18.07.2007
Этот обыкновенный с виду человек ломает все стереотипы о возрасте и здоровье. Хотя ему под шестьдесят, выглядит он очень молодо и заражает своей энергией и оптимизмом. Когдато Алексей Борисов пережил тяжелейшую травму позвоночника и был прикован к больничной койке, однако, несмотря на все прогнозы врачей, нашел в себе силы подняться на ноги и вырастить пятерых детей.
Недавно этот жизнелюбивый человек вместе с женой решился на удочерение четырехлетней девочки, от которой отказались родители. Благородная потребность Алексея в заботе о близких выражается и в том, что он помогает поверить в себя и обрести здоровье очень многим людям. Совершая многокилометровые марш-броски по лесам и полям вместе с детьми, Алексей уверен, что нет ничего лучше для оздоровления, чем активный образ жизни, свежий воздух и настрой на лучшее.

"Травма позвоночника сделала меня сильнее"

Родители Алексея выпивали и практически не занимались воспитанием детей. Мать родила его шестимесячным в подполье, куда однажды, пьяная, упала. Врачи были уверены, что мальчик умрет, но он выжил. Алексей до трех лет не ходил: одну ногу заворачивал назад, а второй двигался вперед. Худенький, рахитичный мальчик очень любил сказку "Гадкий утенок", герой которой был ему особенно близок.

Мальчишке пришлось многое вытерпеть — и мучения от пьяного отца, и уход из семьи матери. Все свое детство он был предоставлен сам себе и привык выживать только благодаря собственным силам. И именно тогда, в детстве, он четко для себя решил, что никогда не будет жить, как его родители. Что в его семье никогда не будет несчастных детей.

Алексей стал шофером, начал работать, появилась невеста. А однажды случилась трагедия.

— Мне был тогда 21 год, — рассказывает Алексей. — В тот вечер я вернулся из рейса и очень торопился к девушке, с которой перед этим поссорился. Вижу, идет автобус, мне оставалось только сесть в него, и все, но на противоположной стороне я заметил сломанный "пазик". Меня как будто кто-то за плечи развернул, и я пошел помогать водителю. И вдруг трактор "Беларусь" влетает в автобус, меня бросает под него, комкает и пошло месить... В травмпункте сделали снимок и сразу же отправили в больницу с двумя переломами позвоночника.

Три месяца Алексей пролежал на растяжке с грузом на ногах. Ходить ему категорически запрещалось, прогнозы врачей вообще были далеки от оптимизма. Однако из больницы Алексей вышел на костылях. А дома он и вовсе бросил их, и начал долгую и мучительную борьбу с самим собой. Через боль, через невозможные физические муки заставлял себя ходить. Сначала совсем немного, потом по километру, по два в день. Каждый шаг давался с трудом, от боли он терял сознание. Но понимал, что если он не пересилит себя, то останется инвалидом, и уже никто не поможет ему победить недуг.

— Помню, утром встану, а ноги как будто не мои, я их щупаю, а боли не ощущаю, — вспоминает Алексей. — Начал разрабатывать их, чтобы мышцы нарастить и снизить давление на позвонки. Сам позвоночник был никуда не годным, а потому надо было, чтобы мышцы его держали, как каркас. Поэтому заставлял себя ходить снова и снова. И поднимать тяжести. Скачала немного, потом больше и больше. Постепенно научился ворочать мешки в прямом смысле слова, хоть мне это и категорически запрещали. Я переборол себя и в результате встал на ноги. Сейчас я чувствую себя отлично, могу выдержать любые, даже самые экстремальные нагрузки. Уверен, что человек сам может себя вылечить, главное — это настрой, терпение и огромное желание вновь стать здоровым, а движение — это главный источник энергии.

С тех пор в семье Алексея многокилометровые походы пешком стали регулярными. Когда сыновьям исполнилось пять и шесть лет, Алексей пошел с ними в первый поход из Саянтуя до города. Рассказывает, что выстругал им для подмоги палочки, одел маленькие рюкзачки и отправился в путь.

