12.09.2007
Около месяца проходило расследование гибели солдат-срочников из Бурятии, которое проводили председатель Комитета солдатских родителей Ольга Ганичева и юрист Алексей Шелехов. Сегодня председатель комитета вспоминает свою командировку и поражается своей отчаянности. Иногда ей становится действительно страшно от того, в каких, порой безвыходных, ситуациях она оказывалась, расследуя обстоятельства гибели солдат из Бурятии.
Напомним, всего за несколько месяцев 2007 года в Бурятию были доставлены целых семь грузов 200 с телами солдатсрочников из нашей республики. По словам Ольги Ганичевой, ответы на запросы в органы следствия военных и федеральных прокуратур нисколько не проясняли причин гибели солдат, поэтому было принято решение о поездке. Солдаты погибли в разных частях страны: от Московской области до Алтая.

— До сих пор вспоминаю, как приехала в военный городок Озерск, в Челябинскую область, а меня не пустили, — вспоминает Ольга Ганичева. — Представляете, ночь спускается, закрытый город, куда мне уже не попасть, и ни одного населенного пункта в радиусе 15 километров. Пришлось выйти на трассу, сесть в попутку, доехать до ближайшего поселка Метлино. Где ночевать в незнакомом городе, непонятно. Я набрела на общежитие, где случайно встретилась с женщиной, Любовью Александровной Комлевой, которой буду благодарна всю жизнь. Она нашла ключи от какого-то складского помещения, там освободили старую кровать.

Такие трудности преследовали Ольгу Ганичеву и Алексея Шелехова всю командировку. Однако усилия работников комитета не были напрасны — результатом расследований стало возбуждение нескольких уголовных дел.

Дело Дмитрия Панькина

Уроженец Иволгинского района Дмитрий Панькин пробыл в части, в которую был направлен после окончания учебки в Чите, всего четыре дня. Воинская часть дислоцируется в Новосибирской области в п. Плотниково. 12 июня Дмитрий покинул часть. Его нашли спустя десять месяцев, в начале апреля этого года, в другой области, в сотнях километрах от воинской части. Как наш земляк оказался в деревне Губино Томской области, а также что стало причиной его смерти, и предстояло выяснить.

— По словам командования части, в тот день, когда пропал Дмитрий, он вместе с другими солдатами выполнял работу в парке, который находится на территории части, — рассказала Ольга Ганичева. — Никто не мог предположить, что уже через несколько часов его объявят в розыск. Часть, в которой он служил, небольшая. Вместе с Панькиным проходили службу всего 32 солдата. Ни о каких неуставных отношениях речи не велось.

Часть, действительно, можно назвать идеальной. Кругом зелень, ребята все знают друг друга, и когда представители Комитета родителей расспрашивали солдат о причине побега Дмитрия, никто не мог выдвинуть никакого предположения. Чтобы докопаться до истины, комитету пришлось отправиться в деревню Губино, где и был найден повешенным Дмитрий Панькин. Здесь, по словам Ольги Ганичевой, вскрылись некоторые факты последних месяцев жизни солдата из Бурятии, которые не поддавались никаким объяснениям. В деревне удалось найти человека, который принял Дмитрия на работу, который утверждал, что солдат называл себя другим именем, и в Губино его знали как Женю Бурундукова. Никто и не подозревал, что парень сбежал из армии и что его разыскивают.

— В этом деле есть факты, которые настораживают, — поделился информацией Алексей Шелехов. — Так, например, люди из числа жителей деревни Губино, которые его знали, рассказывали, что, если Дмитрий оставался на ночлег, то никогда не раздевался и спал, сидя на стуле. Говорили также, что среди местных девушек была одна, с которой у него были достаточно близкие отношения.

