19.09.2007
В ходе приватизации знаменитой кашемировой компании "Гоби" крупный пакет акций приобрел консорциум из двух японских компаний. Новые акционеры монгольской компании разработали бизнес-план на пять лет. В начале пути компания произведет 700 тысяч штук пуловеров и 100 тысяч метров кашемировой ткани. В последний год пятилетки будет выпущено 3 миллиона пуловеров и 250 тысяч метров ткани. Чтобы реализовать столь амбициозные планы, японцам придется существенно увеличить свою сырьевую базу. И это дает шанс Бурятии.
Главные производители кашемира — Монголия и китайская Внутренняя Монголия. В Монголии сосредоточено примерно 40 процентов мирового производства козьего пуха. В текущем году планируется заготовить 4500 тонн пуха (на 1500 тонн больше, чем в прошлом году). По ту сторону границы идет настоящий козий бум. Бурятия этого в упор не видит. Практически весь остальной козий пух начесывается в Китае (прежде всего — во Внутренней Монголии).

Напомним, Китай выпускает более 70% кашемировых изделий мира. В одной только Внутренней Монголии функционирует 180 (!) заводов по производству одежды из кашемира. Это даже трудно представить. Как отмечают китайские СМИ, 60% годового производства одежды из кашемира во Внутренней Монголии (ежегодно более 12,68 миллионов штук) поставляются на экспорт.

Китайские скупщики оккупировали монгольские аймаки и массово скупают сырье — своего пуха катастрофически не хватает. Улан-Батор не знает, что делать с этими скупщиками, наносящими урон промышленности самой Монголии. Будучи членом ВТО, страна недавно обратилась туда за разрешением ввести экспортную пошлину на вывоз козьего пуха из Монголии. ВТО ответило отказом. Значит, спрос и цены на козий пух будут быстро расти.

Кашемир — непревзойденная по мягкости, легкости, теплу, долговечности и шикарному виду натуральная ткань. Всегда в цене. Важнейшая причина дороговизны в том, что подходящий козий пух — начало всех начал кашемировой ткани — должен браться у коз, которые обитают в самых холодных местах планеты, в условиях резко континентального климата, перепадов температур, привыкли к неприхотливой пище и т.д. (именно по этой причине одежда из кашемира согревает в лютый мороз лучше любой другой шерсти). Нужный пух — из суровых мест, его трудно добыть. Подходящих мест на планете мало. Среди них — Бурятия.

Причем положение нельзя исправить: козы, вывезенные из суровых мест во Францию, адаптировались и... переставали вырабатывать пух нужного качества. Пряжа, идущая на кашемировые изделия, очень тонкая, вязка свитера трудна. В итоге и предметы гардероба из кашемира стоят дорого.

За кашемиром веками гонялись правители и аристократы. Кашемир очень ценил легендарный Мухаммед Бабур, основатель династии Великих Моголов в Индии. Ему мир и обязан распространением кашемира. Исторический факт — с Бабура в XVI веке в Индии начался стремительный рост кашемирового производства. Дело продолжилось при преемнике Бабура — императоре Акбаре. Он собрал великолепную коллекцию лучших образцов кашемировых шалей и накидок.

Из Азии слава великолепных изделий из кашемира пошла по миру. История говорит, что большую кашемировую шаль Наполеон Бонапарт привез в подарок Жозефине из похода в Египет. Вообще, слово "кашемир" происходит от названия сурового высокогорного северного района Индии Кашмир, где появился этот материал.

Бурятия со своим климатом может реально стать заметным производителем кашемира. Пусть не роскошных свитеров и других готовых изделий — хотя бы кашемирового сырья. Для этого надо разводить коз и выходить с предложением на мировой рынок. Правда, бурятское село, увы, не хочет даже пошевелить пальцем. Хотя козий пух, собранный у нас, не то что немедленно купят — с руками оторвут. И закажут еще.

Бурятские сельчане, попивая водочку, даже не представляют, какие доллары проплывают мимо них. К примеру, прибыль скотоводов Монголии от пуха в этом сезоне составит около 112 млн. долларов. Сельчане же Бурятии очень медленно реагируют на рыночную конъюнктуру. Возможно, многие даже не знают слова "кашемир". Значит, его надо срочно выучить.

Монгольские араты гораздо гибче. Дошло до того, что из 35-миллионного поголовья скота в Монголии, 15 миллионов составляют козы. За год коз стало на два миллиона больше. Стадам уже не хватает пастбищ, а в Бурятии столько заброшенных земель, что дух захватывает. Настало время учиться у Монголии.

Стать самым мощным игроком на рынке кашемирового сырья Бурятия конечно не сможет, но войти в тройку мировых лидеров республике по силам. А уж стать "кашемировым сердцем" России — без проблем. Как нам сообщили в минсельхозе РБ, на начало 2007 года в республике насчитывалось чуть более 17 тысяч коз. В основном их держит население на частных подворьях (более 15 тысяч голов). Тысячу коз держат фермеры. Еще тысячу — сельхозорганизации. Какое-то количество коз держат жители Улан-Удэ. Вот и все, что было...

По весне находятся люди, интересующиеся, где можно купить козу. На отдельных частных подворьях их поголовье превышает сто голов. Конечно, статистика может немного ошибаться, и коз на самом деле больше. Но факт остается фактом: интереса к козам нет, и роста их поголовья тоже нет. Хотя благодаря климату родной земли сельчане Бурятии имеют все, чтобы заработать на кашемире.

Конечно, хотелось бы, чтобы престижные изделия из козьего пуха делали в самой Бурятии. Однако это практически невозможно. "Тонкосуконка" умирает, а трикотажной фабрики уже давно нет. А на бирже акции компании "Гоби" заметно выросли в цене. Недавно в Монголии была получена стопроцентная кашемировая ткань. В качестве эксперимента ее уже производят во Франции и Италии. Достижение получило награду на выставке, посвященной внедрению научно-технологических достижений в производство. Наверное, вскоре ее выпуск начнется и в самой Монголии.

Но будет ли отражено кашемировое направление в программе развития села Бурятии, что сейчас разрабатывается правительством Бурятии и Россельхозакадемией? Пока об этом направлении не упомянул никто и нигде.

^