Потом были путешествия по берегу Байкала, к водопадам Аршана, походы за ягодой и долгие пешие прогулки. Всей семьей они зачастую пропадали в лесу месяцами, постоянно двигаясь по несколько километров в день.

— Сейчас я и младшенькую свою дочу, Свету, хочу к походам приучить, — говорит Алексей. — Вот подрастет еще немного — и пойдем. Возил ее недавно на Байкал, было прохладно, а она разделась и бегает. Пусть, думаю, закаляется, я всех своих детей закалил, у нее теперь хоть щечки появилось.

"Когда отдали Свету, я расцеловал судью и заплакал"

Четырехлетнюю Свету Алексей с женой Зинаидой взяли недавно из детского дома. Теперь души в ней не чают. Старшие дети выросли, а любви еще на несколько ребятишек осталось. Сейчас, говорит Алексей, надо жить, чтобы Светочку на ноги поставить. Старшие дети с радостью и одобрением встретили желание отца воспитать еще одного ребенка. Даже когда с удочерением возникали проблемы, они поддерживали отца и просили не опускать руки.

— Чего-то не хватало в жизни, казалось, будто еще что-то нужно сделать, — рассказывает Алексей. — Всех детей вырастил, уже и младший сын женился, а потом стал жить отдельно, и душа заболела. Вот я и предложил жене взять из детдома ребенка, она сразу же согласилась — Зина у меня сама детдомовская.

Но мне сказали, что я для удочерения стар, мне ведь под шестьдесят, я долго убеждал всех, прошел полное обследование, доказал, что со здоровьем все в порядке, что могу вырастить еще одного ребенка. С горем пополам мне всетаки дали бумаги. Потом была очень сложная комиссия. А когда пришло время выбирать ребенка, мы приехали в детдом на авиазаводе. Это так сложно оказалось, они все так смотрят на тебя, папой называют, сердце разрывается...

Несколько малышей посмотрели, и вдруг приводят девочку. Маленькая такая, худенькая, глаза огромные, ресницы длинные, бантики на голове и ручки по швам держит. Мы с женой как увидели ее, так и поняли: все, наша. А черты лица, что интересно, похожи на всех моих детей. Моя жена на фотографии в четырехлетнем возрасте — один в один эта девочка. Мы поняли, что это Бог нам ее послал.

Я спрашиваю, как тебя звать, а она — Света. Я говорю, пойдешь к нам жить, а она — ага. Подбежала, обняла меня за шею, головкой прижалась, я чувствую, у нее сердце так и колотится в груди. Нюхаю ее — мой ребенок, и все. У нас сразу душа о ней заболела.

С той минуты Алексей и Зинаида каждый день ездили к Свете. Вскоре она стала называть их папой и мамой. Заведующая детдомом с пониманием отнеслась к ним и разрешала часто видеться. А потом был суд, на котором должна была решиться судьба девочки и ее будущих родителей.

— Я очень волновался, думаю: а вдруг не отдадут дитя? — вспоминает Алексей. — На суде жене дали слово, а она растерялась и не могла говорить. А когда нам Светочку наконец присудили, я судью обнял и поцеловал, слезы побежали — ребенок ведь теперь наш.

Самое поразительное, когда мы привезли Свету домой, у нас — не раньше не позже — коза трех козлят родила. А в день рождения Светы кошка окотилась. Представляете...

Нам сразу сказали, что Света на нас похожа, видно, судьба у нее такая у нас жить. Светочка спать ложится и говорит: "Папа, ты меня поцелуй". А поцелуешь — она от радости руки мне целует. Видно, соскучилась по нежности.

