14.04.2004
Иностранцы пытаются бороться с нашим пьянством уже без малого 200 лет. 600 пивных насчитывалось в Верхнеудинске в конце 19 века. Здесь стоял самый крупный в регионе пивоваренный завод, в двадцатитысячном городе производили свою водку. За перепившими людьми следили пожарные, а священники и иностранцы читали им лекции о вреде алкоголя. Толку, естественно, было мало. До зеленых чертиков напивались все вне зависимости от чина и материального состояния. Однако водке наши предки предпочитали пиво.
Виноваты казаки
Самая большая пьянка была зафиксирована официальными хрониками 14 июля 1913 года в городе Кяхта. Тогда местные жители отмечали День взятия Бастилии; после всенародных гуляний таможенники, исполнявшие тогда в пограничном городе роль полиции, насчитали 800 абсолютно невменяемых людей. Их собирали по всему городу, свозили на повозках на центральную площадь и складывали там штабелями. На следующее утро власти Кяхты вынуждены были специальным распоряжением закрыть питейные заведения — чтобы народ пришел в себя. По словам краеведа-историка Виктора Харитонова, местное население стало отличаться большой склонностью к выпивке не только в последние десятилетия социальных реформ и потрясений. Алкоголизм стал массовым явлением уже в восемнадцатом веке, когда завершилось покорение Сибири казаками. В то время казаки были бессемейными рубаками мало, отличающимися от бандитов. На службе у царя платили в том числе и водкой. С тех пор мало кто из местных жителей представляет без алкоголя свою жизнь.
Одним из самых первых и крупных в Верхнеудинске производителей алкогольных напитков был купец Кобылкин, который в конце девятнадцатого века организовал в Сибири собственное производство пива, открыв завод в районе Батарейки. Александр Кобылкин возил на лошадях пиво в Читу и Иркутскую область и естественно, снабжал этим напитком родной Верхнеудинск. Но без спроса и не было бы и предложения, тогда популярность этого алкогольного напитка была очень высокой. При двадцати тысячах населения города в конце девятнадцатого века в Верхнеудинске работало почти 600 пивных — одна пивная на 30 человек. На улице Ленина — тогда она называлась Большой — располагалось 20 питейных заведений:
— Пивная была во дворе нынешнего кинотеатра Эрдэм, в здании "Товаров для мужчин", в Доме книги, напротив него, дальше — в здании сегодняшнего музея природы, и так до конца улицы, практически через дом, — рассказывает краевед Харитонов.
Напился — вызывай пожарных
Напиться можно было и без денег — наливали и в долг, поскольку все друг друга знали в лицо. Верхнеудинец спускаясь по улице Большой, шел из кабака в кабак. На подходе к нынешней площади Банзарова многие уже еле передвигались. Спать шли на набережную. Пиво в начале девяностых годов позапрошлого века пили все, это было признаком хорошего тона и приятным времяпрепровождением. В верхнеудинских пивных тогда играли в лото, домино и шахматы. Горожане покупали свежие газеты именно в этих заведениях. Пивную по тем временам можно было приравнять к клубу. Значительно меньше, но были в Верхнеудинске и рюмочные. Тогда руководство города не очень поощряло их открытие и создавало всевозможные ограничения по месту расположения и времени работы, пытаясь внушить населению, что водку пьют только несознательные извозчики: "забегут, остограмятся и дальше работать". Был в Верхнеудинске и свой вытрезвитель, его функции выполняли тогда пожарная служба.
Пожарные объезжали город и собирали на свои повозки перепивших горожан. Специального места, где трезвели несознательные люди, в 19 веке не было, всех их сваливали прямо в помещении пожарной части, расположенной и по сей день за городской библиотекой по ул. Ленина. Наутро, к гражданам, как правило, страдающим с похмелья, приходил священник из Одигитриевского собора и читал им религиозноназидательную лекцию о вреде алкоголя, после чего всех отпускали домой. Никакой платы за услуги своеобразного вытрезвителя не требовалось. Виктор Харитонов рассказывает, что находились среди перепивших до беспамятства клиентов вытрезвителя и достаточно богатые и известные в Верхнеудинске люди. В исторических очерках описывается случай, когда пожарные зимним вечером подобрали перебравшего купца первой гильдии — что-то вроде нынешнего олигарха, и тот в благодарность за спасение на следующий же день после случившегося перечислил на счет пожарных пятнадцать тысяч рублей.
Алкогольный феномен
В жизни жителей Верхнеудинска было место и антиалкогольной пропаганде, которую активно проводили местное духовенство совместно с иностранными гостями. Последних, к слову, повальное увлечение местных жителей алкоголем приводило в состояние шока. И, позабыв все свои дела, иностранцы бросались спасать Бурятию от алкоголизма. Виктор Харитонов рассказывает, что в 1912-м году в Верхнеудинск специально приезжал немецкий ученый, который читал местным жителям лекции о вреде алкоголя. В хрониках отмечают полный провал нескольких первых встреч и настоящий аншлаг на последних:
— Простых жителей не интересовала проблема пьянства, свой образ жизни они считали нормальным. Поэтому никто не пошел на первые лекции, но к концу пребывания иностранного гостя, жителям города стало любопытно посмотреть на чудаковатого лектора, и они повалили на его проповеди из-за скучной жизни и праздного интереса. Прослушав лекцию, народ расходился по пивным, — рассказывает Виктор Харитонов.
Проблема пьянства уже сотни лет имеет государственное значение. И Российская Империя и СССР так или иначе пытались привить народу трезвый образ жизни. Во время правления Николая II власти ограничивались наглядной агитацией и лекциями. А после революции проблему пытались решать репрессивными мерами, с помощью издания специальных Указов, направленных на борьбу с пьянством. В 1923-м году вышел Указ об ограничении перемещения нетрезвых горожан по городу, были организованны караульные бригады, которые отлавливали нетрезвых людей и штрафовали их. В 27-м году вышел всероссийский Указ, благодаря которому стали создавать вытрезвители, взимать с пьяниц штрафы и всячески позорить. Первый настоящий "трезвяк" в Улан-Удэ находился на железнодорожном вокзале, туда свозили всех пьяниц города. Эффект что от уговоров, что от репрессий одинаков — пили, пьют и, как подсказывает исторический опыт, будут пить. Феноменальная тяга к спиртному на протяжении столетий остается одной из главных черт жителей Бурятии.
^