04.07.2007
Общение с мастерами из самых разных уголков Бурятии показывает, что при желании и увлеченности из обычной работы преподавателя в школе или Доме творчества вырастает настоящее искусство, большое дело всей жизни. Вот и в поселке Каменск зародилось и развивается интересное предприятие по производству авторской мебели и деталей интерьера.
Раритеты — из подножных материлов

Изюминка проекта в том, что материалом служат не обычные доски и комплектующие, а практически бросовый материал — искривленные стволы деревьев, причудливой формы коряги и корневища.

— Раньше я занималась глиной, вообще всем понемножку — вела кружок в Доме творчества, — вспоминает Лидия Березко. — Три года назад в руки попалась книга о корнепластике. Посмотрела, как люди делают подобные вещи, понравилось.

И вот уже три года Лидия Ивановна создает удивительно теплую и почти что сказочную мебель и аксессуары. Поставщиками материала стали лесники и сборщики трав, которые приносят свои находки из глубокой тайги. Кроме того, Селенгинский ЦКК продает нестандартные бревна, не годящиеся для производства. Практически из подножных материалов создается и внушительная, хотя и не лишенная изящества мебель, и нестандартные детали интерьера. Мастер показывает причудливые подсвечники:

— Основа — это капы, наросты на деревьях. Один подсвечник сделан из рожек, которые дома давно лежали — муж у меня охотник. А это каменная береза, видите, какие ветки — с утолщениями. Еще делаем рамочки из тополя. Кору либо оставляем, либо срезаем. В такую раму можно вставить зеркало или картину.

Интересно выглядят и бра, абажур которого выполнен из сосновой коры, и небольших размеров сувениры. В мастерской хранятся заготовки, и Лидия Ивановна объясняет, какая интересная ваза будет скоро сделана из обработанного капа.

— Материал практически даровой, — делится мастер. — Я слышала, что такие наросты на мировом рынке стоят по весу как серебро. А у нас такой материал практически на дрова уходит.

Нет отбоя от желающих работать

Изделия из Каменска стали пользоваться популярностью на выставках разного масштаба. Сувенирами и мебелью уже заинтересовались различные фирмы. Начали поступать и заказы. Так, туристические фирмы оказались не прочь украсить байкальские гостиницы необычной теплой мебелью. Строгих рамок они художнику не ставили, чем Лидия Ивановна очень довольна. Говорит, что в исполнении полагаются на ее фантазию и в итоге остаются довольны.

Конечно, в отсутствие широкой рекламы заказчиков маловато, но Лидия Березко уверена: при активном спросе можно организовать совместно с администрацией целый цех, а уж людей и материалов хватит. У такого направления есть будущее.

— Очень много людей просится на работу, около пятидесяти человек, — рассказывает наша собеседница. — Но я же не могу всех принять: сейчас просто нет заказов в таком количестве. А ведь у нас в поселке мастеров очень много. Есть резчики по дереву, можно даже совмещать техники.

Лидия Ивановна показывает работы ребят, которые занимаются в ее кружке корнепластики при Доме творчества, и становится понятно: уже есть практически готовые мастера даже среди школьников. Можно ставить дело на поток.

Считается, что столярные работы — не женское дело. Конечно, мастерице очень помогает сын. Он отвечает за тяжелые физически операции, а Лидия Ивановна полирует, шлифует и, разумеется, выступает в качестве художника и дизайнера.

— Самое сложное физически — обрабатывать капы, — делится она. — Наросты, словно камень, и стамеску приходится затачивать заново через каждые полчаса работы. Специальных инструментов для работы с таким материалом нет.

Радуга внутри клена

— Каждое дерево имеет свою текстуру, — кажется, Лидия Ивановна может рассказывать часами о любимом деле. — Вот у клена сердцевина даже разного цвета. Он бывает и красный, и фиолетовый, и словно радуга. Мне особенно нравится работать со спилами. Такая красота хранится внутри дерева! Мне настолько работа нравится, что я даже не устаю. Это заряжает, ты, словно отдыхаешь на работе. Иногда всю ночь сижу, если работа начата и ее не хочется бросать.

