05.09.2007
Первый этап сосуществования политической элиты потаповских времен с новым "командиром" республики Вячеславом Наговицыным подходит к завершению. Первый этап — это время первоначального вхождения президента Наговицына в жизнь Бурятии, его знакомство с ситуацией и формирование высшего органа исполнительной власти республики, т.е. правительства.

"Буря в стакане" прошла мимо

Очертания правительства и его персональный состав старую политическую элиту РБ пока вполне устраивают. В политический мир РБ до последнего времени Наговицын ввел лишь одного "варяга" — руководителя Администрации президента и правительства РБ Ковалева.

На прошлой неделе процесс формирования исполнительной власти прошел свой пик. В парламент республики были внесены кандидатуры на замещение сразу четырех ответственных постов. И знаете — до боли знакомые лица. Ни одного нового "варяга". При обсуждении кандидатур политическая элита РБ едва не перецеловалась от избытка нахлынувших чувств — все свои, все знакомые!

Важные вопросы стояли в начале повестки дня. Первой обсудили кандидатуру Виталия Малкина. Хурал вновь утвердил его в качестве члена Совета Федерации от правительства РБ. Конечно, он "варяг", но в Улан-Удэ не живет и общается с РБ чаще всего издалека, по телефону. К тому же, он дистанцируется от местных заморочек, пытающихся претендовать на статус политической интриги — "буря в стакане" его абсолютно не интересует.

Со стороны выглядело интересно — "варяг" Ковалев, который выступал в НХ РБ вместо отсутствовавшего "варяга"-президента, представлял "варяга" для направления в Москву. Однако благополучное утверждение Малкина нельзя назвать неожиданностью. Для лоббирования интересов республики он человек достаточно подходящий. А другого олигарха, пусть из "второго эшелона", у президента Наговицына под рукой, наверное, не оказалось. К тому же, от Малкина порой получается польза, т.к. работа мультимиллионера дает результаты. От добра добра не ищут.

Депутаты благодарили олигарха. 55-летний олигарх — депутатов. Он четвертый год представляет РБ в Совете Федерации и теперь дальше продолжит это дело. Одно из достижений Малкина — резкое увеличение трасфертов, приходящих в РБ, а также содействие в получении республикой права на организацию турзоны, куда будет вложено 25 миллиардов рублей одних только государственных инвестиций.

Сессия, как сладкий компот

С Иннокентием Егоровым, который шел следом, было поинтереснее. Бывший первый зампред при Леониде Потапове был выдвинут на тот же пост. Для учителя математики, коим является Иннокентий Егоров, это большое карьерное достижение.

— Моя работа была связана и с депутатами Народного Хурала. Каждый человек определяет свою работу, отношение к работе в силу своего характера. Возможно, иногда в некоторой степени и грубость, может быть, и резкость... Некоторыми депутатами воспринимается, может быть, более обостренно. Хотел бы попросить, так сказать, прощения, если кого обидел, — заявил высокопоставленный чиновник.

Слышать такие слова из уст одного из высших лиц Бурятии и, на самом деле, достаточно резкого человека было крайне необычно. Вы даже не представляете, до чего необычно! Неужели Егоров думал, что его прокатят? Никто не ожидал такого внезапного покаяния. Депутаты в ответ принялись выражать Егорову свое уважение и почет.

— Это очень серьезно для Республики Бурятия, для Народного Хурала, в целом для нашего сообщества, — сказал депутат Доржиев, говоря о выдвижении Егорова на ключевой пост. — Иннокентий Матвеевич здесь высказал такое мнение, что иногда в силу своего характера бывает груб и прочее... Я думаю, в спорах между законодательной и исполнительной властью рождается истина.

Депутатов как прорвало. Они один за другим принялись выступать и нахваливать Иннокентия Егорова. Бывший первый зампред Потапова, казалось, начал "бронзоветь" на глазах, превращаясь в памятник с надписью "Лучший из зампредов". Наверное, он никогда не слышал на официальном мероприятии столько лестных слов. Не сессия парламента, а праздник какой-то.

Даже депутат Игорь Бобков поддержал его кандидатуру. Хотя, казалось бы, может ли Бобков испытывать теплые чувства к "правой руке" своего самого страшного политического противника, коим был Леонид Потапов, к верному проводнику политики Потапова?

— Я никогда особо не выступал в поддержку отдельных членов правительства, но по Иннокентию Матвеевичу я бы хотел сказать несколько слов, — отметил депутат-ЛДПРовец. И все слова, сказанные после, оказались добрыми.

