18.07.2007
Итальянский благотворитель Стефано Кобелло и знаменитая в республике шаманка Надежда Степанова взяли шефство над одним из сельских детских домов в Бурятии. Это была совместная акция "Номер один" и ассоциации доброй воли "Синержия".

Ребенок, снятый с цепи, до сих пор не оправился

Напомним, уже несколько лет Кобелло и Степанова от имени всемирной ассоциации доброй воли "Синерджия" помогают дому ребенка "Аистенок", и вот теперь благодаря совместному с газетой "Номер один" проекту Новокижингинский детский дом для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обрел новых друзей и меценатов, которые взялись помогать коллективу и воспитанникам.

Сегодня в детском доме насчитывается 36 ребят. По словам директора учреждения Владимира Галлас, у всех детей своя судьба, которую проживает не каждый взрослый человек. Безразличие, а порой и жестокость родителей отразились на их характере. Малыши рано повзрослели и по-своему воспринимают жизнь.

— Трудно общаться с детьми, которые были обижены взрослыми, тем более самыми близкими людьми - родителями, — рассказал при встрече с Надеждой Степановой и Стефаном Кобелло директор детского дома Владимир Эдмундович. — Около года назад, например, среди воспитанников появился мальчик, которого привезли к нам из Иволгинского района, села Клюевка.

Сложно представить, но отчим долгое время держал его во дворе дома на цепи ("Номер один" писал об этом в одном из своих выпусков). Когда мы узнали его историю, долго не могли поверить, что такое могло произойти в нашей республике, ведь обычно подобные случаи становятся темой для документальных фильмов на центральных каналах страны, а тут такое и у нас!

Мальчик в свои семь лет не знал, что такое теплая постель, домашняя еда, и даже не подозревал о существовании вилки, ложки, кружки. Малыша, как щенка, кормили объедками, которые иногда бросали в миску, проходя мимо. Часто он и вовсе оставался голодным.

Когда ребенка привезли к нам, он долгое время не мог привыкнуть к постели, подушке, одеялу. Он даже передвигался больше как животное, нежели человек. До сих пор он находится у нас на усиленном питании, и ему дается двойная порция еды, потому как поступил он к нам замученным и истощенным. Сейчас ребенок понемногу привыкает к людям, к тому, что его окружают сверстники, с которыми можно общаться, готовится к школе. Мы сделали все, чтобы он закончил первый класс, и он оправдал наши надежды.

На их глазах убивали родителей

Этим летом ему впервые представилась возможность съездить на Байкал, где он сейчас отдыхает с другими воспитанниками нашего детского дома. Ребенок возвращается к жизни, и хочется сделать все, чтобы он забыл о своем страшном прошлом. Вообще, трудно остаться равнодушным к детям, которые в свои семь-десять лет увидели совершенно другую сторону жизни.

Среди воспитанников учреждения много детей, которые стали свидетелями страшных событий. Владимир Галлас вспоминает, как несколько лет назад в детский дом привезли молчаливого Андрея, который почти не говорил, а по ночам с криком и в холодном поту просыпался от страшного сна. Из материалов личного дела мальчика стало известно, что у него на глазах было совершено преступление. Родная мать Андрея, что-то не поделив с отцом, в пьяном угаре жестоко убила его.

Другая воспитанница также видела, как ее мать несколько раз ударила ножом своего сожителя, и эта страшная картина тоже не дает ей покоя вот уже несколько лет.

История маленького жителя с. Клюевка и других детей с не менее страшной судьбой настолько поразила Стефано Кобелло и Надежду Ананьевну, что они пообещали сделать все, чтобы оказать поддержку детям, оказавшимся в Новокижингинском детском доме.

"Разница непреодолима"

— Это ужасно, когда дети становятся жертвами издевательств и побоев родителей и вообще взрослых людей, — прокомментировал Стефано. — Не представляю, каким жестоким человеком надо быть, чтобы так обращаться с маленьким человечком. Сложно понять и то, как родители могут оставлять детей на произвол судьбы. Неужели у папы и мамы потом не возникает желание узнать об их судьбе, об их жизни в детском доме?

