04.07.2007
В пятницу 29 июня на территории завода "Электромашина" едва не прогремели выстрелы. Приказ стрелять на поражение был отдан конкурсным управляющим ОАО "Завод "Электромашина" Н. Тетериным в адрес рабочих смежной организации — ООО "Электромашина", которые забирали свое законное имущество. Эквивалентом человеческой жизни, которой господин Тетерин легко готов был пожертвовать, стал промышленный станок, принадлежавший ООО "Электромашина". Рабочие отстаивали его лишь для того, чтобы иметь возможность производить на этой машине электродвигатели. Для выяснения подробных обстоятельств сложившейся ситуации в эпицентре событий побывал корреспондент газеты "Номер один". Как оказалось, этот инцидент стал кульминацией давнего противостояния двух схожих по наименованию, но разных по сути организаций.

"Стреляйте, ответственность беру на себя!"

— 28 июня вечером мы получили информацию о том, что готовится несанкционированный вывоз нашего оборудования с территории завода из корпуса, не принадлежащего нам, — прокомментировал ситуацию на месте событий и.о. генерального директора ООО "Электромашина" Иван Апанович. — Дабы опередить события, мы решили перетащить его к себе. Процесс перевозки прервал конкурсный управляющий ОАО "Завод "Электромашина" Николай Тетерин. С ним был человек, который почему-то утверждал, что станок продан господином Тетериным ему. Я предъявил им судебный исполнительный лист, в котором написано, что коммерческому управляющему запрещено реализовывать и вывозить с территории завода оборудование.

После этого Тетерин в резкой форме начал поливать нашу организацию грязью, когда же я стал ему возражать, он во всеуслышание приказал директору охранного агентства применить в отношении меня и работников нашего предприятия огнестрельное оружие. В этот момент мы приостановили действия. Несмотря на то, что данное имущество не принадлежит Тетерину и по закону наше, сейчас у меня милиция берет расписку, что это имущество не будет испорчено и не будет вывезено с территории завода.

Группа рабочих, не понимающих, на каком основании конкурсный управляющий запрещает им распоряжаться принадлежащем их организации имуществом, не скрывают своего негодования:

— Поначалу работа шла нормально, — говорит один из рабочих ООО "Электромашина" Александр Жарников. — Мы погрузили станок и уже стали его вывозить, как вдруг объявился человек, который стал утверждать, что он хозяин станка, а потом и господин Тетерин. Он начал кричать: "Куда? Всем стоять!" С ним был начальник его службы безопасности, которому он дал приказ стрелять в нас на поражение.

Другой рабочий, Жаргал Эпов, добавляет:

— Он сказал: "Вы при оружии? Стреляйте на поражение, ответственность беру на себя!" Тетерин нас абсолютно не слушал, матерился, кричал, что мы воровская команда и банда грабителей.

— Со стороны этот человек совершенно не был похож на руководителя, тем более на конкурсного управляющего ОАО Завод "Электромашина" — говорит монтажник Олег Шеметов, демонтировавший станок. — Тем более, что его толком раньше никто и не знал, он и из кабинета-то своего никогда не выходил, а тут прибегает человек, который отдает приказ применить оружие, нецензурно бранится. Но в конце концов он успокоился, и все поняли, что это и есть Тетерин.

"Продает вопреки постановлению суда"

Для того чтобы читателю было понятно, что за противостояние имеет место быть на заводе, проясним некоторые детали. ОАО "Завод "Электромашина" находится в процедуре банкротства, для проведения которой был назначен конкурсный управляющий Николай Тетерин.

Однако на площадях бывшего большого завода с целью сохранить производство было создано ООО "Электромашина", которое в свое время выкупило у первого станки. На это есть и договоры, и счета-фактуры — все соответствующие документы. На этих машинах предприятие пытается наладить работу, сохраняя рабочие места и платя налоги. Однако, как утверждают представители действующего производства, господин Тетерин делает все, чтобы они прекратили выпускать электродвигатели.

