05.09.2007
На последнем заседании правительства присутствующих поставили перед фактом — Бурятия стала жить в новых экономических реалиях. И в то время, как врачи районных больниц сидят без зарплат, в министерствах и ведомствах скопилась огромная куча денег, и ее не успевают тратить. Чиновники, всю жизнь привыкшие просить финансирования и списывать все свои проблемы на его отсутствие, теперь не могут справиться со свалившимся на них счастьем. Оказалось, что вовсе не в деньгах счастье-то.
Спокойное течение заседания взорвал первый заместитель Иннокентий Егоров. Он привел вопиющие факты того, как министерства и ведомства распоряжаются уже выделенными на капитальные вложения и целевые программы средствами. Оказывается, перечисленные на их счета деньги лежат мертвым грузом.

Вице-премьер из длинного списка целевых программ навскидку зачитал отчетность:

— Центр судмедэкспертизы — два миллиона отправлено в Минздрав, освоено ноль процентов, ремонт театра бурдрамы имени Х. Намсараева — три миллиона профинансировано, освоено ноль процентов. Республиканскому агентству по физкультуре и спорту запланировано 84 миллиона, 26 миллионов профинансировано — деньги лежат у вас на счетах, в исполнении нули стоят. Почему, непонятно. Больше всего министерство культуры спорит, тем не менее, проследить за тем, что творится в собственном доме, не может. По программе сохранения и развития культуры и искусства выделено 64 миллиона. Исполнено всего 18! Культработники если узнают, я думаю, вас — министерство — разорвут на части. Земельная реформа (сколько шуму было!) — выделено 30 миллионов, а исполнение — 4,7 миллиона.

Досталось практически всем, но более всех новоиспеченному министру здравоохранения Валерию Кожевникову. Иннокентий Егоров недоумевал:

— На строительство СПИД-центра — 5 миллионов профинансировано, но освоено 8 миллионов. В результате бюджет должен подрядчикам. Где брать 3 миллиона? Зато на судмедэкспертизу — 2 профинансировано, ноль процентов исполнено. Минздраву заложили целевых 5 миллионов на кадры, 900 тысяч использовано. Для чего давали? Хотите удержать врачей в районах, так покупайте им квартиры на эти деньги.

Еще более тягостная ситуация в министерстве образования. По словам Иннокентия Егорова, он точно знает, что одна из запланированных школ сдана (он держал это под личным контролем), но в графе "Освоение" по другим в отчетности стоят нули. Судя по тональности, Иннокентий Егоров хотел, вероятно, выразиться более крепко, чем корректное — "полный бепорядок".

Эстафету экзекуции руководителей министерств и ведомств подхватил Александр Налетов. Он сообщил им о новой реальности:

— Впервые я не оправдываюсь, что денег нет, а, наоборот, говорю — вы их не можете освоить.

И теперь, с позиции силы, министр финансов спокойным голосом, словно речь идет об обыденных вещах, предложил коллегам:

— Кто понимает, что не может освоить эти средства — официально откажитесь от денег. У правительства еще есть время перераспределить их и успеть истратить.

Таким образом, у высоких чиновников "шикарный" выбор — или расписаться в полной недееспособности и вернуть миллионы в Минфин, или рисковать и непостижимым способом освоить деньги, но если ни то ни другое не случится, то деньги пропадут вообще. Все три варианты чреваты самыми серьезными последствиями для карьер чиновников.

Действительно, ситуация удивительная. Общий внутренний долг Бурятии превышает 2,5 миллиарда рублей, за это еще платятся проценты, при этом миллиард рублей лежит на счетах правительства без движения.

Поэтому Вячеслав Наговицын также не счел нужным сдерживаться:

— Идет дикое невыполнение планов по капитальным вложениям! Либо не хотят, либо не умеют, либо считают, что это второстепенно и не нужно! Вчера я критиковал министра финансов, что он не профинансировал расходы в сумме 387 миллионов. Он убеждал меня, что если деньги выделить, то они осядут без движения у министерств и ведомств. Я сказал: отдавайте деньги, но спрос будет очень жестким. Люди не работают — будем наказывать. Деньги надо уважать.

Любопытно, что уже не в первый раз президент Бурятии разговаривает с подчиненными как со студентами, объясняя им азбучные истины:

— За обеспечение деньгами отвечает министерство финансов. Где оно их находит, это не ваша проблема. Если деньги не поступили из федерального бюджета на исполнение тех или иных ваших планов, то министерство финансов найдет кредитные ресурсы. Но ваша задача — обеспечить использование этих средств.

Судя по всему, Вячеслав Наговицын столкнулся в Бурятии с крайне запущенной ситуацией в плане начальной финансовой грамотности чиновников.

На будущее президент увидел выход из сложившейся ситуации. Его решение и стало главной сенсацией прошедшего заседания правительства. Госзаказчиком, следовательно, распорядителем бюджетных средств при строительстве бюджетных объектов (неважно, школы, больницы или театра) будет Минстрой Aурятии. Таким образом, в ближайшее время остальные министерства и ведомства лишатся возможности распределять сотни миллионов рублей капитальных вложений.

Необходимо пояснить, что одной из главных проблем "зависания" денег на счетах ведомств была неспособность министерств выбрать нормального подрядчика или квалифицированно поучаствовать в конкурсе на него. "Сапоги должен тачать сапожник", — именно так по этому поводу выразился Вячеслав Наговицын. По его мнению, министерства и ведомства не готовы выступать в роли госзаказчика на строительные объекты.

Зато в результате редкой по бестолковости ситуации, когда министерства республики сидят на деньгах как "собака на сене", у Вячеслава Наговицына существуют проблемы в Москве. Он не стал скрывать этот факт: "На счетах (министерств — прим. ред.) остатков — 1 миллиард рублей. У любого разумного человека возникает вопрос: если ваши распорядители бюджетных средств не могут использовать деньги, которые вы им выделяете, зачем вы просите еще? Министерство финансов России готово выделять нам деньги и по показателям видит, что республика нуждается в поддержке, но мы должны это подкреплять делами. Только в этом случае мы можем претендовать на дополнительную финансовую поддержку из федерального центра".

^