В Италии тоже есть детские дома, но их не так много, и им оказывается весомая поддержка со стороны государства. Разница, которая есть между подобными учреждениями в нашей стране и Бурятии, непреодолима. У нас дети не нуждаются ни в чем, а в вашей республике, к сожалению видно, что материально-техническая база очень слаба, и необходима серьезная помощь.

Слова Стефано Кобелло поддержал и директор детского дома Владимир Галлас, отметив, что оборудование, которое сегодня есть в учреждении, давно выработало свой ресурс.

— Здание, которое занимает детский дом, когда-то использовалось как детский сад, — отметил Владимир Эдмундович. - Все, что осталось нам в наследство, до нас эксплуатировалось порядка 30—40 лет. Можно приводить много примеров, и куда ни посмотри — все нуждается либо в капитальном ремонте, либо вовсе в замене.

Скажем, стиральная машина, которая имеется в детском доме, может сломаться в любой момент. Она настолько стара, что когда начинается стирка, почти все в здании слышат рев ее мотора. Позволить себе новую стиральную машину мы не можем. Такое оборудование сегодня стоит порядка 130 тысяч рублей. Этих средств у нас нет, и вряд ли мы их изыщем за счет бюджета.

Не менее важный вопрос для руководителя учреждения — приобретение двух электрокотлов для отопительной системы здания. Их покупка тоже не по карману детскому дому, хотя оборудование это крайне необходимо, впрочем, как и мебель в детские комнаты.

— В прошлом году мы постарались обновить мебель, но смогли лишь приобрести новые столы и стулья, — с сожалением говорит Владимир Галлас. — Такие необходимые предметы мебели, как шкафы, мягкие уголки, полки, тумбочки пришли в негодность, и пока, к сожалению, у нас не средств на покупку новых. А ведь хочется, чтобы эти дети, которые не знали, что такое внимание и уют, жили в обстановке, которая радовала бы глаз и хоть как-то могла скрасить их существование.

Балалайку приходится искать по всей деревне

Многие из тех, кто сегодня воспитывается в Новокижингинском детском доме, не имеют особых успехов в учебе, но зато, по утверждению Владимира Эдмундовича, большинство детей увлечено спортом, туризмом, музыкой. Подтверждением тому служат сотни грамот, которые ребятня привозит с районных и республиканских мероприятий.

— Среди детей есть те, кто мог бы в спорте, музыке, творчестве добиться настоящего успеха, — уверен Владимир Галлас. — К сожалению, у нас не хватает средств на хорошее и современное снаряжение и музыкальное оборудование. Например, в детском доме имеется единственный инструмент в актовом зале — фортепиано, которое уже невозможно использовать по назначению.

Музыкальный руководитель вынужден чуть ли не на пальцах объяснять детям ноты и преподавать им какие-то азы. Если мы готовимся к какому-то мероприятию, то приходится искать по поселку хоть какой-нибудь музыкальный инструмент — баян или балалайку.

Вообще, у меня есть мечта построить в актовом зале небольшую сцену, на которой можно было бы пробовать ставить какие-то небольшие спектакли. Детям необходимо и снаряжение. В прошлом году мы смогли выделить средства на несколько комплектов туристического оборудования, так как есть мальчишки и девчонки, которые всерьез увлечены туризмом и спортивным ориентированием. Мы живем в век высоких технологий, и, конечно же, дети нуждаются в компьютерах, которые так необходимы и в быту, и в учебе.

"Синержия" попросит помощи у всей Европы

В результате поездки в Новокижингинский детский дом Стефано Кобелло и Надежда Степанова разработали проект, в рамках которого будет проведен концерт, а средства от него направлены на решение основных проблем учреждения. Кобелло также пообещал помочь детскому дому компьютерами.

Кроме этого, фотографии детей и фильм, который сделает Стефано Кобелло, будут размещены в Интернете, где также будет открыт счет. Фильм о детях увидит вся Европа, и все, кто останется неравнодушным к судьбе воспитанников Новокижингинского детского дома, сможет перечислить свои пожертвования сначала благотворительной организации "Синерджия", а затем они будут переданы детскому дому Бурятии.

^