03.10.2007
В ходе внедрения в жизнь нацпроекта "Здоровье" в стране еще более активно заговорили о проблеме ВИЧ-СПИДа. Шума подбавил автопробег звезд эстрады. Артисты приезжают в российские города, организаторы акции дарят различные призы, раздают презервативы, волонтеры надевают самые яркие футболки, все это завершается грандиозным концертом вплоть до фейерверка. Остается ощущение радости и праздника, практически забывается повод. Когда подобные акции проводят в учебных учреждениях, молодежь их между собой так и называет — "праздник СПИДа".

Об эпидемии туберкулеза в нашей стране почти не говорят — непопулярная тема. Меж тем, опасность он в себе таит куда большую, чем пресловутый СПИД. В нашей республике вопрос этот стоит особенно остро: по заболеваемости мы в России на втором месте после Тувы.

— Тенденции к снижению заболеваемости нет, — рассказывает зам. главврача по диспансерной работе городского противотуберкулезного диспансера Елена Михайловна Сафронова. — И даже о стабилизации нужно говорить крайне осторожно. По данным последних лет, уровень заболеваемости в Бурятии постоянно превышает общероссийский в полтора-два раза.

По данным прошлого года, в республике число впервые заболевших составило 1672 человека (из них в Улан-Удэ — 647). За восемь месяцев текущего года уже выявлено 1085 заболевших. Особенно высок уровень заболеваемости детей и подростков, он превышает российский в три с лишним раза. В 2006 году заболели 142 жителя республики в возрасте до 17 лет. В этом — пока 77 человек. Впрочем, с началом учебного года эта цифра может заметно измениться после того, как школьникам поставят реакцию Манту.

Годовой бюджет тубдиспансера — это всего лишь 50—60% от потребности. А активных больных в городе — 1375 человек (данные 2006 года). В республике — 3644. И каждому необходима помощь. А с ней как раз возникают серьезные проблемы. Не так давно закрыли 160 коек круглосуточного стационара на Верхней Березовке, и теперь городских больных необходимо отправлять на лечение в Кяхту. Минимальный срок лечения в амбулатории — три-четыре месяца.

— Мы встречаем упорное сопротивление со стороны больных, — делится Елена Сафронова. — Нам нужно класть их на лечение, но здесь, в диспансере, некуда, не хватает мест, а туда отправить невозможно. Убедить их ехать в Кяхту — большая проблема. А ведь можно лечить только тех, кто хочет лечиться.

Туберкулез особо выделяется среди других инфекционно-паразитарных заболеваний. От других инфекций умирает в разы меньше людей. Туберкулез в одной только Бурятии унес в 2006 году жизни 221 человека (собственно, от СПИДа умирает в разы меньше людей). А защититься от этой болезни практически невозможно. Бурятским фтизиатрам известны случаи, когда заболевали люди из благополучных слоев общества, и обследование круга общения не давало результатов. То есть контакт с больным оказался случайным, разовым.

Проблемы ВИЧ-СПИДа и туберкулеза часто соприкасаются, но обществом воспринимаются по-разному. Иммунодефицит кажется чем-то очень современным, на это заболевание выделяется в разы больше средств, проводится масса мероприятий от сдачи анализов до грандиозных концертов. Туберкулезная беда стоит в стороне, словно страшная инфекция перестала быть модной.

Не менее важно задуматься и о том, какими средствами ведется борьба против так называемой "чумы XXI века". Как уже было отмечено, большинство мероприятий превращается в огромный праздник, радостное событие. При этом и повод акций, и причины болезни остаются едва ли не в стороне. При все более широком распространении ВИЧ-СПИД многие действия направлены практически на... поощрение такого поведения, при котором подхватить инфекцию становится очень легко.

— Проблема ВИЧ-СПИДа, конечно, существует, и это очень большая проблема, страшная, тяжелая, — считает благочинный Бурятского округа Забайкальской епархии отец Олег. — И ее необходимо изучать и решать. Для нас, людей веры, эпидемия ВИЧ/СПИДа — словно снег на голову. Так в жизни не бывает, чтобы из ничего возникло что-то. Как революция происходит не зря, как расстройство желудка не случайно, так и СПИД имеет свои причины.

По словам отца Олега, у церкви нет противоречий с организациями, борющимися с этой инфекцией, в плане оказания социальной и медицинской помощи. Однако в отношении к источникам заболевания их оценки расходятся. Большинство добровольческих и государственных программ в целях предотвращения заболевания подразумевает раздачу презервативов и одноразовых шприцов группам риска. Да и в буклетах часто утверждается: свободная любовь и наркомания не опасны в плане СПИД, если соблюдать гигиену. Отец Олег считает, что рассуждения в духе "это общество такое, молодежь прогрессивная" и поощрение ранних и беспорядочных связей крайне опасны. Раздача тех же презервативов лишь поощряет безнравственный образ жизни.

— Господь сказал: "Мои заповеди исполняйте, и не думайте о завтрашнем дне", — продолжает отец Олег. — Нам же предлагается как раз нарушение заповедей, безнравственное решение этой проблемы. Если Господь положил: "Не прелюбодействуй", — значит необходимо помнить об этом. Половая связь церковью не осуждается, если она происходит в браке. Иначе это удар по целомудрию, по демографии, по человеческому счастью. Очень опасно короткоумие: "Лишь бы не заболели". Конечно, раздача шприцов и презервативов — это много проще и удобнее, но это обман, и такому обману необходимо противостоять. Нужно заботиться о духовности, exbnm людей, как жить, в чем смысл жизни, в чем счастье.

Нужно отметить, что весной прошлого года в рамках заседания в Московской городской Думе по теме "О рассмотрении деятельности некоммерческих организаций по профилактике распространения ВИЧ-инфекции на соответствие законодательству РФ..." было принято обращение к президенту. В нем четко и прямо заявляется, что в нарушение российских законов в стране "внедряются программы, разрушающие нравственность и здоровье населения, пропагандирующие педофилию, а также проституцию, наркоманию среди подростков. Их реализация способствует не профилактике, а росту ВИЧ-инфекции".

^