29.08.2007
29 августа состоится очередная сессия Народного Хурала. Среди вопросов, вынесенных на обсуждение сессии, — утверждение закона "Об исполнении республиканского бюджета за 2006 год". На этот документ Счетная палата дала свое заключение, судя по которому, правительство, исполнявшее бюджет 2006 года (как и многие предыдущие, впрочем), смело можно назвать "Машей-растеряшей". Аудиторы зафиксировали факт того, что государственные деньги пропадали, пропадают и будут пропадать в будущем.
Хотя, конечно, напрямую этого они не говорят, ограничиваясь сухим языком цифр: из 64 млн. рублей, которые должны были вернуть министерству финансов Бурятии всевозможные заемщики в 2006 году, вернулся лишь 31 млн. рублей. И есть огромная вероятность того, что, по крайней мере, часть этих денег уже не вернется никогда.

Практически все истории с бюджетными кредитами вписываются в одну схему: некие юридические лица получают кредит, после чего их финансовое состояние резко ухудшается, объявляется банкротство, в ходе которого выясняется, что взять у должника нечего. Во многих, если не во всех, случаях у должника и до выдачи ему государственных денег взять было нечего. Кредиты выдавались кому попало, зачастую с грубейшими нарушениями законов. Корысть ли двигала чиновниками или ошибки они совершали по простоте душевной — доподлинно неизвестно.

Но факт остается фактом — ущерб республике исчисляется сотнями миллионов рублей. По некоторым оценкам, общая сумма подобного рода кредитов, выданных республиканским бюджетом, приближается к миллиарду рублей. Однако точную цифру назвать не может никто, поскольку никаких специальных расследований на эту тему не проводилось. Но есть отдельные (пока) друг от друга истории, по которым можно судить о масштабах проблемы.

Золото геологоразведочной партии //

На первое место по важности аудиторы поставили приснопамятный "золотой кредит". Основную угрозу бюджету республики аудиторы видят в том, что финансовое состояние золотодобывающих предприятий — должников по этому кредиту - - стремительно ухудшается. Практически все они — банкроты. Эта запутанная история, уходящая своими корнями в далекие 90-е, продолжается и сейчас,обрастая все новыми событиями. Напомним, что еще в 2002 году "золотой кредит" был успешно реструктуризирован. Правительство добилось значительных уступок от Москвы и перенесло выплату долга (5,1 млн. долларов) аж на 10 лет в будущее.

За это время, по идее, нужно было бы вернуть кредиты, розданные уже нашим правительством различным организациям (в основном сосредоточенным в геологоразведке и золотодобыче). Однако, если наше правительство никуда не денется от своих кредиторов, то организации, которое оно прокредитовало — все время норовят куда-то исчезнуть. И в силу этого обстоятельства намечается тревожная тенденция.

С 2005 года по 2008 год ежегодная сумма выплат по "золотому кредиту" составляет 2,5% от всего долга — порядка 3,6 млн. рублей. Сумма в масштабах нашего бюджета незаметная. Тем более что некоторые организации прокредитованные нашим правительством средства кое-как, но возвращают. В 2006 году, в частности, было возвращено 2,9 млн. рублей.

На следующем этапе возврата "золотого кредита" ситуация несколько видоизменится. С 2008 по 2012 год ежегодно нашему бюджету нужно будет платить уже в три раза больше — по 7,5%. Соответственно, и взыскивать со своих должников нужно больше. Но тут запланированы сложности — взыскивать эти средства с каждым годом будет все труднее и труднее. Подавляющее большинство организаций, которые должны республиканскому бюджету средства из "золотого кредита", или уже банкротятся, или находятся на пороге финансового краха. Причем, зачастую такое положение вещей — преднамеренное. В отношении руководителей четырех артелей — получателей "золотого кредита" возбуждено 5 уголовных дел по признакам преднамеренного банкроства. Кроме того, еще в 2004 году из игры изящно вышел один действительно платежеспособный заемщик по "золотому кредиту" — "БайкалБанк". Он уступил право требовать долги с трех золотодобывающих предприятий правительству Бурятии в обмен на списание своих долгов перед бюджетом (на сумму, эквивалентную 2,3 млн. долларов).

Иными словами, многие люди в республике усиленно готовятся к наступлению третьего, самого неприятного периода в новейшей истории "золотого кредита". Ведь остальной долг с 2012 года придется ежегодно выплачивать долями уже по 20% — то есть десятками миллионов рублей. К этому времени практически со стопроцентной гарантией перестанет существовать большинство юридических лиц-заемщиков правительства Бурятии. Бюджет республики останется один на один со старым долгом, от которого ему уже не отвертеться. Правда, решать эту проблему будут не те люди, благодаря которым она образовалась. Основные фигуранты этого давнишнего дела к 2012 году будут уже далеко, а само оно перейдет в разряд историй, подобных делу о "золоте партии".

