07.04.2004
Всего в 60 километрах от города Улан-Удэ продаются благоустроенные квартиры практически даром. Трехкомнатную, например, можно купить всего за 5-10 тысяч рублей, в зависимости от ее технического состояния. В конце девяностых такими в массовом порядке интересовались риэлтерские фирмы. Зачем? Коренных жителей Новой Бряни этот вопрос тоже очень сильно интересовал. До тех пор, пока у квартир не появились новые хозяева. Усилиями негодяев в Бурятии образовалась своеобразная "резервация", в которой живут сотни обманутых и несчастных людей.
"Ссыльные"
Добраться из Улан-Удэ до Новой Бряни, что в Заиграевском районе, на машине можно за час или полтора — дорога хорошая, ровная. Именно поэтому кажется, что поселок находится совсем недалеко от города. Да и напоминает он, скорее, пригород — по количеству пятиэтажек, некогда построенных армянскими строителями, Новая Брянь могла бы сравниться, например, с поселком Аэропорт или Дивизионный. Скорее всего, по этой причине новобрянские высотки так приглянулись риэлтерам. Схема их работы предельно проста и по бумагам абсолютно законна, однако по сути смахивает на откровенно наглое мошенничество, в результате которого пострадал не один десяток семей. Наш журналист побывал в Новой Бряни и узнал, как попали люди на удочку мерзавцев.
Адреса узников "успешного" бизнеса риэлтеров узнать несложно. В поселке каждый второй назовет хотя бы две-три семьи, переехавших в новобрянские высотки из Улан-Удэ. Сейчас эти люди составляют значимую часть населения и называют себя ссыльными. Те дома, в которых они живут, по-другому назвать своих хозяев и не позволяют. В лучшем случае, это наполовину жилые пятиэтажки, в худшем — просто заброшенные дома. В администрации поселка нам пояснили, что пик сделок с новобрянскими квартирами пришелся на конец девяностых. Тогда же обманутые переселенцы пытались как-то исправить свои ошибки. Но помочь им не представлялось возможным, поскольку на неравный обмен свое согласие люди давали добровольно. Сейчас новые жители Новой Бряни в большинстве своем смирились со своей незавидной участью, кто-то окончательно спился, кто-то умер. О проблеме забыли. Узнав адрес одной из "ссыльных" семей, мы отправились в гости.
Деньги на чужом горе
Новая Брянь, ул. Пирогова, 10, квартира 28. Покосившуюся дверь открыла девочка лет двенадцати, когда узнала, в чем дело и зачем мы пожаловали, позвала старшую сестру.
— Меня зовут Дегтярева Елена. Переехали мы сюда в 1998 году из города Улан-Удэ. Там у нас был добротный дом в поселке Солдатский общей площадью 72 квадрата, с баней, надворными постройками. Хороший дом был... Но так получилось, что в нашей семье произошло сначала одно несчастье, а потом другое — в конце зимы сгорела крыша. Ремонтировали ее своими силами, а когда все было почти готово, появились два парня, солидных таких. Одного, точно помню, звали Сергей. Они представились брокерами и предложили нам обменять наш дом на трехкомнатную квартиру в Новой Бряни, с доплатой, естественно. Мы отказались, мама сослалась на то, что пока отец не освободится из тюрьмы, из этого дома она никуда и ни за какие деньги не поедет. Тогда парни предложили не торопиться с решением. И пообещали приехать еще раз.
Через какое-то время у Дегтяревых случилось еще одно несчастье — главу семейства убили в тюрьме. Аккурат через неделю после известия об этом событии в доме у убитой горем женщины снова появились брокеры все с тем же предложение. И тогда Нина Леонидовна согласилась, к тому же доплата обещала быть солидной — 40 тысяч рублей. Съездили, посмотрели квартиру и решились.
— Я тогда заканчивала учебу, и меня интересовал вопрос о работе, — вспоминаете Елена, — а Сергей в красках расписывал нашу будущую беззаботную жизнь — мол, благоустроенная квартира, недалеко от города и работы непочатый край. Под их давлением мы согласились на обмен. Документы все официально оформили, прописку получили. Вот только обещанных денег мы не дождались.
Риэлтеры с Дегтяревыми договорились так. Свой дом они продают за 60 тысяч, трехкомнатную квартиру в Новой Бряни покупают за 15, а разницу оставляют себе. До оформления всех официальных бумаг Сергей и его напарник выплатили Нине Леонидовне 5 тысяч наличными в качестве предоплаты, а после оформления :исчезли в неизвестном направлении. Дегтяревы пробовали найти Сергея, но в том месте, где он прописан — в поселке Онохой — он давно не живет и никто не знает где.
