03.10.2007
На прошедшей неделе впервые в своей истории власти республики приступили к рассмотрению проекта бюджета РБ на три года вперед. При первом же знакомстве выяснилось неожиданное: размер безвозмездной помощи Бурятии со стороны федерального бюджета будет только уменьшаться. В последнее время жители республики привыкли, что трансфертов с каждым годом становится все больше. Теперь придется отвыкать.
В ближайшие годы республику много что ждет. В с. Горячинск восстановят аэропорт, в Таксимо будет построена искусственная взлетно-посадочная полоса, а железную дорогу между станциями Наушки и Улан-Удэ хотят электрифицировать. Появится в Бурятии и особая компания по пригородным железнодорожным перевозкам.

В Тунке построят современный пункт перехода границы "Монды". Создадут производства по переработке дикоросов, розливу питьевой воды "Байкал — Бурятия" и т.д. К 2009 году в Улан-Удэ закончится строительство русского драматического театра. А в 2010 году завершат ремонт театра оперы и балета. Народный Хурал на минувшей неделе начал рассматривать трехлетний бюджет и программу развития РБ. Документы оказались с сюрпризом.

"Бесплатных" денег станет меньше

По словам министра финансов РБ Александра Налетова, бюджет оказался бездефицитным. В условиях обмеления потока дармовых денег из Москвы дальнейшая бездефицитность "светит" нам примерно так же, как второе пришествие Христа. Впрочем, главного бухгалтера Бурятии и все правительство это не смущает.

Бюджет РБ теперь составляется так, чтобы все запланированные расходы полностью исполнялись. Власть больше не собирается раздавать обещания, не имеющие под собой денежной основы. "Доктрина Потапова", отличительной чертой которой было стремление охватить все и масштабная раздача заведомо невыполнимых обещаний (это ярко проявлялось в республиканских целевых программах) уходит из жизни республики. Президент Наговицын хочет смотреть правде в глаза и не намерен давать никчемных обещаний.

В будущем году доходы и расходы составят 23,2 млрд. рублей. В 2009 году — уже 25,4 млрд. рублей. В 2010 году — 28 млрд. Когда Москва определит, сколько республика может получить по федеральным целевым программам, суммы ,.#cb возрасти.

Накануне обсуждения трехлетнего бюджета в парламенте, прошло заседание правительства. Министр экономики РБ Татьяна Думнова доложила о ходе социально-экономического развития Бурятии в текущем году. По ряду ключевых показателей — уровню бедности и дрочим — республика может не достичь поставленных целей.

Президент РБ занял жесткую позицию и заявил, что надо приложить максимум усилий для достижения запланированного уровня. Но если постигнет неудача, то надо корректировать программу развития и уменьшать цифру. Несоответствия между документами и реальной жизнью быть не должно. Эту же линию мы видим в трехгодичном бюджете — Наговицын не хочет прослыть пустомелей.

В 2008 году доходы республиканского бюджета вырастут на несколько процентов. Но самое интересное в том, что в будущем году резко возрастают собственные доходы РБ — сразу на 28,5 процента (2,2 млрд. рублей).

— Тогда как безвозмездные поступления сокращаются на 1 425 млн. рублей. Минус 9,7 процента, — заявил Цырен Доржиев, председатель комитета НХ РБ по бюджету. — Необходимо отметить, что в основу республиканского бюджета по собственным доходам заложен оптимистичный вариант прогноза социально-экономического развития республики Бурятия. Тогда как в предыдущие годы показатели республиканского бюджета базировались на реалистическом варианте. То есть в бюджете предстоящего года поставлены максимальные задачи по мобилизации собственных доходов.

Москва ведет политику на снижение зависимости регионов от финансовой помощи из центра, развитие собственных доходов регионов. Тем не менее, в обозримом будущем без денег из центра Бурятия обойтись не сможет. Да и как в действительности будут обстоять дела с бездефицитностью бюджета РБ — не может сказать даже минфин РБ.

— Теоретически бездефицитность бюджета может нарушиться, — откровенно признается Александр Налетов.

