12.09.2007
На прошлой неделе пресс-служба министерства образования Бурятии распространила заявление, в котором прокомментировала статью, вышедшую в нашей газете 15 августа, по поводу очередного неоднозначного тендера на строительство для государственных нужд. Чиновники попытались объяснить, почему именно "Стамстрой" так им полюбился. Лучше бы они этого не делали.
15 августа "Номер один" в материале "УКС провел очередной странный конкурс" привел пример того, как уже при новой власти проводятся крупные тендеры на выбор подрядчика на строительство социальных объектов в республике. По мнению экспертов, нарушения в конкурсе на право строить школу в Кяхте ценой в триста с лишним миллионов рублей были заметны невооруженным глазом. В очередной раз победителем была признана небезызвестная компания "Стамстрой".

Необходимо отметить, что после публикации в "Номер один" случай с этим конкурсом был рассмотрен на еженедельном планерном совещании у Вячеслава Наговицына. Как удалось узнать корреспонденту "Номер один", президент был в большом недоумении от фактов, приведенных в нашей газете, и ультимативно предложил ведомствам, чиновники которых входили в конкурсную комиссию, — или требовать от нашей редакции опровержения, или готовиться к неприятным последствиям. Чиновники, видимо, из чувства безысходности поручение президента выполнили несколько странно — ограничились ни к чему не обязывающим заявлением в правительственной газете.

Суть доводов, приведенных в защиту действий конкурсной комиссии, "покоряет" как с точки зрения стилистики, так и закона. Не каждый раз приходится сталкиваться с ситуацией, когда изысканным словесным стилем чиновники не только подтверждают собственные нарушения, но и сообщают о новых. Они, конечно, не хотели усугубить ситуацию, но так получилось.

Напомним, что в комиссию, в числе прочих, входили два заместителя министров образования и строительства — А. Бадлуев и Н. Рузавин, начальник УКСа — С. Сидоркин, начальники отделов в правительстве — Л. Санеева и Н. Петрова — в общем, важная компания. Именно благодаря оценкам этих лиц победителем конкурса был признан "Стамстрой". "Номер один" сообщал, что другие конкурсанты предлагали в своих заявках и куда более низкую цену контракта, более длительные сроки гарантийных обязательств, более короткие сроки строительства. Но комиссия проигнорировала других участников конкурса.

Так вот, руководитель пресс-службы министерства образования Бурятии Баяр Жигмытов, например, доходчиво объяснил, почему "Стамстрой" с предлагаемой суммой контракта в 321 миллион рублей выиграл у строительной компании "Техцентр-ЦД", которая предлагала выполнить тот же объем работ за 300 миллионов. По его мнению, "Техцентр-ЦД" "сразу выбыл из борьбы за подряд", так как "уже на начальном этапе промахнулся на кругленькую сумму в 75 миллионов рублей на таком ответственном конкурсе..."

Стоп. Что значит "выбыл из борьбы"? Строительные фирмы участвовали у нас в кулачных боях без правил или в домино? "Выбывание из борьбы" означает недопущение до конкурса, если у конкурсанта в заявке есть неточности, ошибки или недостоверная информация. Но всем фирмам, включая "Техцентр ЦД", та же самая комиссия разрешила участвовать, значит, документация была в норме. Если уж допустили, то согласно закону их заявки должны были оцениваться по однозначным критериям — что касается цены контракта, то кто ниже поставил, тот и победил.

Проявляя утонченность стиля, комментируется, что строительная компания "промахнулась на 75 миллионов". Имелось в виду то, что государство готово было потратить на строительство школы 375 млн. рублей, а "Техцентр" предлагал сэкономить из них 75 млн. Значит, чиновники не верят, что можно так сэкономить. Если вопреки логике и закону поиграть в игру "Верю — не верю", то как относиться к заявке "Стамстроя", который предложил за все работы 321 миллион? Значит, в экономию 54 миллионов от "Стамстроя" чиновники верят безоговорочно, а экономию в 75 млн. называют "промахом". Но в чем принципиальная разница между двумя фирмами, так никто и не объяснил.

Это еще не все "перлы" чиновников в пользу "Стамстроя". Продолжая лепить из победителя образ самой лучшей строительной компании, пресс-служба пускается в размышление: "Инженерное сообщество республики хорошо знает многие фирмы, работающие в строительной промышленности Бурятии — они все на виду у населения. У одних, например, нет своей материально-технической и ремонтной базы, строительной техники, они арендуются, что повышает цену подрядов и риски исполнения заказов. У других — иная весовая категория, строительный процесс более отлажен, они располагают солидными ресурсами, что, в конце концов, определяет выбор подрядчика".

Если отбросить словесную шелуху, то получается, что конкурсная комиссия, состоящая из топ-чиновников, выбирает подрядчика на объект стоимостью 300 с лишним миллионов рублей, исходя из "весовых категорий", то есть получается "кто круче, того и тапочки". "Номер один", конечно, предполагал, что так оно и есть, когда готовил материал о конкурсе, но чиновников в собственном заявлении никто за язык не тянул — кристально честные люди.

Если же взять аспект технической оснащенности конкурсантов, то необходимо пожелать будущим членам конкурсных комиссий и их защитникам хотя бы изредка заглядывать в Федеральный закон 94 "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Тогда они не будут так подставляться в своих объяснениях. В 22-й статье этого закона четко сказано: "Не допускается включать в конкурсную документацию требования к квалификации участника размещения заказа, включая наличие опыта работы, а также требования к его деловой репутации, требования о наличии у участника производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых, финансовых и других ресурсов".

Сие означает, что пресс-служба министерства образования Бурятии посредством своего заявления уведомила все заинтересованные стороны, что участники конкурсной комиссии, выбирая подрядчика на строительство школы в Кяхте, нарушили федеральный закон. Как известно, Вячеслав Наговицын решительно начал борьбу за чистоту тендеров в Бурятии, поэтому, возможно, пресс-службе Минобразования подобная откровенность зачтется.

^