— Свою задачу по оздоровлению производства господин Тетерин понимает весьма своеобразно. Он распродал имущество бывшего большого предприятия, что называется, по винтику, в разные руки, а не целиком, чтобы производство могло возродится. — продолжает объяснять ситуацию руководитель ООО "Электромашина". — Сейчас он вовсю продает станки, которые вообще не входят в конкурсную массу, а принадлежат другой организации — созданному на площадях завода-банкрота ООО "Электромашина". Ссылается на то, что ему нужно погасить долги, которые он наделал перед охранным агентством. Но эти долги — его проблема. Он все имущество банкрота распродал, но этих денег не хватило даже на то, чтобы оплатить собственные услуги и услуги нанятой им команды.

Даже если он хотел продать оборудование, речь могла бы идти только о предложении имущества (причем не этих станков, а только находящегося в конкурсном производстве) конкурсным кредиторам ОАО "Завод "Электромашина", а не каким-то ЧП. Но собрание кредиторов, в свою очередь, приняло решение, чтобы вообще прекратить конкурсное производство. К тому же срок полномочий Тетерина как конкурсного управляющего давно истек. Так что его, по сути, вообще не должно быть на территории завода.

А он не только здесь присутствует, но и распродает имущество, не принадлежащее предприятию-банкроту. Это прямое нарушение закона.

Шесть наших станков, к которым он не имел права даже прикасаться, уже ушло на сторону.

Юрисконсульт ООО "Электромашина" заявил корреспонденту, что намерен обратится в прокуратуру:

— Потому что это серьезный вопрос, связанный с систематическим нарушением наших прав и закона: Тетерин уже дважды целыми партиями вывозил с территории принадлежавшие нам станки. Совершенно противозаконно. Кроме того, подчеркну, что Арбитражный суд еще 23 мая запретил ему реализовывать на сторону какое-либо оборудование, тем более не принадлежащее банкроту.

Те станки, которые были вывезены ранее, мы купили еще до банкротства. Конкурсный управляющий пытался отменить этот договор по суду, но ему отказали. Однако он продал эти станки. Это состав уголовного преступления.

"Вместо того чтобы работать, мы вынуждены воевать"

История завода "Электромашина" похожа на судьбу многих предприятий страны, переживших кризис переходного периода экономики. Активная деятельность в советское время и падение производства из-за невостребованности продукции в начале 90-х. Рабочие тогда не видели зарплаты по нескольку месяцев, получая за свой труд кипятильниками, чайниками и другим бартером. Когда в 1998 году предприятие наконец стало вставать на ноги и понемногу наметился долгожданный рост производства, произошел дефолт. И вновь проблемы.

— Чтобы нас не перекупила Москва, мы приобрели акции у коллектива и попробовали еще раз подняться на ноги, — рассказывает и.о. генерального директора ООО "Электромашина" Иван Апанович. — Однако из-за отсутствия заказов нам это не удалось. Промышленность страны стала загибаться, а мы ведь полностью от нее зависим. Предприятие накопило долги и в 2003 году мы закрылись полностью. Люди были распущены в отпуска без содержания, работали только отдел сбыта и бухгалтерия. Началась процедура банкротства. Был назначен внешний управляющий, но еще до этого, чтобы сохранить производство и рабочие места, было решено создать новое общество, в котором мы сегодня работаем, — это ООО "Электромашина". Появившееся на базе банкрота предприятие начало быстро развиваться.

Сначала было сложно. Когда в прессе появились сообщения, о том, что ОАО "Завод "Электромашина" — банкрот, заказы у нас резко сократились, партнеры были уверены, что организация распродается. И руководству "Электромашины" пришлось долго объяснять и доказывать, что они работают и что обанкротилось совсем другое предприятие. В конце концов ситуацию удалось выправить.

