11.07.2007
Бурятия стоит на пороге значительных перемен. Это связано и c приходом нового президента, и с созданием в республике туристско-рекреационной зоны, и с другими факторами. Перемены коснутся и главного кормильца республики — села. О перспективах сельского хозяйства "Номер один" побеседовал с доктором сельскохозяйственных наук, известным телеведущим, любимцем дачников Анатолием Кушнаревым.
— Анатолий Григорьевич, в настоящее время по всему миру идет процесс урбанизации, сельчане все больше переезжают в город, такая же ситуация и у нас в республике. Как Вы думаете, что будет дальше?

— Я думаю, этот процесс не остановишь. Но надо помнить, что Европа, несмотря на малочисленность фермеров, обеспечивает себя продуктами сама. К примеру, в Голландии, один фермер может прокормить 112 горожан! У нас — на порядок ниже.

Отток сельского населения у нас вызван социальными причинами. Нет работы. Потому наиболее способная часть села, которая свою жизнь хочет улучшить, предпочитает переезжать в город. Если сейчас у нас где-то 40—42% сельского населения, то в ближайшее время его будет 30— 35%. Это, конечно, грустно. Освобождаются большие территории, многие села могут вообще исчезнуть. А ведь село — это наши корни. Тем более Россия и Бурятия, в частности, аграрный регион. Сейчас сказать, что будет дальше, сложно.

А вот идеальное соотношение было бы примерно такое: на десять горожан — три сельчанина. Для этого нужно поднять производительность сельскохозяйственного труда. То есть отказаться от убыточных производств, применять новые, более совершенные экономически рентабельные технологии — ресурсосберегающие, энергосберегающие — в животноводстве и растениеводстве.

— Россия стоит на пороге вступления в ВТО. На Ваш взгляд, есть ли опасность, что экономика Бурятии пострадает под напором импортной дешевой продукции?

— Такая опасность есть. Но я все-таки оптимист. Тем более, что люди стали понимать: импортная продукция не "a%#$ , а даже, наоборот, чаще всего низкого качества. Возьмем, например, китайские овощи и фрукты. Я считаю, зачастую употреблять их опасно для жизни! А когда человек становится богаче, он начинает думать о здоровой пище. Эту пищу ему кто-то должен поставлять.

У нас же уникальные природные условия: солнце, хорошая экология в целом. В республике нет таких загрязняющих производств, как, например, в соседней Иркутской области. Потому наша продукция экологически безопасная и качественная. К тому же наши экстремальные условия позволяют обеспечить высокое качество того же молока, мяса, меда, картофеля, овощей, плодов и ягод. А когда мы войдем в ВТО, именно за счет этого мы и должны выиграть. Продукция у нас будет более качественной, и потому должна продаваться по более высокой цене.

Но ее надо продвигать на рынок — российский и мировой. Ведь высоко котируется сейчас в мире монгольское мясо. Наш бренд — бурятский картофель — тоже уже знают многие. Или наша боргойская баранина, закаменское мясо, тарбагатайское сало. У нас уже есть определенные бренды, но их надо активно раскручивать.

За большой продуктивностью, количеством нам гоняться большой надобности смысла нет. Все-таки у нас есть ограничения по природным ресурсам: короткое лето, суровая зима, периодически повторяющаяся засуха. А вот качество мы всегда можем обеспечить хорошее и с этим брендом выходить на рынок, получая значительные доходы. Тем более, что скоро в Бурятии будет развиваться туристический бизнес. Наши гости потребуют экологически чистый, высококачественный продукт. Им будут нужны не китайские овощи, а наша местная продукция.

— Уже давно сельчане в Бурятии испытывают трудности в сбыте сельскохозяйственной продукции. Что-то сейчас делается в этом направлении?

— В этом году прошел уже третий съезд личных подсобных хозяйств республики, в котором участвовали главы поселений, ученые. Инициировано мероприятие Министерством сельского хозяйства РБ, которое наконец пошло навстречу мелкому товаропроизводителю. Хотя слово "мелкий" не совсем здесь уместно, ведь именно так называемый "мелкий" товаропроизводитель, а не большие сельхозпредприятия, производит сегодня в Бурятии более 80% сельскохозяйственной продукции.