Работает мастер только с твердыми породами деревьев — березой, лиственницей и сосной. Осину старается не использовать, все-таки говорят, что она энергетику забирает. А больше всего привлекает работа с кленом, интересны его искривленные стволы.

— Вообще, прямые деревья мне и не интересны. Другое дело — искривленные, с аномалиями. Интересно, если есть сучок: срежешь — а там две сердцевины.

Чаще всего на выставки из Каменска отправляется самый первый предмет мебели, вышедший из-под рук Лидии Березко — стул. Он сделан из толстой прочной доски, на которую прикреплены *` a("k% спилы клена, подобранные по форме и диаметру, словно элементы мозаики.

— Этот стул для меня как талисман, — делится Лидия Ивановна. — Я его не продаю, везде вожу на выставки. Вот недавно опять просили продать. Была бы без денег — продала. Ведь расходы очень большие. Нужно материалы купить, инструменты обновить, кроме того, аренда, электроэнергия. Дохода практически и не имею.

В итоге получается такое самоокупающееся хобби. "Муж ничего не говорит. Терпит, пока не разводится", — смеется наша собеседница, в доме которой целая веранда оформлена сделанною ею мебелью. Есть совершенно особенный стол, основанием для которого послужило огромное корневище.

С ногой для стола пришлось повозиться. Особенно долго — сушить этот корень. Дело в том, что, прежде всего, заготовки подвергаются варке в специальном растворе, чтобы избавиться от жучков и избежать в дальнейшем растрескивания изделия. После заготовка должна как следует просушиться. Всего на стол ушло около полугода, а в среднем работа над одним изделием требует около месяца.

— Но вообще у меня вещи долго не задерживаются, быстро уходят, — продолжает рассказ мастерица. — Только сделаю — сразу просят их подарить или продать.

"Фантазировать можно бесконечно"

— Я стараюсь от природы ничего не убирать, как есть дерево — так его и оставить, — объясняет принцип своей работы мастер. — Все вещи получаются в единственном экземпляре, ведь не найти двух похожих коряг. А сколько всего можно делать! Например, двери или даже рамы с разными декоративными элементами. Одна коряга так родилась, другая - - по-другому, и это дает простор фантазии.

Впрочем, из-за этого же возникают и трудности: каждый раз мастеру приходится придумывать новые крепления деталей. Ведь повторить уже освоенные соединения почти не получается. Но это только подстегивает творческую мысль и желание работать.

— Мне вообще все интересно! — уверяет Лидия Ивановна. — Хочется и сувениры успеть сделать, и мебель успеть сделать, и какие-то цветы-вазочки. Каждая вещь неповторима, и текстура настолько интересна! Вот мы по дороге едем, а у меня голова по сторонам так и крутится. Сразу вижу, если красивый нарост. Но, конечно, если дерево живое, я его не трогаю — только любуюсь.

"Заразила" все село

Корнепластикой увлекается все больше жителей Каменска. Директор Дома творчества Галина Збавитель смеется:

— Мы уж сами заразились. Поехали тут на семинар с коллегами. Кто что оттуда домой повез, а я — корни.

А сама художница добавляет:

— На Байкале в прошлом году ничего и не осталось — все вычистили. Моя сестра там живет и спрашивает: куда все дрова подевались?

Галина Петровна вспоминает еще, как Лидия Ивановна занималась до того различными техниками: расписывала подносы, пробовала плести из лозы, изготавливала дымковскую игрушку и даже сама нашла для этого глиняные разработки:

— Эти поделки у нас и в Америке, и в Германии, и в Малайзии сейчас! У Лидии Ивановны такая своеобразная манера работы, что фигурки у нее получаются живыми. Помню, фигурку в Германию отвезла — маленький бурятик улыбается — рот до ушей — и огромного такого омуля тащит за спиной!

Сейчас у Лидии Березко новые интересы — работа с пластикой (затвердевающим пластилином) и создание картин из мрамора и подкрашенного гранита. Но свои любимые коряги она бросать не собирается: и творческих задумок еще хватает, да и есть надежда на интерес к такой мебели со стороны гостиниц и турбаз с учетом развивающегося туризма.

^