В России, как известно, может случиться все.

В будущем году собственные доходы РБ составят 10 млрд. рублей. Затем — 11 млрд. и 12 млрд. Все остальное — федеральные средства, приходящие в разных формах (не только безвозмездно). В 2008—2009 гг. Бурятия впервые предусматривает субсидии районным бюджетам на содержание и строительство дорог районного значения и на строительство дорог в Улан-Удэ.

Свои прямые инвестиции правительство РБ будет вкладывать только в некоммерческие проекты в социальной сфере и области инфраструктуры, необходимой для жизнеобеспечения республики. Остальные инвестпроекты смогут претендовать на получение налоговых льгот и другие способы поддержки.

Старые предприятия исчерпали себя

Основой для будущих бюджетов республики станет Программа развития Бурятии на 2008—2010 годы и до 2017 года. Ее также активно обсуждают власти республики. Разработано три сценария: инерционный, базовый и оптимистичный. Главным провозглашен базовый вариант. Под него и разработаны показатели, которых надо достичь.

Бурятия должна увеличивать собственные доходы и к 2017 году выйти на бездотационную жизнь.

— Это достаточно сложная задача, — заявила Татьяна Думнова, министр экономического развития РБ. По планам в 2010 году уровень дотационности составит 45 процентов, и будет планомерно снижаться зависимость от перечислений из Москвы.

Бурятский ВВП к 2017 году вырастет в два с половиной раза и превысит полтриллиона рублей. Доходы бюджета республики к 2017 году составят более 70 млрд. рублей в год.

С приходом нового президента, республика вступила в какуюто полосу откровений. Делаются такие заявления, которые раньше слышно не было. Как известно, промышленность республики понесла огромные потери. Обанкрочены разными способами и ликвидированы многие предприятия республики. О тех заводах уже не вспоминают. А те, что остались, как прямо заявляют в правительстве, не могут придать Бурятии нужной энергии.

— Потенциал роста действующих предприятий сегодня близок к исчерпанию. В среднесрочной перспективе рост масштабов производства планируется преимущественно за счет ввода новых мощностей в минерально-сырьевом комплексе. Будут проведены аукционы по более чем семидесяти месторождениям полезных ископаемых, — говорит Татьяна Думнова.

Таких страшных признаний об исчерпании потенциала раньше в Бурятии не делали. Таким образом, конкурентоспособности, выпуска экспортно-ориентированной продукции, увеличения выпуска инновационной промышленной продукции в Бурятии придется добиваться в основном путем модернизации существующих заводов. Сегодня промышленность республики формирует 20—22 процента бурятского ВВП.

Горнорудная промышленность станет локомотивом промышленности. Минэкономики РБ рассчитывает, что прирост объемов промышленного производства в сфере добычи полезных ископаемых будет составлять до 20 (!) процентов в год. Jакая промышленная отрасль республики сможет конкурировать с горнорудной? Возможно, энергетика, т.к. горным комбинатам нужно электричество. Может быть, пойдет вперед переработка древесины. Вот, пожалуй, и все... Но и здесь прогнозируются вдвое меньшие темпы. О "пищевке" здесь вообще смешно говорить, т.к. в Бурятии дошло до того, что местные производители не могут пробиться на полки местных же супермаркетов, магазинов и кафе.

Цинковое счастье или цинковый гроб?

Упор на цинковые и прочие месторождения делает Бурятию зависимой от цен на эти металлы. Несмотря на то, что в республике хотят создать биржу по обороту цинка, ее наличие никак не повлияет на конъюнктуру цен. Биржа — это просто зеркало, отображающее динамику цены.

— В ближайшие годы ожидается, что стоимость цинка и никеля может упасть в два раза, — говорит депутат Вячеслав Ирильдеев. — Могут измениться предпочтения и возможности инвесторов, заинтересованных в разработке месторождений республики. Нам надо учитывать такие факторы.

