24.10.2007
Жителям нескольких улиц Улан-Удэ не дает покоя зловонный запах, исходящий со стороны отстойников, некогда принадлежащих Тонкосуконной мануфактуре. Производство на этом предприятии давно стоит, однако, много лет подряд сюда, за железнодорожный переезд свозились производственные отходы, которые периодически самовозгораются, источая ядовитое зловоние.

Больше всех страдают горожане, проживающие по ул. Мокрова, Жердева, Тепловик. Запах дыма распространяется на сотни метров, доходя порой до 43-го квартала. С мая этого года в комитет по строительству города поступили десятки заявлений от граждан, обеспокоенных происходящим на отстойниках ТСМ.

Как пояснили корреспонденту "Номер один" в отделе природопользования и охраны окружающей среды городского комитета по строительству, сегодня разрешить эту ситуацию в одностороннем порядке невозможно. Предприятие, в ведении которого находятся отстойники и иловые карты, множество раз меняло форму собственности и собственников.

Найти руководство завода, которому бы можно было предъявить претензии, тоже не представляется возможным. Нынешний хозяин ЗАО "Тонкосуконная мануфактура" Магомед Сулейманов личность неуловимая, и, сколько комитет по строительству ни пытался его найти, чтобы расставить все точки над i, все тщетно.

— Как нам стало известно, сейчас регистрируется новое предприятие ООО "Тонкосуконная мануфактура", которое должно взять на баланс все здания, в том числе и отстойники с иловыми картами, — прокомментировала ситуацию начальник отдела природопользования и охраны окружающей среды Сэсэг Санжиева. — Однако же непонятно, где они регистрируют новое предприятие, и кто этим занимается, на каком основании передаются оставшиеся активы. В принципе, нам вообще непонятна ситуация, которая сложилась в этой связи. Поскольку наш комитет не контролирующий орган, мы не наделены полномочиями, и ничего не можем сделать.

Люди обращаются в комитет за помощью, а там, в свою очередь, обрывают телефоны Ростехнадзора, но все, что смогли сделать в этом контролирующем органе, — это направить на имя заместителя главы Октябрьского района отписку, в которой муниципалитету предлагалось действовать самому аж в трех направлениях.

— Нам предложили выполнить физико-химические исследования, — говорит Сэсэг Санжиева. — Но почему это должен делать муниципалитет? Непонятно. Потом нам предложили закупить препарат "Байкал-М" или же циалиты и засыпать ими всю территорию иловых карт. Это не поддается никакой критике. Опять-таки, почему этим должен заниматься муниципальный орган, ведь не ему принадлежат отстойники и иловые карты, собственник — ТСМ. Во-вторых, препарат этот очень дорогой, а там такая большая территория, поэтому возникает вопрос: кто будет финансировать эти работы? В общем, помочь людям хочется, но вот сторонников среди контролирующих органов мы по сей день не нашли.

Устав искать тех, кто в ответе за происходящее безобразие, Сэсэг Санжиева решила от письменных требований перейти к практическим действиям. Она сумела договориться с пожарными службами, которые выехали на место возгорания отходов и несколько часов пытались их тушить. Буквально на следующий день после этой акции у нее в кабинете раздались десятки звонков. Горожане говорили, что отходы стали гореть еще сильнее, поднимая в воздух клубы дыма.

— Это уже позже, когда в Улан-Удэ приезжали ученые из г. Раменское, занимающиеся изучением биологических отходов, я сделала все, чтобы встретиться с ними и объяснить ситуацию с иловыми картами ТСМ, — вспоминает сегодня Сэсэг Гыденовна. — Оказалось, что заливать водой их противопоказано, потому что в условиях повышенной влажности химические отходы начинают вести себя более активно и разгораются с еще большей силой. Единственный выход, который видели ученые, — засыпать иловые карты грунтом. Но и этого мы сделать не можем, ведь мы не собственники. Кто знает, может возникнуть и такая ситуация, при которой руководство ТСМ придет к нам и скажет: как засыпали ячейки, так и выгребайте все обратно. Все может окончиться судебными разбирательствами.

Как отмечает Сэсэг Санжиева, в итоге ситуация получается странная. Люди обращаются к городским властям, те стучаться в двери контролирующих органов, в Роспотребнадзор, Ростехнадзор, а в ответ — тишина. Сам комитет предъявить официальному руководству ТСМ ничего не в силах. А те, кто в силах, по мнению Сэсэг Санжиевой, не хотят этого делать. Последние обращения в Ростехнадзор и Роспотребнадзор мэрия направила 11 сентября. Результатов нет. Сейчас городская администрация обратилась в Восточнобайкальскую межрайонную природоохранную прокуратуру в надежде, что это подействует на нерасторопных чиновников. В пятницу письмо за подписью председателя Комитета по строительству Виктора Хандаева отправилось в прокуратуру. Поможет ли это заставить контролирующие органы обратить внимание на существующую проблему с отходами ТСМ покажет время.

^