Новые родители не нарадуются на дочку. Говорят, она как будто ожила в их доме: прыгает, играет, улыбается. Несмотря на возраст, очень самостоятельна. Утром сама умывается, чистит зубки и причесывается. Иногда подбегает к отцу или матери, спрашивает: "Мама, а ты меня любишь?" — и, получив положительный ответ, счастливо улыбается, убегает дальше играть. Когда однажды на улице Света испугалась большой грузовой машины, отец сказал ей: "Светочка, не бойся, у тебя теперь есть мама и папа, которые тебя любят и всегда защитят".

— Сейчас я поставил себе цель — жить до тех пор, пока Светочку на ноги не поставлю, — говорит Алексей. — Она моя, родная. Надо будет — и еще одного приемыша выращу. В детдоме был, там 150 детей брошенных, жалко смотреть, каждый из них подбегает к тебе, смотрит в глаза и как бы говорит: "Возьми".

"Жить надо так, чтобы в спину не плевали"

Глядя на этого человека, понимаешь: если иметь сильную волю и подлинную доброту, все в жизни получится, все исполнится. Позитивная энергетика, идущая от Алексея, ощутима почти физически. Наш собеседник — один мощный положительный заряд, который питает фантастическим оптимизмом всех, кто с ним встречается. Алексей говорит, что на его руке часы не идут больше двух дней — останавливаются. Он работает на трех работах, сам сажает огород, ведет хозяйство. Алексею просто некогда унывать.

— Если зацикливаться: я старый, скоро пенсия — это не жизнь, — говорит Алексей. — Энергии у меня на двоих хватит. Думаю, только когда работаешь, двигаешься, живешь.

Многие сейчас ничего не хотят, только водку пить, обидно за них. Считаю, какие бы перемены не были, как бы судьба не била, надо бороться за жизнь, тянуться к ней, быть оптимистом. А еще людям помогать. Я помогу человеку, и у меня в душе еще больше добра становится.

Детям я часто говорю: делай людям добро, и оно тебе вернется. А еще надо просто человеком быть всегда. Жить так, чтобы в спину не плевали. Чтобы ты шел, а люди говорили — вот человек идет. Надо жить открыто и честно. Я ничего не скрываю. Да и с женой живу душа в душу. За все годы совместной жизни ни разу не услышал от нее плохого слова.

Они всегда вместе, и до сих пор, несмотря на возраст, совершают многокилометровые пешие походы. По словам Алексея, мужчина должен уметь делать и женскую, и мужскую работу.

— Сейчас не мужики пошли. Они ничего не умеют, а только требуют от женщин. У меня вот жена на работе, я все сварю и постряпаю. Натер картошки, отжал ее, добавил яичко, получились драники, а осталась вода с крахмалом, подсушил — вот тебе и кисель, сразу два блюда. Легко и просто.

Человек — самовосстанавливающаяся машина

Когда-то лама, которого подвозил Алексей, сказал ему, что у него хорошая энергетика и он может лечить людей. Наш собеседник и раньше об этом догадывался. С тех пор многим он помог. Настроем, советом, испробованными на себе народными рецептами, которые он узнал во время своих многочисленных путешествий по Бурятии. Сам он уже давно не пьет таблетки, а лечится народными средствами и движением.

Он уверен, что любой недуг человек может преодолеть сам: для чего иначе нам голова и способность управлять своими мыслями? Получив однажды в походе тяжелые травмы обоих ног, он смог дойти до города, а после — уже через месяц снял со сломанной ноги гипс и начал тренировки. Методом быстрого восстановления после тяжелых травм наш собеседник делится щедро с теми, кто в этом нуждается. Алексей применяет свой принцип самовосстановления и в семье. Вылечил своего ребенка от хронической пневмонии с помощью пихты и свежего горного воздуха, проведя с ним несколько месяцев в тайге. Другие дети благодаря оздоровительным марш-броскам и движению на свежем воздухе и вовсе не знали болезней.

— Движение способно совершить чудо, надо только верить в себя и доверять своему организму. Человек ведь самовосстанавливающаяся машина. Сколько в нас сил скрыто, надо только ими воспользоваться! Не лежать нужно, а двигаться. И тогда все будет хорошо, уж поверьте мне.

^