том, что к ним в уголь кто-то подбросил топор. Тот самый — орудие убийства! Потом его застали в душевой, где он стирал камуфляж, объяснив сослуживцам, что это якобы форма Умурханова, и он заставил его сделать это. Непонятно после всего этого, как такому человеку оформили явку с повинной, ведь он и не думал признаваться в преступлении!

Еще раз повторюсь: если бы не родственник Умурханова, который неожиданно приехал в часть, Гамзата так бы и считали самовольно покинувшим часть. И еще. Над нами словно издевались даже тогда, когда уже стало известно об убийстве. Командование части продолжало поиски якобы сбежавшего солдата чуть ли не конца ноября. Как это назвать — я не знаю!

Маграм Курбанисмаилов искренне удивлен тем, что судебное заседание, на котором заслушивался приговор, прошло без его участия, хотя, как он утверждает, неоднократно обращался с просьбой присутствовать на процессе. О том, что суд уже прошел, он узнал значительно позже. Его так и не поставили в известность.

Смерть сына изменила жизнь

После того как родителям Гамзата Умурханова сообщили о смерти сына, у отца случился сердечный приступ. Мать солдата сегодня — психически нездоровый человек. Гамзат был единственным сыном в семье, кормильцем и родительской надеждой на продолжение рода. От тела юноши не осталось ничего, что родители могли бы предать земле. Получается, что у родных нет даже могилы, на которой можно пролить слезы.

— Я точно знаю, что ежегодно в Дагестан из российских воинских частей приходит около двухсот грузов 200 с телами наших ребят, — утверждает Маграм. — На моей родине не принято скрываться от армии или, как говорят "косить" от службы. У нас все иначе. Закон велит исполнять долг перед Родиной, и поэтому каждый год Дагестан дает российской армии около 25 тысяч призывников. Для сравнения: в Дагестане проживает чуть более 2,5 миллионов людей, в Москве — более 14 миллионов, а число призывников наша маленькая республика дает больше, чем столица, почти в два раза. Мало того, что наши ребята погибают, и, как правило, эти убийства никто не расследует, по малограмотности многие из них попадают в тюрьмы, потому что из-за незнания законов подписывают документы, позволяющие посадить их всерьез и надолго.

Я считаю, главное — чтобы торжествовала справедливость, особенно тогда, когда случаются такие трагедии, как в семье Гамзата Умурханова. Надо забыть о том, какой он национальности. Важно помнить, что жестоко убит человек. Молодой человек, который был единственным сыном у отца и матери...

Родственники убитого Гамзата Умурханова и Маграм Курбанисмаилов не намерены мириться с приговором, который был оглашен судьей Улан-Удэнского гарнизонного военного суда 13 июня.

^