24.10.2007
Улан-Удэ на прошлой неделе, резко не ожидая этого, вступило в новую фазу своего развития. Город стал настолько урбанизированным, что на улицах начали гореть небоскребы, как в настоящих мегаполисах. Властям придется поломать голову над тем, насколько Улан-Удэ оказался готов к новой реальности. Но население в прошлую пятницу, 19 октября, получило незабываемое зрелище.
Новостроящееся здание гостиницы "Сагаан Морин" по ул. Гагарина, 25 загорелось в половине седьмого вечера. А уже через полчаса одна из сторон остова полыхала как нефтяная вышка. День был ветреный, а наружная обшивка стен оказалась необычайно горючей. Пожару был присвоен третий номер сложности. К тушению со всего города начали съезжаться пожарные автомобили.

Удобное месторасположение пожара позволяло любоваться горожанам случившемся катаклизмом практически из любой точки города. В народе не замедлили пойти версии. Пока корреспондент "Номер один" добирался до места происшествия услышал две — взрыв газового баллона и теракт.

На "Элеваторе" около недостроенного 16-этажного монолитного здания второй степени огнестойкости царило понятное оживление. Счет зевакам, глазевшим в час пик на небывалый пожар, шел уже на сотни. Справедливости ради необходимо отметить что милиция жестко, но корректно в краткие сроки оцепила место происшествия — и беспорядка и паники не ощущалось. В это время темнело, а огонь уже забрался внутрь здания, странно освещая его изнутри и снаружи. Картина пожара начала напоминать то ли безумную новогоднюю елку с толпой празднующих, то ли вообще веселый Армагеддон. Было видно, что горит все здание практически целиком — от третьего этажа до крыши.

Пожарные тушили из шлангов, но их напора хватало только до третьего-четвертого этажей, поэтому в расчет их мужественный труд принимать было нельзя. В это время к месту происшествия прибыли руководители различных федеральных и республиканских структур. В темноте и зареве огня узнать кого-то было трудно. Все прибывшие руководители одновременно разговаривали между собой и по сотовым телефонам. Но напряжения не ощущалось, все были спокойны словно проходили учения. Также стало известно, что внутри все здание было в высокой степени готовности — лежала плитка, была установлена электропроводка, сантехника, подвесные потолки, гипсокартон — гореть было чему.

Разнообразие во внешне спокойную работу, видимо, штаба по тушению пожара внесли двое китайцев-рабочих, которых привели милиционеры. Понять их не было никакой возможности. Один говорил, второй одновременно переводил на неизвестный ему русский язык. Но милиционеры совершили невозможное. Удалось узнать, что возгорание началось на шестом этаже, и, по версии китайцев сначала загорелась почему-то наружная обшивка здания — из-за сварочных работ. Куча строительного мусора, естественно, была не убрана и располагалась рядом со сваркой. Затем китайские труженики неожиданно возбудились и с криками начали тыкать пальцами в окна горящего здания. Возможно, они хотели сказать, что там их земляки, и они в беде. Но в гостинице находились только пожарные, которые с фонарями бродили по неохваченным огнем помещениям, вызывая неподдельное уважение у зевак. Китайцев милиция увела в неизвестном направлении для дачи показаний, наверное, или в поисках переводчика. Позднее выяснилось что жертв на пожаре не было.

Еще на место пожара быстро приехали два республиканских министра — строительства Владимир Рубан, и здравоохранения Валерий Кожевников. Они мрачно обменивались впечатлениями и курили. Рядом стояли седовласые эксперты-строители и показывая рукой на горящее, недоуменно спорили: этот материал не должен гореть, но он горит. В результате пришли к выводу, что даже самый теоретически невоспламеняющийся материал, сделанный в Китае, способен на многое, в том числе гореть, как дрова. То, что на "Элеваторе" горят сугубо китайские изделия, сомнению почему-то не подвергалось в принципе.

Было очевидно, что пожар такой величины потушить с земли не удастся, но большие чиновники в погонах и без олицетворяли само спокойствие. Владимир Рубан задумчиво произнес: "Сейчас посмотрим в первый раз, в настоящем деле" — и закурил с Валерием Кожевниковым еще по одной. Интрига "первого раза" была недолгой. К месту пожара торжественно подъехала пожарная автомашина с самой длинной в Бурятии 50-метровой лестницей. Эта техника с большим пафосом была закуплена во время сдачи в эксплуатацию "Солнечной башни" на Саянах, как непременное условие существования высотных зданий в УланУдэ. Лестница на редкость оперативно развернулись и уехала в небо, но пожарные, вопреки ожиданиям зевак, по ней не стали забираться. Через несколько минут по верхним горящим этажам ударил столб воды. Толпа, не отрываясь смотревшая на катаклизм, пришла в волнение — раздались аплодисменты, одобрительный свист. Началась заключительная часть шоу: мощные прожекторы рассекали темноту освещая здание, вода сметала огонь, а заодно выбивала оконные рамы, и все с грохотом рушилось вниз.

Народ радовался происходящему, как дети в парке аттракционов. Восторг был общим и неподдельным. Становилась понятна психология древних языческих мероприятий. Но все закончилось быстро. Объем воды сбил открытый огонь. Здание перестало возбуждать толпу и погрузилось в темноту. После этого министр строительства Бурятии Владимир Рубан удовлетворенно заметил: "Не зря деньги потрачены", имея в виду современную автомашину. Только крыша — шатровая, покрытая металлочерепицей по деревянной обрешетке, — продолжала пылать. До нее пожарная чудо-лестница не достала совсем чуть-чуть — высота здания 52 метра. Она так и горела еще несколько часов до глубокой ночи, уже никому не нужная. Разошелся и народ, не видавший в своей жизни ничего подобного.

Позднее из официальных сообщений пресс-службы ГУ МЧС по Бурятии стало известно: "На момент прибытия РТП-1 горела наружная обшивка юго-восточной стены здания и кровля. В результате пожара сгорели обшивка и крыша здания на общей площади 2000 кв. м. Тушение пожара осложнялось отсутствием перил на лестничных маршах между этажами и отсутствием освещения. Причина пожара — неосторожное обращение с огнем. Виновное лицо и ущерб устанавливаются".

В тушении пожара принимал участие 41 человек личного состава пожарных подразделений.

Источник в правительстве сообщил корреспонденту "Номер один", что в коридорах власти предстоит жесткий "разбор полетов" чрезвычайного происшествия. Очевидно, что одной машины на Улан-Удэ недостаточно для таких форс-мажоров. Ну, а про строительные материалы, используемые на городских стройках, вообще будет отдельный разговор. Остается только порадоваться тому, что пожар произошел до начала работы нового гостиничного комплекса. За те 15 минут, в течение которых здание сверху до низу объяло пламя, эвакуироваться смогли бы немногие.

^