Политики Бурятии усердно расшаркивались друг перед другом. Увидев, что Хурал един как никогда, Иван Калашников, что вел сессию, прекратил выступления. Иначе сессия, похожая на сладкий компот, не кончилась бы никогда.

"Дно России" — не Бурятия, а Тверь

Так же легко были утверждены еще два зампреда — Баир Бальжиров, глава представительства РБ при Президенте РФ, и Сергей Лысцев, в свое время семь лет возглавлявший "Бурятэнерго". Последние годы он работал в Москве в каком-то акционером обществе. Народ успел подзабыть Лысцева, но вот он снова в Бурятии и будет курировать развитие инфраструктуры. Вновь оказавшись в активном деле, Лысцев был взволнован.

Каждый сказал маленькую речь. Бальжиров, как бы между прочим, открыл тайну — где находится "дно России".

— Практически все регионы, я думаю, кроме Москвы и Московской области, имеют представительства в Москве. И даже Тверская область открыла представительство, — заявил Баир Бальжиров, говоря о том, что в московском представительстве РБ принимают Лужкова и других высоких гостей. Получается, самые крутые лохи страны — в Твери!

На этой оптимистичной ноте Хурал закончил рассмотрение кандидатур. Заместители председателя правительства по социальному направлению и по экономическому будут представлены президентом Бурятии позднее.

"Будем мы теперь гулять, наливать и выпивать"

Последняя сессия вызвала странное чувство. Как будто депутаты пришли в тот день в Хурал ради нескольких первых вопросов сессии и того, что будет после ее окончания. Когда обсуждали кандидатуры представителя в Совете Федерации и бурятских зампредов, в зале было 55 депутатов, а стены сотрясали бурные аплодисменты.

Когда волнующий политический момент был пройден, стали обсуждать иные важные для республики вопросы. Тут депутатские кресла стали быстро пустеть. Количество не голосовавших депутатов доходило до 20! Их просто не было в зале заседания.

В первых рядах, где сидели депутаты калибра Михаила Семенова и Цырена Доржиева, потери были не так заметны. А вот на дальних рядах, среди депутатов-"заднескамеечников", зияли широкие проплешины.

Куда делись избранники народа? Вдруг из деревень прибыли представители этого самого народа и потребовали немедленного приема? Или их всех разом сразил понос? Или что-то еще? Есть версия, что депутаты разошлись по кабинетам и уже начинали наливать, выпивать и закусывать.

Депутаты занимались непонятно чем, расхаживали по коридорам, болтали. Дошло до того, что группа, человек семь, столпилась в проходе и начала что-то увлеченно обсуждать — уж не преимущества ли той или иной закуски? — не обращая никакого внимания на идущую сессию. Шокированный Иван Калашников, который вел сессию, так и не смог дождаться, когда они соизволят закончить беседу, и был вынужден попросить их удалится в коридор. Люди не спеша вышли.

Безобразие продолжалось всю сессию

— Я прошу соблюдать порядок в зале, уважайте выступающих, — пробовал урезонить расшалившихся депутатов Иван Калашников.

"Поработайте по коридорам", — просил Калашников депутатов, пытаясь после перерыва собрать как можно больше депутатов. Калашникову пришлось трудно. В перерывах сессии в этих коридорах НХ РБ можно было увидеть улыбающегося Иннокентия Егорова, идущего в плотном кольце депутатов. Все поголовно были радостны, а некоторые возбуждены. Наверное, в предвкушении грядущего вечера. "Ну, теперь "поляну" накрывать надо", — раздавались жизнерадостные возгласы депутатов.

В цокольном этаже здания Хурала, по соседству с гардеробом, как известно, расположен буфет. К концу сессии парламента там было уже невозможно съесть булочку и выпить чашку кофе. "Закрыто", — объявлял простым смертным мужчина, ворочавший возле двери в буфет какойто стол. Закрыто было, разумеется, не для всех. В глубине буфета стояли накрытые белоснежными скатертями столы. В здании Хурала готовилось торжество.

Вокруг столов хлопотали озабоченные работницы. То, что для чиновников и депутатов праздник, для обслуживающего персонала — работа. Умелые женские руки наводили окончательный блеск — ставили заключительные рюмочки, выкладывали последние поблескивавшие столовые приборы, протирали последние тарелки. Не дай Бог, какому-нибудь слуге народа покажется, что тарелочка с голубой каемочкой, что стоит перед ним, недостаточно чиста.

Наверняка такая же "поляна" готовилась и в столовой НХ РБ, расположенной несколькими этажами выше. Что и говорить, в нашем Хурале не только могут и умеют, но и любят отмечать.

^