22.08.2007
Широко разрекламированный проект программы

"Социально-экономическое развитие Бурятии на 2008—2010 годы

и на период до 2017 года" ставит основной своей целью

снижение уровня дотационности республики до 20% уже к 2010

году. Именно эти цифры значатся во вводной части программы.

Дальнейшее изучение программы не оставляет и тени сомнения в

том, что эта благая цель достигнута в обозначенные сроки не

будет.

Разработчики программы очертили два возможных сценария

экономического развития Бурятии — инерционный и

оптимистический. Первый вариант предполагает то, что не

происходит никаких революционных перемен, и экономика

республики развивается в той же логике, что и все предыдущие

годы. Промышленность теми же темпами наращивает выпуск

продукции, сфера услуг и строительства также поступательно

развиваются. В этом случае, согласно самой же программе,

дотационность республиканского бюджета ни к 2010, ни в

ближайшем обозримом будущем не опустится ниже 40%.

Проблема чрезмерной зависимости от федерального бюджета

решится в случае реализации оптимистического сценария. Этот

сценарий предусматривает реализацию 22 крупных

инвестиционных проектов (3 — в энергетике, 8 — в добыче

природных ресурсов и 11 — в развитии транспортной

инфраструктуры) на общую сумму более 220 млрд. рублей. Столь

масштабные инвестиции должны резко и в очень сжатые сроки

увеличить поступления в бюджеты всех уровней, в результате

чего снизится уровень дотационности, наступит долгожданное

процветание, всеобщее благоденствие и т.д. и т.п.

Беда лишь в том, что более половины из указанных в программе

проектов не будут реализованы никогда, треть будет ждать

своего часа еще минимум 5—6 лет, и лишь считаные единицы не

без проблем, но имеют шансы уложиться в описываемые сроки.

Начнем с самого масштабного по суммам вложений проекта —

строительства горно-обогатительного комбината на

месторождении кварца в Северобайкальском районе и

последующего строительства комплекса по производству особо

чистого кварцевого концентрата. Весь проект в сумме

оценивается более чем в 20 млрд. рублей. Однако откуда

возьмутся такие деньги, в программе не сказано ни слова.

Между тем, в 2005 году — дате появления проекта на свет —

предполагалось, что он будет участвовать в конкурсе на

создание особых экономических зон производственного типа. В

случае победы оператор проекта мог рассчитывать на 9 млрд.

рублей помощи из федерального бюджета. Считалось, что

остальные 11 млрд. принесут частные инвесторы, привлеченные

налоговыми льготами и государственной поддержкой. Возможно,

так бы и вышло, если бы проект победил в конкурсе. Но он не

победил. Ни государственных денег, ни налоговых льгот у

оператора проекта — небольшой улан-удэнской фирмы,

занимающей от силы пару кабинетов в здании бывшего

Госкомгеологии — нет.

Несколько других проектов, касающихся разработки ряда

месторождений полезных ископаемых, подготовлены к реализации

еще меньше. На них нет ни техникоэкономического обоснования,

ни бизнес-планов. Собственно, пока нет даже желающих их

разрабатывать. Но даже если вдруг с неба неожиданно свалится

добрый инвестор с миллиардами долларов в чемодане, только на

подготовку документации уйдет не меньше 2—3 лет. Тем не

менее, программа в своем оптимистическом сценарии опирается

на освоение этих месторождений уже в 2008—2010 годах.

Но и от проектов, за которыми действительно стоят серьезные

организации, способные привлечь необходимые инвестиции,

ждать в ближайшее время отдачи — даже не оптимизм, а

простодушие. Выход добычи урана в Баунтовском районе на

промышленный масштаб ежегодно откладывается — такова

мировая конъюнктура на этом рынке. И практически со

стопроцентной вероятностью можно утверждать, что ни в 2008

(как указывается в программе), ни в 2010 году ситуация не

изменится. Стране и миру пока просто не нужен этот уран.

Похожая ситуация и с выкупленными инвестиционно-финансовой

компанией "Метрополь" полиметаллическими месторождениями и

планами по строительству горнообогатительных комбинатов.

Несмотря на наличие собственных финансовых ресурсов,

дочерняя "Метрополю" Корпорация "Металлы Восточной Сибири" с

освоением месторождений не спешит, судя по всему, ожидая

включения в проект новых инвесторов. Еще один грандиозный

проект — строительство Мокской ГЭС — анонсированный

компанией "ГидроОГК" пока также остается лишь на словах. К

слову все три эти проекта идут в связке. Планы ИФК

"Метрополь", ОАО "Хиагда" и ОАО "ГидроОГК" взаимозависимы —

Мокская ГЭС строится для горнообогатительных комбинатов

"Хиагды" и "Метрополя", все три организации вместе

намереваются проложить на север железнодорожную ветку и т.д.

В случае если одна из сторон откажется от участия в своем

проекте, остальные также придется серьезно корректировать. В

+n!., случае в столь короткое время, оставшееся до 2010

года, ничего прорывного от этих проектов ждать не стоит.

Лишь три проекта имеют шанс уложиться в заданные программой

сроки. Но они являются чисто государственными и касаются

развития транспортной инфраструктуры — это строительство

автотрасс и мостов, которое уже и так ведется. Их общий

объем не превышает и 10% от заявленного программой. Кроме

того, прямой отдачи от них бюджет не увидит: дороги, ведь,

не умеют платить налоги. Таким образом, реальных перспектив

снизить дотационность Бурятии к 2010 году до желанных 20%

попросту нет.

Остается только порадоваться неординарному оптимизму

разработчиков программы. И пожалеть о том, что в ней не

предусмотрено других сценариев, рассчитывающих на реальные,

а не гипотетические проекты.

К слову, почему-то нет в программе и пессимистического

сценария. Такого, при котором, например, наш авиазавод резко

снизит объемы производства. Или такого, при котором вдруг

сдадут свои позиции сразу несколько крупных предприятий

Бурятии. Разве это перспектива менее реальная, чем

пришествие с небес добрых инвесторов с миллиардами долларов

в чемоданах? А ведь при таком неблагоприятном раскладе

говорить даже о простом сохранении нынешнего уровня

дотационности будет нельзя, и к этому тоже надо как-то

готовиться. Но в программе об этом — ни слова.

^