Полувагоны тронулись //

Еще одним фигурантом отчета аудиторов Счетной палаты, достойным попадания в списки афер века, является ООО "Транссибирская грузовая компания". Полгода назад эта организация уже прославилась тем, что нанесла ущерб бюджету Бурятии в размере 56 млн. рублей. Эту сумму вынуждена была платить республика "Росбанку", поскольку в свое время поручалась перед ним за "Транссибирскую грузовую компанию". Поручалась, несмотря на то, что предприятие находилось в глубочайшем финансовом кризисе, несмотря на то, что никакого реального залога у него не было, несмотря на то, что лимит государственных гарантий был превышен. В ходе этой, относительно честной, операции по отъему бюджетных денег был совершен целый букет нарушений. Кредит в банке компания взяла и даже, говорят, купила на него 100 полувагонов. Ну а потом, как водится, разорилась. Полувагоны тронулись и уехали в неизвестном направлении, а крайним, естественно, остался республиканский бюджет.

Скандал получился изрядный. Даже заместитель прокурора республики Матвей Гершевич с трибуны Народного Хурала выступал, клятвенно обещая найти и покарать виновных, которые, по его словам, "находятся где-то здесь, или в Иркутске, или в Москве". Кстати, один из учредителей фирмы, действительно, присутствовал на том же Хурале и даже пообещал вернуть все 56 млн. рублей до копейки. Чего, правда, пока не сделал.

Как выяснили аудиторы, "Транссибирская грузовая компания", помимо росбанковского, успела получить и бюджетный кредит на сумму 4,7 млн. рублей и свое обязательство — погасить его в 2006 году — также не выполнила. А в связи с тем, что в отношении данного предприятия начата процедура банкротства, вероятность возврата этих средств стремится к нулю. Вопрос, чем же так приглянулась "Транссибирская компания" нашим чиновникам, что они, не глядя на плачевное финансовое состояние предприятия, давали ему гарантии и кредитовали сами, остался открытым.

Два вышеперечисленных случая примечательны тем, что в той или иной степени известны общественности, поскольку каждый из них тянет сразу на 50—60 млн. рублей. Случаев же, когда исчезли суммы поменьше, не известны вовсе. Но совокупный ущерб от них значительно больше.

Таких дел — десятки

Согласно отчету аудиторов, не вернул 4,1 млн. рублей разорившийся "Завод Электромашина". Эти деньги бюджет республики выплатил "Русь Банку", поскольку поручался перед ним за "Электромашину". Схема, кстати, один в один копирует историю с "Транссибирской грузовой компанией". Был взят необеспеченный ничем кредит в коммерческом банке, деньги потрачены нецелевым образом, а когда пришло время платить — предприятие объявлено банкротом. Кстати, история краха "Электромашины" тоже довольно темная. Ведущий процедуру банкротства управляющий, проанализировав бухгалтерские документы, пришел к выводу, что предприятие обанкротили специально. Он подавал соответствующие заявления в правоохранительные органы, результатом этого стало уголовное дело возбужденное по признакам преднамеренного банкротства.

11 млн. рублей не вернула и, видимо, уже не вернет прекратившая работу "Тонкосуконная мануфактура". Предприятие сейчас активно распродается, оборудование куда-то вывозится, но денег на счетах у банкрота нет. А правительство даже не пытается хоть как-то предотвратить окончательную потерю собственных денег.

Не вернуло по неизвестным причинам 3,1 млн. рублей ООО "Бурятуголь". 10 млн. рублей не вернула компания "Лес Сибири". ЗАО "Белый лебедь", прокредитованное на сумму 4,4 млн. рублей, в 2006 году было ликвидировано, денег там уже не будет никогда.

Перечисленные нами случаи кредитования проходили лишь по линии министерства финансов (общая сумма задолженности юр. лиц перед минфином — 324 млн. рублей). Кредитовались коммерческие организации и по многим другим министерствам. Об этом также говорится в отчете аудиторов. Так, министерству сельского хозяйства организации должны 88 млн. рублей. Министерству экономического развития — 63 млн. рублей. Сколько такого рода долгов было списано в качестве "нереальных к взысканию" или за давностью лет, еще только предстоит подсчитать. Срок исковой давности по многим кредитным делам 90-х уже истек, эти долги из балансов списываются, так что концы отыскать становится практически невозможно.

Вообще-то, рачительный хозяин, сталкиваясь с подобными проблемами, начинает предпринимать меры по спасению собственного благосостояния. Ну, например, узнав о выводе активов с предприятий-должников, можно было бы через суд наложить арест на часть имущества. Чтобы должнику потом было что продавать для расчета по кредитам. Еще можно забрасывать правоохранительные органы заявлениями о том, что с государственными деньгами происходит что-то странное, настаивать на расследованиях и всячески им способствовать. Можно вызывать собственников и руководителей предприятий должников на ковер, требовать с них деньги, создавать вокруг них "нездоровую атмосферу" (ведь эти люди из Бурятии никуда же не делись, так и работают, под другими, правда, вывесками). Да мало ли способов может выдумать государство со всеми своими репрессивными полномочиями, чтобы вернуть собственные средства?

И то, что наше правительство никогда не прибегало к серьезным мерам, наводит на подозрение о том, что невозврат бюджетных кредитов — заранее предусмотренная часть плана.

^