10.10.2007
Трасса Улан-Удэ — Курумкан входит в число главнейших объектов инфраструктуры, которые необходимы для нормального функционирования туристско-рекреационной зоны. К многочисленным конфликтам и скандалам вокруг этой стройки может добавится еще один. Жители села Турка опасаются, что с введением в строй автотрассы и началом работы туристической зоны их поселение погибнет.
В первую очередь, они недовольны тем, что строительство автодороги Улан-Удэ — Курумкан ведется через центр села.

"На всем протяжении трассы от Улан-Удэ до Курумкана только одно село Турка не имеет объездной дороги", — пишут активисты общественной организации "Турка" в обращении к экологам Бурятии.

С ними можно согласится: во всем мире трассы, по которым пойдут большие потоки автотранспорта, обычно выносят за пределы населенных пунктов, чтобы избавить местных жителей от постоянного шума, пыли, опасности попасть под проносящуюся машину. Кроме того, это освобождает автомобилистов от необходимости постоянно озираться, нервничать, тормозить у каждой коровы, тихо переходящей трассу.

"Улицы в Турке узкие, зимой выпадает очень много снега, что создает угрозу ДТП, а в летний период поток туристов на автомашинах также создает угрозу ДТП. Кроме этого, от машин много выхлопных газов и пыли", — описывают нынешнюю дорожную ситуацию жители Турки.

В туристско-рекреационной зоне ожидаются чуть ли не миллионы туристов ежегодно. Министерство экономического развития РБ обещает сделать Прибайкальский район одним из крупнейших туристических центров России. А то и мира!

Из столицы Бурятии самолетами и вертолетами до турзоны полетят немногие. Почти вся эта масса туристов обрушится на дорогу Улан-Удэ — Курумкан и поселок Турка, не имеющий объездной трассы. Вот тогда в Турке и начнется невеселая жизнь.

Невесело уже сегодня: местные свидетельствуют, что при разработке карьеров, где добываются песок и камень для строительства автотрассы, выносится большое количество пыли. Взрывы на карьерах производятся регулярно, что также небезопасно.

Никто не намерен платить туркинцам за уже причиненные проблемы, а тем более за ту жизнь, которая ждет поселок потом, когда турзона и дорога заработают в полную мощь.

Научные данные говорят, что рядовые сотрудники ГИБДД, несущие службу на автодорогах, имеют невысокую продолжительность жизни. Причина этого в постоянно вдыхаемых ими выхлопных газах. А постоянно жить у автотрасс, в клубах пыли и выхлопов, которые принесут массы автопутешественников, проезжих туристов, еще более вредно для здоровья.

— Объездная дорога возможна, — говорит Владимир Белоголовов, представитель Бурятского регионального объединения по Байкалу. — Турка находится у подножия горы. Дорогу можно проложить, обойдя гору с другой стороны. Конечно, так дорога получится немного длиннее и дороже. Но в данной ситуации не в деньгах дело. Разве жизни людей, жителей поселка, ничего не стоят?

Наличие современной объездной дороги никак не навредит туркинцам. Тот, кто захочет посетить Турку, может просто заехать в поселок, остановиться в нем, купить продуктов и осмотреть достопримечательности, если найдет, и т.д.

Те, кто не намерен знакомиться с Туркой поближе, просто и не создавая никому проблем, объедут населенный пункт и избавят себя и местных жителей от всяческого общения и потенциальных конфликтов. Из того, что таких автомобилистов заставят волейневолей проезжать по центру поселка, т.к. иначе не проедешь, ничего хорошего не получится.

Через несколько лет в Турке придется расхлебывать последствия прокладки по поселку главной байкальской автотрассы. Жители могут выйти с плакатами перекрывать дорогу. В суды пойдут иски. Люди станут говорить, что решение построить у их домов трассу нанесло им вред и требовать компенсаций и т.д. Если попадется хороший адвокат, истцы дойдут по Европейского суда и там победят. В худшем случае старики просто поумирают, кто сможет — разбежится куда глаза глядят. А тот, кому некуда идти, обречен болеть и жить здесь.

Жизнь Турки рухнет, и она умрет. Всего этого можно избежать, просто скорректировав маршрут автобана. Но этого никто не хочет делать. Вообще, на бурятском берегу Байкала район Турки считается местом, которое наиболее сильно пострадало от человеческой деятельности.

— Когда построили Иркутскую ГЭС, уровень Байкала поднялся, — говорит Владимир Белоголовов. — Левый берег Турки, более низкий, был затоплен. Росший там лес начал гибнуть, его вырубили. Это море уродливых пней, что мозолит глаза проезжающих по будущей федеральной трассе, вина взрослых. И дети из "Турки" заглаживают ее — засаживают это место ивой. Мы им помогаем, чем можем.

На другом берегу реки Турка в советское время был порт. Через него сплавляли лес по Байкалу. Впоследствии это было запрещено делать, и порт пришел в упадок. Рядом располагалась заправка. Местные экологи на развалинах порта делают экологический парк. Работа идет уже несколько лет, находятся волонтеры, привлекаются деньги спонсоров. От заповедника этот парк отличается тем, что заповедник — это по сути охраняемая от местных жителей территория. Там почти ничего нельзя делать. А парк на реке Турка — первый парк на Байкале, который местные жители делают для себя. Он даст жителям рабочие места, местным не надо будет никуда переезжать в поисках работы, деньги можно зарабатывать на парке.

^