Почти 70 процентов денег (159 млрд. рублей), которые запланированы в программе развития республики, должны вложить предприятия и инвесторы. А их настроения — вещь непредсказуемая.

В Иркутской области построят новый алюминиевый завод, расширяют старые, вводят новые предприятия. В итоге иркутская энергосистема становится дефицитной и не сможет продавать предприятиям Бурятии дешевую энергию.

Есть и иные факторы риска.

Битва Думновой

Все, что было отодвинуто на второй план, собрали в особом приложении к Программе развития. Это целый список объектов, которые получат финансирование, если появятся новые доходы. Фактически с приходом нового президента республика не испытывает большого желания давать средства на эти стройки.

— Стоит ли строить те объекты, в которых нет необходимости? — рассуждает Татьяна Думнова. — Мы провели анализ. Во многих районах без учета демографической ситуации строим школу на 500 человек, а учится 200, и т.д..

Депутат Сергей Мезенин не согласен:

— Есть объекты с высокой степенью готовности, туда вложены приличные суммы, до 50—60 миллионов. Взять школу в п. Орешкова, в Мостовке, центр-СПИД и т.д. Я думаю, мы обязаны это достроить. Жалко тех средств, которые мы вложили. Через три года на этих объектах "ловить" будет нечего.

Мезенин предложил включить эти объекты в программу развития РБ.

Однако министр Татьяна Думнова заявила, что сегодня таких объектов — на 10 миллиардов рублей. Новый акцент сделан на объекты, которые строятся совместно с федеральным бюджетом, и те, где степень готовности составляет 90 процентов. Острые дебаты разгорелись о многострадальном строительстве школы в улан-удэнском п. Орешкова. Она оказалась в "черном списке" объектов.

— Сколько лет мы ее строим... Как перегружены школы вокруг нее! Идут двух-трехсменные занятия. Не можем построить все, что в списке, — давайте точечно... Эту-то школу надо было включать и ряд других объектов, — справедливо сказал Сергей Мезенин.

Страсти накалялись. Стороны начали переходить на повышенные тона, перебивать друг друга, не дослушав до конца. Столкновение вокруг так нужной в поселке Орешкова школы становилось острей и острей.

Претензии становились все шире

— Надо, чтобы администрация города Улан-Удэ тоже проводила работу, а не показывала пальцем на республиканский бюджет, — раздраженно бросила Татьяна Думнова. Под прикрытием орешковской школы на Думнову могли обрушиться все депутаты НХ РБ. Достроить начатое — это сохранить лицо перед избирателями. Думнова, ставшая проводником новой политики, стояла насмерть.

Такая ясная поначалу перспектива утверждения программы развития РБ внезапно стала неустойчивой и хрупкой. Наговицын почувствовал, как раскачиваются весы, и сам вступил в дело:

— Когда начинаешь изучать, для чего строится объект, который будет наполовину пуст, нельзя ответить на этот вопрос. Самое главное — у муниципалитета нет денег на содержание такого объекта. Потом надо выделять деньги на текущее содержание... Настало время, когда мы должны совместно сделать ревизию всего, что начали строить.

Зачастую решение принимается на политическом уровне, а не на экономическом. Где-то обратилась группа населения, даже подписи собрали, а мы быстро реагируем на это. Надо делать совсем по-другому, — заявил президент.

Наговицын смог не допустить дальнейшего нагнетания страстей.

— Мы поставили амбициозные задачи, — отметил он. — Прописали развитие республики, чтобы заработать деньги для создания качественных условий жизни населения. Но, чтобы развивалась экономика, надо тратить деньги. Конечно, можно вернуться к старым традициям, взять деньги и потратить на социальные нужды. Тогда надо забыть о развитии и сказать, что будем двигаться по тому течению, которое сегодня создалось.

Программа развития РБ была принята в первом чтении. Предполагалось, что тут же пройдет второе чтение. Но правительство решило не настаивать на этом. Первый раунд и так остался за ним. "Черный список", возможно, будут пересматривать. Ведь со школой в улан-удэнском п. Орешкова получилось действительно некрасиво.

^