12.09.2007
Археологи музея Бурятского научного центра СО РАН вернулись из летней экспедиции, проходившей в Кабанском районе. Объектом интереса ученых стал Фофановский могильник, расположенный на горе около одноименного села.
Генетики выясняют, кто жил в Бурятии шесть тысяч лет назад

На взгляд простого человека — это ничем не примечательное

место, поросшее деревьями и травой. Для ученых — это

памятник археологии, таящий в себе тысячелетние тайны и их

разгадки. Могильник был открыт в 1927 году знаменитым

академиком А.П. Окладниковым. Это один из крупнейших и

древнейших могильников в Байкальском регионе. На этой

территории археологами найдено уже более сотни могил, самым

старым из которых минуло шесть тысяч лет. Однако около

десяти лет там по разным причинам не проводились

археологические работы. Первая экспедиция после многолетнего

перерыва нашла новое захоронение.

"Фофановский могильник — это погребальный комплекс,

объединяющий три разновременные группы погребений, —

объясняет руководитель экспедиции, кандидат исторических

наук, Елена Жамбалтарова. — Судя по признакам погребального

обряда, мы нашли захоронение, относящееся к

ранненеолитической группе погребений (6—7 тыс. лет назад)".

На вопрос о том, почему же на протяжении тысячелетий люди,

относящиеся к разным временам и культурам, независимо друг

от друга хоронили своих мертвых в одном месте, археолог

отвечает: "Конечно, мы можем только предполагать, что же

происходило в те далекие времена, но ясно одно — в

погребальных обрядах нет ничего случайного. Горы у многих

народов являются сакральным местом. Кто-то видит в них

фаллический символ, кто-то — беременное чрево земли. Устье

реки — еще один признак местоположения могильника. Древние

считали, что души умерших уходят вниз по течению и не могут

вернуться против течения, поэтому делали кладбища у устья

реки, чтобы души мертвых не возвращались обратно. В этой

местности объединены и гора, и устье реки".

Впервые в раскопках Фофановского могильника был применен

особый прибор — георадар, который использовали в целях

обнаружения таящихся в грунте захоронений. Ученые-физики из

БНЦ тщательно, с помощью электромагнитной волны, обследовали

склоны горы. Полученные данные анализировались на компьютере

и отмечалось место возможного нахождения могилы.

"Раньше, чтобы найти археологический предмет, применялись

такие методы раскопок, которые требовали больших

человеческих усилий, но все равно можно было упустить ценную

находку, — говорит Елена Жамбалтарова, — а теперь работает

точная техника, которая "видит" сквозь землю.

Студентамисторикам из ВСГАКИ, которые были в нашей

экспедиции в * g%ab"% практикантов, пришлось бы перелопатить

немало грунта, а сейчас мы работали точечно. Правда, мы

сотрудничали в первый раз, поэтому результаты не всегда были

точными. Иногда георадар указывал место уплотнения, а мы

находили там только корни деревьев. Теперь, когда физики

знают, как "выглядит" корень в грунте, работа пойдет

быстрее, промахов будет меньше".

В одном из указанных георадаром мест, почти на метровой

глубине, археологи нашли захоронение человека. В погребении

было найдено крупное перламутровое кольцо. Но особый интерес

вызывает обнаружение черепа другого человека рядом с бедром

усопшего.

Вообще, нахождение в могиле чужих костей — это

отличительная черта древней китойской культуры, получившей

свое название от реки Китой, где в позапрошлом веке впервые

были найдены аналогичные захоронения. Китойцы присыпали

могилы красной охрой, а труп клали так, чтобы ноги у него

были согнутыми. Оттого скелеты китойцев выглядят жутковато

— как будто скорчившиеся от ужаса. Зачем они клали в могилу

чужие кости, тоже непонятно. Например, в одном из ранее

раскопанных погребений обнаружено семь скелетов, и только

один из них был с черепом — вот ему-то, скорее всего, и

принадлежала могила. В других захоронениях найдены лишние

руки, позвонки. Представители китойской культуры — это не

однородное племя. В разных уголках мира находят китойцев и с

монголоидными, и с европеоидными признаками.

"Пока пол и расовая принадлежность погребенного не

определены. Часть костного материала мы отправили генетикам

в г. Новосибирск, которые попытаются определить, кем же

все-таки мог быть этот человек, — надеется Елена

Жамбалтарова.

Исследовательские работы были проведены при поддержке

грантов РГНФ 07-01-18062е, 06-01-00466а.

^