04.07.2007
Свято-Троицкий мужской монастырь в Прибайкальском районе — место особенное. Сегодня здесь живут семнадцать монахов со всех уголков России, которые постепенно возрождают то, что было разрушено за многие десятилетия. В прошлом году стены обители покинули последние пациенты Троицкой психоневрологической больницы. Здесь же, в здании монастыря, содержались и больные туберкулезом. Помещения, в которых пребывали люди, монахи пока не трогают. По их словам, для начала необходимо провести мощную дезинфекцию, а уже потом заниматься восстановлением разрушенных стен.
Ранее в помещения, где содержались больные, посторонних людей, а уже тем более журналистов не допускали. Сейчас корреспонденту "Номер один" представилась возможность побывать в стенах бывшей психушки. Посмотрев на то, в каких условиях в течение многих лет содержались пациенты, мы пришли в состояние шока. И это еще мягко сказано.

Тюрьма для душевнобольных

По словам одного из монахов Свято-Троицкого монастыря, отца Владислава, в некоторые помещения вход из соображений безопасности пока запрещен. Но даже те комнаты, которые сегодня можно посещать без опасения, напоминают тюрьму. Сюда совершенно не попадает солнечный свет и свежий воздух. На окнах — толстые решетки. Полуразрушенные стены, плесень, затхлый запах. Это даже не просто тюрьма. Карцер.

Монастырь перенес тяжелые годы. После того, как церковь была официально запрещена, здесь сначала находилась колония для несовершеннолетних преступников, а затем клиника для людей с психическими расстройствами и больных туберкулезом. Местные жители рассказывают, что, когда в монастыре содержались пациенты, к нечеловеческим условиям содержания еще добавлялись физические расправы, которые учиняли санитары.

Когда в монастырь прибыли первые монахи, они какое-то время соседствовали с больными. Последняя партия пациентов покинула обитель в декабре прошлого года.

Стоит отметить, что пока в монастыре находилась больница, многие из селян состояли на службе при ней. Возрождение же монастыря местных жителей порадовало, и огорчило одновременно, так как неминуемо вело к потере рабочего места и заработка.

Фрески заделали кафельной плиткой

С другой стороны, по словам отца Владислава, еще несколько месяцев назад в действующий храм при монастыре приходили лишь две-три старушки. Сейчас, особенно по большим церковным праздникам, в помещении церкви бывает очень тесно. Сюда устремляются и стар, и млад, причем не только из Троицка, но и соседних деревень. По мнению отца Владислава, означать это может только одно: началось духовное возрождение.

Пока в стенах монастыря находились медики, здесь многое пытались переделать под гражданский стиль. Так, например, древние фрески, которые некогда украшали потолочные проемы одного из помещений, пытались варварским способом тщательно заделать кафельной плиткой. Часть этого отделочного материала отвалилась, и теперь то тут, то там проступают поврежденные бесценные сокровища: фрески ручной работы, которые были написаны около трех сот лет назад.

Больные гуляли по костям монахов

— Здесь многое изменилось. Конечно, основные строения остались, но все они находятся в ужасном состоянии, — рассказал корреспонденту "Номер один" отец Владислав. — Например, когда-то на территории монастыря было место, где покоились останки монахов. Это святое место захоронения праведников.

Однако прямо на этих костях, на могилах святых, наши современники разбили цветники и устроили прогулочную площадку для больных. Можно сказать, что люди в прямом смысле ходили по костям. Причем останки были сильно потревожены. Говорят, здесь то и дело находили кости праведников. Сейчас мы планируем перезахоронить останки монахов, чтобы их тела покоились с миром.

Уникальная надвратная церковь требует реставрации

Основанный в первой половине семнадцатого века, Селенгинский Свято-Троицкий монастырь был первым в то время на территории от Урала до Дальнего Востока и оказался в XXI веке единственным, где имеется надвратная церковь.

— Надвратной церкви действительно нет ни в одном монастыре в Сибири и на Дальнем Востоке, — подтвердил в беседе отец Владислав. Здание главных "святых" ворот с надвратной церковью было возведено в 1835 году. Сейчас это здание, как и стены монастыря, находится в ужасном состоянии. Все это еще предстоит восстановить.

Кроме надвратной церкви, на территории монастыря находится еще два храма — Троицкая и Никольская церкви.

Когда-то в ограде обители находились библиотека, архив, жилые помещения, кельи, хозяйственные постройки, огороды. По словам отца Владислава, в XVIII веке здесь, как и в других русских монастырях, имелась своя тюрьма, в которой содержались преступники против веры, государственные преступники, провинившиеся монахи и прочие.

Здесь бывали Ганнибал и прадед Пушкина

Троицко-Селенгинский монастырь возник на перекрестке дорог, ведущих из Москвы в Селенгинскую Даурию, Монголию и Китай, а также на север - в итанцинские и баргузинские пределы. Его посещали многие известные люди того времени.

— Через монастырь проезжали и останавливались все русские дипломатические и торговые деятели, направлявшиеся в Китай или в Восточное Забайкалье, — поведал отец Владислав. — Одним из них был великий и полномочный посол России в Китае Федор Алексеевич Головин. Посетил монастырь посланник царя Петра I, Абрам Петрович Ганнибал, русский военный инженер, генерал-аншеф, прадед поэта Пушкина.

В конце июня 1891 года монастырь посетил цесаревич Николай Александрович. На память о своем пребывании цесаревич подарил монастырю сребропозлащенный эмалированный напрестольный крест и пожертвовал 300 рублей. Домик, где останавливался цесаревич, сохранился до наших дней, и оно, как и многое другое, нуждается в реставрации.

К источнику идут паломники за сотни верст

Из достопримечательностей, которые сегодня имеются в монастыре — святой источник. Почему-то, по словам отца Владислава, о его существовании мало кто в Бурятии знает. В основном паломничество к нему совершают наши соседи — жители Иркутской и Читинской областей. Говорят, он обладает уникальной силой и творит чудеса.

Имеется в Свято-Троицком монастыре и дорога к храму, вымощенная большими камнями триста лет тому назад и сохранившаяся до сих пор. Чтобы разнообразить свой быт, монахи взялись за разведение пчел. На территории храма есть своя пасека, где собирается мед.

В прошлом году на реставрацию храмов Бурятии из федерального бюджета было выделено 10 миллионов рублей. Часть средств была направлена в Свято-Троицкий мужской монастырь, но, по словам отца Владислава, этого недостаточно. Нужны годы и немалые вложения, чтобы вернуть все то, что было утрачено за более чем семьдесят лет.

^