— Сейчас живем так, как не пожелаешь никому — бывает свет отключают, топят очень слабо — зимой замерзаем. Канализацию мы заново переделывали — старая топила соседей. Но самое страшное, работы здесь нет никакой, делать нечего. Я сама сейчас не работаю, мать на пенсии сидит и только благодаря этому как-то выкарабкиваемся. Да здесь таких, как мы, много — я вам с десяток таких семей перечислю. Вот, например, Лобозерова Валя, наш сосед Бочкарев, но его вы сейчас не найдете — он находится в психиатрической больнице — у него эпилепсия; в доме 16 по Пирогова и вовсе мать-героиня живет — у нее 13 детей. Все они точно так же согласились на обмен с риэлтерами.
Попрощавшись с Еленой, мы отправились по тем нескольким адресам, которые она указала. Но если в первом случае "брокеры" действовали просто нагло, то в двух описанных ниже — упиваясь собственной безнаказанностью.
Переселили на смерть
Новая Брянь, ул. Пирогова 16, квартира 1. Старая дверь забитая порванным в клочья старым ватным одеялом. По запаху, распространяющемуся возле двери, сразу можно понять — это далеко не идеальная семья. Дверь открыл молодой человек с заплывшим от постоянного пьянства и разбитым лицом. После того, как выслушал о причине нашего визита, пригласил в дом и позвал мать. Ей мы еще раз объяснили, кто мы и с чем пожаловали. После того, как женщина услышала слово "риэлтеры", она заплакала, и по ее лицу потекли крупные слезы. Нет, она не плакала, она рыдала. Несмотря на то, что с момента обмена прошло достаточно много времени, она вспомнила свою улан-удэнскую квартиру и назвала адрес.
— Мы сюда в 1998 году переехали. В Улан-Удэ мы жили на проспекте Строителей, д. 54. Помогите хоть вы нам! У меня 13 детишек!!! Куда они... У меня же трехкомнатная квартира с телефоном была. Приехали брокеры и меня обманули. Сделайте, пожалуйста, что-нибудь! У меня тут муж умер, портрет только на стене от него остался. Жили бы в Улан-Удэ, врачи бы, может быть, спасли.
— Не знаю, как они нас нашли, — начал рассказывать историю старший сын, — приехали они на новенькой черной "волге" и предложили обмен. Сказали, переезжайте в Новую Брянь, мы вам доплату хорошую сделаем. У вас будет такая же большая трехкомнатная квартира, а за то, что в поселке — так мы вам доплату сделаем — гараж купим рядом с домом, мотоцикл и 5 тысяч рублей наличными заплатим.
Седовы, недолго думая, согласились. Неизвестно, что их больше привлекло, то ли гараж с мотоциклом, то ли пять тысяч рублей. Но по итогам обмена многодетное семейство от сделки получило лишь старенький мотоцикл "Восход". Подсчитать прибыль риэлтеров несложно — как минимум она могла составить 300-400 тысяч рублей с одной квартиры. С десятка-другого прибыль от таких сделок исчисляется миллионами рублей.
— Когда мы приезжали смотреть квартиру — здесь все было чистенько — в общем, выглядела она хорошо, — продолжил парень, в то время как женщина плакала, собирая по квартире всех своих детишек. — А сейчас посмотрите — из-за высокой влажности стены разрушаются.
На вопрос, помнит ли хоть кто-нибудь, как выглядели брокеры, никто ничего толком не ответил, сказали лишь, что приятные такие люди, когда уговаривали на обмен — всегда с гостинцами приезжали, на хорошую водку денег не жалели.
— Вы же видите, какие мы, — кинула напоследок Седова, — они же знали, что мы убогие, вот и обманули. Сюда со всего города таких понавезли. Во-он к Ритке сходите. Может, она вспомнит этих брокеров.
Рита Серова сейчас и вовсе скитается из квартиры в квартиру. Потому что в тот дом, в который она переехала из Улан-Удэ (а там у нее квартира была по ул. Павлова, 58), сейчас разморожен. И женщина с ребенком постоянно ищет хоть более-менее обжитое жилье.
— Обманули нас, — сразу начала причитать при встрече Рита. — Деньги до сих пор до конца не заплатили. В городе у нас была квартира в Октябрьском районе, на ТСК. Это была хорошая четырехкомнатная квартира. Сюда мы переехали также в четырехкомнатную квартиру. Вроде бы совершили равноценный обмен, да еще и доплатой 10 тысяч рублей. Хотя пообещали 15 тысяч. А потом нас из этой квартиры выселили — она замерзла. И теперь я и моя семья с квартиры на квартиру скитаемся.
Рита, когда совершался обмен, была еще школьницей, но четко помнит тетю Свету, симпатичную метисочку, которая приходила в гости к родителям с хорошими подарками, водкой и закуской. После обмена тетю Свету никто не видел.
Мерзавцы (по-другому не назовешь людей, которые так открыто нажились на бедных) четко рассчитали схему, они прекрасно знали, что квартира — это единственная ценность этих людей, что после "законной" аферы никто из них ни в суд, ни в правоохранительные органы обращаться не будет, они и прав-то своих не знают. Вот и действовали открыто и безнаказанно. Интересно лишь одно: как они сейчас живут, как им ездится на шикарных машинах, как им ужинается в ресторанах и в каких квартирах живут их дети.
^