05.09.2007
Вот уже несколько лет 13-летняя Вероника носит на голове платок. Без него девочка не появляется ни в школе, ни на улице — боится насмешек. Вероника страдает алопецией (выпадение волос на голове), развившейся на фоне язвы желудка. Столь редкие и серьезные для подростка заболевания, как ни парадоксально, спасли девочке жизнь: благодаря врачам поликлиники, обратившимся в милицию, Вероника покинула родной дом и вечно пьяную мать.
— В феврале этого года к нам в отделение поступила информация из поликлиники о том, что на учете у педиатра состоит 13-летняя девочка, страдающая алопецией и язвой желудка, — рассказывает Майя Намсараева, старший инспектор ОДН ОВД по Железнодорожному району. — Здоровье ребенка было под угрозой, и мы начали проверку.

Когда я пришла к девочке домой, дверь мне открыла ее пьяная мама. В квартире были посторонние, дом напоминал притон. Как оказалось, девочка жила в жутких условиях: в двухкомнатной благоустроенной квартире не было ни горячей, ни холодной воды, не было электричества и отопления — все трубы были перерезаны. Труба от унитаза также была отрезана. Как оказалось, чтобы пользоваться туалетом, воду приходилось просить у соседей. В доме часто бывали гулянки, мать и дедушка девочки постоянно пили.

При всем этом Вероника никому не жаловалась на свою тяжелую жизнь и хорошо училась в школе. Она не пропускала занятий, не сбегала с уроков и старалась жить как все дети. Как ни странно, но девочка не озлобилась на судьбу, не замкнулась, коммуникабельность и добрый нрав не покинули ее. Но тщательно скрываемая от всех горечь домашней жизни выбралась из души и поразила тело.

— Она ходила в платочке, чтобы никто не видел этой огромной лысины на голове, — рассказывает инспектор. — Одевалась в то, что подадут люди, ходила в чужих стоптанных ботинках. В ходе сбора материала выяснилось, что недостаточное питание вызвало и язву желудка, и облысение. Мама с дедушкой постоянно пили, 33-летняя мать Вероники ни разу нигде не работала за эти 13 лет, все трое жили на пенсию дедушки. Часто дома нечего было кушать, деньги уходили на водку, девочке практически ничего не доставалось.

Инспектору девочка рассказала, что ее родители разошлись, когда она была еще маленькой. Когда мама встретила дядю Сережу, девочке стало чуть легче жить: новый папа заботился о ней, а потом вдруг умер. И снова потянулись тяжелые дни материнских пьянок. Рассказывая о маме, Вероника говорила о ней только хорошее, было заметно, что она любит и жалеет ее. По словам инспекторов ОДН, все дети, попадающие к ним, как правило, никогда не говорят о своих родителях плохо, и какие бы плохие поступки ни совершали их мама и папа, для них они остаются самыми хорошими, любимыми и дорогими людьми.

— По сути, дочь матери была не нужна, в то время как девочка к матери относилась очень хорошо, — говорит Майя Намсараева. — Возможно, на словах мать и выказывала Веронике свою любовь, но на деле это был обман. Любовь — это поступки, это забота и внимание, а не слова. Мать обязана была работать, чтобы содержать дочь. Но даже лекарства, которые выписывали ребенку врачи, не на что было купить. Кстати, Вероника всегда приходила в больницу одна, без мамы. Очень самостоятельная девочка.

Видя психологически тяжелую обстановку в семье, инспектор по делам несовершеннолетних принимает решение возбудить в отношении матери девочки уголовное дело по ст. 156 УК РФ ("Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего"). Девочку поместили сначала в стационар детской больницы 2, затем направили на лечение в оздоровительный детский лагерь в п. Сотниково, после которого Вероника попала в Загорский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних. По словам инспектора, там ей очень понравилось, она, наконец-то, смогла полноценно питаться, спать на чистой постели, читать и смотреть телевизор.

Сейчас мать Вероники лишена родительских прав, а сама девочка переведена в детский дом. Пока готовился этот материал, после очередной гулянки умер дедушка Вероники. Мать совсем опустилась. На процесс по уголовному делу она не явилась, суд отложили.

Говорить о раскаянии с ее стороны не приходится — женщина даже не попыталась измениться, еще раз показав свое безразличие к дочери. В этом случае вызывает удивление и работа учителей школы 36, где училась девочка, в том числе классного руководителя и завуча по социальной работе, которые первыми должны были забить тревогу. Вероника скрывала под платком свою лысеющую голову, но ведь по ее внешнему виду можно было понять, как тяжело ей живется. И даже тот факт, что ребенок постоянно носит платок, должен был насторожить учителей, тем не менее, в очередной раз победило равнодушие.

Вот еще один шокирующий случай. И снова равнодушие всех тех, кто должен был видеть, как умирает ребенок. Год назад в Октябрьском районе за неисполнение обязанностей по воспитанию дочери были осуждены пьющие родители тринадцатилетней девочки-инвалида. Ровесница Вероники в свои годы весила всего около тридцати килограмм. Значительный дефицит веса у неходячей девочки, больной ДЦП, родители объясняли ее болезнью. Пенсию дочери они благополучно пропивали.

— Родители клялись, что кормили дочь, а у нее ручки-ножки такие тоненькие были, — вспоминает Майя Намсараева. — Девочку можно было отдать на лечение, и если бы были хотя бы элементарный уход за ней, полноценное питание, возможно, девочка чувствовала бы себя гораздо лучше. Родителей девочки осудили к исправительным работам, а их дочь отдали в Баргузинский детский дом для детей-инвалидов.

P.S. Имя девочки изменено

^