Уголовное дело представителям комитета посмотреть не удалось, так как оно находится на пути в Бурятию, его результаты выслали родителям для ознакомления. Однако местные жители рассказали, что у Дмитрия была найдена предсмертная записка, в которой он признается в убийстве одной местной девушки, а также пишет все свои данные — кто он, откуда, кто его родители, и объясняет причину своего самоубийства. На основании этих данных комитет сделал вывод о том, что в этом случае речь о неуставных отношениях не идет.

Дело Романа Недорезова

По утверждению родителей Романа, к армии их сын готовился основательно. Еще в школе он всерьез увлекался гиревым спортом, делал пробежки по утрам. Когда матери сообщили о том, что ее сын погиб, бросившись под поезд, она долго не могла поверить услышанному.

— Многое в этой истории было непонятно, — делится Ольга Ганичева. — Роман был призван на срочную службу в ноябре 2006 года. Хоринским военкоматом был направлен в Алтайский край, в ракетные войска стратегического назначения. Спустя семь месяцев он оставил воинскую часть и в нескольких километрах от нее, на переезде Цаплино — Боровиха, бросился под поезд. По приезде в часть, где служил Роман, мы встретились с командованием, поговорили с машинистами поездов, которые были свидетелями суицида.

Сначала выдвигалась версия — убийство, однако рассказы свидетелей убедили представителей комитета в том, что это ошибка. Один из машинистов был настолько шокирован событием того рокового дня — 11 июня, что на некоторое время был даже отстранен от работы. Он до сих пор не может спокойно говорить о тех трагических событиях. Тем не менее, представителям комитета удалось выяснить, что Роман, действительно, сам бросился под поезд, который в любом случае не смог бы вовремя затормозить.

К тому же, по соседнему пути навстречу шел электропоезд. Ударом одного железнодорожного состава тело солдата отбросило на соседние пути, где как раз проходил электропоезд.

При осмотре тела Романа была найдена предсмертная записка, в которой юноша писал: "Прощайте. Мне надоело так жить. Я хочу умереть, в моей смерти винить младшего сержанта Злобина и рядового Куркина. Их место — в тюрьме".

Сейчас по факту смерти нашего солдата возбуждены два уголовных дела — по ст. "Убийство" и "Доведение до самоубийства". 10 сентября состоялся суд над военнослужащими, причастными к смерти Романа Недорезова.

Дело Мунко Гармаева

Для того чтобы изучить обстоятельства смерти Мунко, призванного на службу курумканским военкоматом в ноябре прошлого года и погибшего в феврале 2007 года, Ольге Ганичевой предстояло доехать до г. Балашиха Московской области. Изучив материалы уголовного дела по факту суицида, а также заключение судмедэкспертизы, удалось выяснить, что за час до наступления смерти срочника ему были нанесены телесные повреждения.

— Странно в этом деле то, что эксперты Балашихинского гарнизона, обследовав тело Гармаева, обнаружили множество кровоподтеков, но почему-то пришли к выводу, что образовавшиеся синяки к вреду здоровью не относятся, — заявляет Ольга Ганичева. — Это понятно, но ведь они были получены до того, как парень решился на суицид, и появились они не сами по себе, а в результате каких-то ударов. Возможно, его избивали сослуживцы, но в силу своего закрытого характера он никогда никому об этом не говорил.

Об этом свидетельствует и тот факт, что в декабре 2006 года, за два месяца до гибели, на теле Мунко был обнаружен больших размеров синяк. Проведенное командованием части расследование факта неуставных отношений не установило, а сам Гармаев сослался на то, что получил повреждения на хозяйственных работах. На этом все и успокоились. Более того, судебные эксперты пришли к выводу, что все обнаруженные кровоподтеки, которых на теле Мунко насчиталось пять штук, возникли тогда, когда он пытался совершить суицид. Якобы он ударялся о какие-то предметы. А между тем синяки были на обеих ногах — в области голени и колен, на бедре. Никто не захотел расследовать это дело дальше, и тем более искать виновных лиц.