— Мы организовались и начали работать, у нас 2003 год просто блестяще прошел. — подтверждает слова директора инженер по труду Владимир Осипов — С августа по февраль были такие объемы, что если бы сейчас мы такие объемы освоили, то пошло бы мощнейшее развитие. Но из-за разбирательств с конкурсным управляющим нас ставят на колени и любыми путями хотят задавить и не дать развиваться.

— К сожалению, со стороны конкурсного управляющего в отношении нас идет постоянный прессинг, — продолжает и.о. директора ООО "Электромашина". — В качестве примера может служить сегодняшняя ситуация. Станок наш, он нам нужен для производства, мы для него подготовили фундамент в цехе. А вчера сигнал поступил, что его продали и собираются вывозить. Беспредел какой-то.

Да, объемы производства у нас невелики, но мы может развиваться дальше. Сейчас, в частности, мы полностью подняли цех производства, построили свою новую котельную, теперь мы можем говорить о том, что имеем возможность работать дальше, — говорит Иван Апанович. — У нас есть направления развития, по которым сейчас ведется разработка, один из заказов — договор на электродвигатели железнодорожному подвижному составу (они обошлись бы для ЛВРЗ в два с лишним раза дешевле, чем те, которые они покупают сейчас в Черкесске). Освоили мы и совершенно новые машины, с октября 2006 года начали выпуск пятой серии электродвигателей, которая тоже пользуется спросом. По морской технике у нас отличная перспектива.

Но вместо того чтобы работать и грузить продукцию, мы боремся с конкурсным управляющим. Он всем объявляет, что мы воры, что мы все украли и обогащаемся, набивая деньгами карманы. А мы выкупили оборудование и просто работаем.

Тетерин во всеуслышание говорит: все равно вы здесь работать не будете, я любыми путями вас отсюда выживу, выгоню, продам, обанкрочу. Почему господин Тетерин действует как отъявленный рейдер, сказать сложно. Если рассуждать логично, возможно, играет роль возможный конкурент или личные амбиции, меркантильные цели.

"Тяжело наблюдать, как растаскивается завод" Многие из наших собеседников работают здесь по 15—20 лет. Они еще помнят, каким был завод тогда еще союзного значения. Сегодняшнее положение вещей удручает. Предприятие ужалось в своей территории, осталось только два цеха, на которых идет производство, — это своеобразный укрепрайон, на котором ООО "Электромашина" из последних сил пытается сохранить производство электродвигателей. Другие цеха, по словам рабочих, постоянно перепродаются.

— Зачем нас уничтожать? — говорит Владимир Осипов, инженер охраны труда. — И так уж много предприятий уничтожено в республике, возьмем наших соседей — "Эмальпосуду" и стеклозавод. А у нас люди чуть не по ночам работают, чтобы поскорее фундамент сделать под станок и установить его. Получается сейчас так, что нам производство никто не дает развернуть. Одного нашего стремления недостаточно. Если не будет станка, не будет и двигателей, значит, мы окажемся без работы.

— Тетерин открытым текстом говорит: я вас задавлю, — говорит монтажник Олег Шеметов, проработавший на заводе 20 лет. — А зачем нас давить? Зачем разваливать производство?

По предположениям рабочих, станки уходят на металлолом. Еще месяц назад в соседнем цехе в рабочем состоянии стоял станок, которому еще работать и работать, но однажды он исчез.

— Приезжают краны, два-три "КамАЗа", которые китайцы загружают под завязку, и через проходную вывозят нашу технику, — говорят рабочие. — Тяжело наблюдать, как растаскивается завод. Разрушить легко, вот попробуй создать. Мы вовсю пытаемся выжить, развиваться, того количества продукции, которое мы сейчас выпускаем, вполне хватит, чтобы содержать это помещение, и людей. Есть и заказы, и перспективы. Мы сохранили бы рабочие места, производство двигателей. Дайте только возможность спокойно работать!

^