Наш Минсельхоз создал специальный отдел, который занимается проблемой сбыта. Создаются кооперативы, которые можно назвать торгово-закупочными. Эти кооперативы намерены покупать и покупают продукцию у сельчан по заранее оговоренной цене. Кооперативы будут нескольких видов: вопервых, чисто торговые, во-вторых — те, которые занимаются не только скупкой, но и переработкой продуктов, в-третьих, это кооперативы "с замкнутым циклом", которые продукцию производят, самостоятельно перерабатывают и реализуют. Жизнь покажет, какие из них и где конкретно будут эффективно работать.

На сегодня этот вариант наиболее приемлемый: фермер производит товар и по твердой цене продает его на месте. Потому что вывести продукцию в город — это уже большие затраты. А таким образом получат прибыль и производитель и тот, кто скупает у него овощи или мясо. Эта цепочка должна эффективно работать и обеспечивать прибыль всем. А пока что производитель у нас получает наименьшую прибыль. Потому-то он и не спешит наращивать обороты, а свободная ниша занимается привозной продукцией. Тем же луком, например, из средней Азии или Китая, который намного отстает по качеству от нашего.

— Стали ли наши фермеры больше интересоваться современными технологиями, новыми сортами и другими новшествами?

— Да, процесс уже начался. Ко мне часто обращаются за советом, какую морковь или капусту лучше выращивать, какой сорт лучше хранится. На специальных курсах я читал лекцию руководителям кооперативов о том, какие виды овощей и какой картофель надо выращивать для того, чтобы они имели и привлекательный вид, и хранились хорошо, и, соответственно, имели хорошую цену.

И в простых сельчанах, чувствую, есть движение. Вот возьмем пример очень показательный. Село Усть-Эгита Еравнинского района. Директор местной школы настойчиво убеждала меня: давайте завезем сортовой картофель. Я пошел навстречу, и мы там впервые посадили два сорта картофеля по современной технологии. Понятно, что когда они получат хороший результат, за ними потянутся и другие жители этого и соседних сел.

На мой взгляд, надо обучать мелких товаропроизводителей современным технологиям. Должны проводится специальные курсы либо в районах, либо чтобы люди выезжали в нашу академию. Мы готовы эти курсы проводить и по животноводству, и по растениеводству. Потому что многие сельчане отстали от современных тенденций. И сегодня нужно давать такие технологии, которые при минимуме затрат обеспечивали бы больше дохода.

— Как при сегодняшнем диспаритете цен сельское хозяйство может развиваться дальше?

— К сожалению, диспаритет цен не изменится. Как бы он не увеличился еще больше: Поэтому выходов на сегодня два. Там, где этот диспаритет огромный, просто надо сворачивать убыточное производство. В другом случае местный бюджет должен компенсировать затраты. Вот хороший пример — зерновое хозяйство. За последние пять лет стоимость зерна поднялась на 10, максимум 15%. А за это время ГСМ повышается в два раза! При таком диспаритете зерно становится нерентабельным не только у нас в Бурятии, но и в более благоприятных условиях, к примеру, в Алтайском крае — житнице Сибири.

Это государственная проблема. Когда-нибудь, я надеюсь, поймут наверху, что надо как-то договариваться, компенсировать сельским производителям такие затраты.

— В одном из своих интервью Вы говорили, что необходимо разделить села по специализациям, чтобы каждое поселение в большей степени занималось своим исконным делом. Насколько это рационально?

— Я считаю, что надо вспомнить традиции. Вот возьмем, к примеру, Тарбагатайский район — он всегда снабжал Верхнеудинск молоком и знаменитым салом. Бичурский район активно занимался хлебом и луком. У бурятского народа сильны традиции животноводства — овцеводства и мясного скотоводства. Все это надо возрождать.