Тело солдата было обследовано и экспертами госпиталя им. Бурденко, которые сделали свое заключение — цвет кровоподтеков на теле Мунко, а также изменения в тканях указывают на то, что повреждения образовались в пределах одного часа до наступления смерти. По словам Ольги Ганичевой, в деле отсутствуют показания сослуживцев о том, что в части имели место неуставные отношения, но это, по ее убеждению, не соответствует действительности. В данное время уголовное дело закрыто и находится в прокуратуре УланУдэнского гарнизона. Сейчас Комитет солдатских родителей совместно с родственниками Мунко Гармаева готовят заявление о повторном возбуждении уголовного дела на основании судмедэкспертизы госпиталя им. Бурденко.

Дело Алдара Ринчино

Алдар родом из Курумканского района. Он проходил службу в Челябинской области, в закрытом городе Озерск. В июле этого года он был найден повешенным на КПП при въезде в город. Попасть на территорию Озерска, на которой дислоцируется часть, представителям Комитета солдатских родителей не удалось. Необходим был специальный пропуск, которого у Ольги Ганичевой не было.

— У нас лишь состоялся телефонный разговор с командиром части, где служил Алдар, который сообщил, что возбуждено уголовное дело по факту его гибели, — комментирует Ольга Станиславовна. — Ведется следствие по факту доведения до самоубийства. Стоит отметить, что, когда тело срочника было доставлено в республику, по настоянию нашего комитета было произведено вскрытие гроба в присутствии представителей воинской части, где служил Алдар, райвоенкомата, соседей и родственников. В результате были обнаружены многочисленные телесные повреждения.

Как отмечает Ольга Ганичева, все было снято на видео и будет приобщено к уголовному делу, которое возбуждено по статье "Доведение до самоубийства". Сейчас ведется следствие.

Дело Сергея Андреева

По факту гибели солдата, проходившего службу в п. Туношна Ярославской области, Сергея Андреева представителям комитета удалось выяснить, что, скорее всего, в гибели Сергея виновен кто-то из местных жителей. Напомним, командование части, которое направило родителям телеграмму о смерти сына, ничего не упомянуло о том, что их сын был обнаружен за пределами воинской части. У родителей лишь имелась информация от сослуживца Сергея, который успел рассказать, что того нашли подвешенным на перекладине в ангаре в поселке Туношна.

Руки у Андреева были связаны за спиной, но даже это не повиляло на решение местных следственных органов, которые выдвинули единственную версию — суицид.

— Мы видели этот ангар и эту перекладину, там даже дилетанту станет понятно, что человек, найденный в таком положении, как Сергей Андреев, не может повеситься таким вот способом. Ему явно помогли. Возможно, его задушили, а уже потом подвесили, — предполагает Алексей Шелехов. — Также нам стало известно, что после того, как на месте происшествия поработали "профессионалы", местными журналистами были обнаружены вещественные доказательства в виде шнурка, недопитой бутылки водки и лимонада. Эти предметы не увидели или не захотели увидеть. При этом вскрытие показало, что в крови у Андреева алкоголь отсутствует, впрочем, как и наркотики.

Как рассказал Алексей Шелехов, выяснилось также, что в день гибели парня видели на дискотеке в поселке, затем в магазине, где он покупал спиртное. Это говорит о том, что у него был налажен контакт с местными жителями. Что произошло в тот вечер, какой конфликт — предстоит выяснить. Сегодня понятно одно — органы следствия не в полном объеме выполнили свою работу, упустив из расследования многие факты. Уголовное дело по факту гибели Сергея Андреева было приостановлено, но Комитет солдатских родителей будет требовать его возобновления.

Комитет солдатских родителей выражает благодарность

Эта поездка, наверно, не состоялась бы, если бы не финансовая поддержка Комитета по молодежной политике Министерства образования РБ, партии "Единая Россия", некоторых депутатов Народного Хурала, депутата из Курумканского района Б. Гармаева, а также нескольких частных лиц. Спасибо тем, кто не остался равнодушным к горю родителей, которые не дождались из армии сыновей.

^