07.04.2004
В лечебно-исправительном учреждении ОВ-94/5, более известном в народе как цолгинская колония, содержатся осужденные, страдающие различными формами тяжелых заболеваний. Основной контингент составляют больные туберкулезом, бичом всей пенитенциарной системы России. Содержатся и ВИЧ-инфицированные, число которых в последнее время неуклонно растет.
Весной прошлого года у заключенного цолгинской колонии Коркишко стало замечаться сильное эмоциональное расстройство. Осень и весна по праву считаются временем особого обострения психических заболеваний у душевнобольных. У психбольных, находящихся в заключении, подобные обострения проходят в особо опасной форме. Сотрудники УИН отмечали, что настроение у Коркишко весь май было подавленным, он говорил, что в голову ему приходят мысли одна страшнее другой и жить он вообще не хочет.
Видеть небо в клетку заключенному Коркишко было далеко не внове — на тот момент это была уже четвертая ходка. Попадал за решетку он за хулиганство, за грабеж, последние две судимости были за кражи. Выйдя на свободу, на вольных хлебах он долго не задерживался. Так уж у него повелось — украл, выпил, тюрьма. Видимо во время последней кратковременной передышки на свободе он подцепил еще и вирус СПИДа.
В палате туберкулезного диспансера зэку разговаривать было не с кем. Пусть бы он покричал, побился головой об стену, пусть даже перевернул пару кроватей, но в момент обострения заключенный всю злобу решил направить на сотрудников колонии. В мутнеющем разуме у него была одна мысль — пойти и начать резать, бить. И он начал действовать. Причем с хладнокровием, несвойственным для буйного больного.
Для начала он прошел в помещение раздаточной, где хранились рабочие инструменты, взял там молоток и спрятал его в правый рукав куртки. Затем спокойно прошел к умывальнику, расположенному в коридоре, взял из тумбочки свой бритвенный станок, разобрал его, вынул оттуда лезвие и положил во внутренний карман куртки.
Вооруженный молотком и лезвием, Коркишко спустился на первый этаж стационара, подошел к кабинету дежурного и тихо постучал в дверь. Ему открыл ничего не подозревающий дежурный инспектор. Войдя в кабинет, зэк пожаловался на боли в желудке и сказал, что ему необходима медицинская помощь. Дежурный подошел к столу и поднял трубку телефона, чтобы вызвать медиков. В этот самый момент Коркишко вынул из рукава молоток и с силой ударил два раза по голове сотрудника. Дежурный с хрипом упал.
Бросив молоток, Коркишко выбежал из кабинета. Теперь в его руке было уже лезвие, которым он предварительно неглубоко себя поранил. Коркишко знал, что на этом лезвии может содержаться смертоносный вирус. Движимый слепой яростью, Коркишко забежал в соседнее со стационаром здание, где находилась вахта. За пультом в это время находился инспектор отдела безопасности. Заключенный подкрался со спины и резко полоснул инспектора лезвием по щеке.
Посчитав, что такой расправы достаточно, Коркишко выбежал из вахты, собираясь сбежать из колонии. Поднятые по тревоге сотрудники нагнали зэка в коридоре, ведущем на улицу. Заключенного стали догонять сотрудников колонии. Коркишко, как загнанный зверь, начал рычать и размахивать зажатой в руке окровавленной бритвой. Буйство зэка перешло в самую активную фазу. Перед тем как заключенного скрутили сотрудники, он успел поранить руку еще одному инспектору.
Всем, в том числе и виновнику ЧП, была оказана медицинская помощь. К счастью для сотрудников, раны оказались неопасными для их жизни и здоровья. Однако заключенному добавили срок по экзотической для республики статье уголовного кодекса "Умышленная попытка заразить ВИЧ-инфекцией".
^