Сейчас едешь в районы, видишь пустые зарастающие поля, где нет животных, и думаешь — как обидно! Тем более в этом году, который выдался на редкость травяным. Земля-то не работает! А ведь если эту траву превратить в продукцию, представляете, сколько тысяч тонн мяса дополнительно можно получить?

Поэтому специализация должна быть. И я думаю, что мелкое товаропроизводство — временное явление. Потому что в наших суровых условиях надо объединяться! Но все это должно начинаться снизу, без всякой диктатуры. А сверху эту политику надо поддерживать, помогать с кредитованием, с лизингом техники, семян, удобрений, племенного скота и др.

В масштабе, допустим, моего родного Тарбагатайского района выжить крайне сложно. А если Тарбагатайский, Мухоршибирский, Бичурский районы объединятся в одну крупную агрофирму, которая, допустим, занималась бы зерном, картофелем, овощами, молочным скотоводством, то это было бы целесообразно. А вот зона, допустим, Селенгинского, Джидинского или Закаменского районов, где богаты традиции и есть все условия для мясного скотоводства и овцеводства, могла бы заниматься преимущественно животноводством.

Замечательный пример — ОАО "Белореченское" в соседней Иркутской области: оно создалось вокруг крупного предприятия, птицефабрики. Так же и другие могут объединяться. А в масштабе такой крупной агрофирмы можно брать кредиты, покупать новую технику, хорошие семена и т.д. Появляется возможность применять современные технологии и значительно повышать продуктивность полей и сельскохозяйственных животных.

— Может ли Бурятия самостоятельно обеспечивать себя сельхозпродукцией?

— Я уверен, что мы полностью можем себя обеспечить мясом, молоком (соответственно, и разной молочной продукцией). Можем обеспечить себя яйцом, медом. Шерстью, само собой. Сырьем для переработки шкур, из которых можно изготавливать одежду.

Что касается картофеля, мы можем себя не только себя обеспечить, но и вывозить по 10—20 тысяч тонн в год в другие регионы.

По овощам мы можем закрыть свои потребности, но не по всем видам. Проблема в том, что, например, для тепличного овощеводства энергоносители дороговаты. Надо находить какието другие варианты. У нас очень много солнечной энергии. Давайте выращивать овощи в закрытом грунте с помощью солнечных батарей! Это направление у нас плохо развито, хотя с помощью таких технологий можно удешевить себестоимость продукции.

Частично мы могли бы себя обеспечивать и нетрадиционной продукцией, например, арбузами, которые в южных районах республики (к примеру, в Кяхте) вырастают с прекрасными вкусовыми качествами.

— На днях Вам было присвоено звание "Заслуженный агроном Российской Федерации", поздравляем Вас! Каковы планы на будущее?

— Спасибо. Можно сказать, я родился агрономом. С детства благодаря маме занимался огородническими делами. Когда я с отличием закончил городскую школу, у меня был выбор: я преуспевал в иностранных языках, и мне советовали связать свою будущую профессию именно с этой областью. Но я выбрал сельскохозяйственный институт и ни разу не пожалел об этом. Всем выпускникам я желаю, чтобы они тоже не ошиблись в выборе: слушайте родителей, соседей и учителей, но самое главное — послушайте и свое сердце.

Звание, которое мне дали, ко многому обязывает. Я буду доказывать своей работой, что не зря его получил. Я и дальше буду применять современные технологии, помогать людям получать более высокие и качественные урожаи. У меня есть мечта — освоить технологию выращивания винограда в Бурятии. Сейчас я серьезно занимаюсь абрикосами, мечтаю соорудить теплицу на солнечных батареях. Уже осваиваю капельную систему полива.

Я всегда хочу показать людям наши резервы. И в то же время способствовать тому, чтоб труд был менее тяжелым и более привлекательным, облегчить его с помощью механизации, применения усовершенствованных технологий. Чтоб человек меньше тратил времени на работу, а больше на отдых и самосовершенствование. Я за то, чтобы крестьянин стал богаче!

^