14.04.2004
Уже целый год прошел, как в нашей республике введен институт суда присяжных. С самого начала, когда по России начали вводить суды присяжных, профессиональные юристы были полны скепсиса в отношении способности простых людей объективно судить. Говорили, что народ наш сердоболен и нечист на руку. Посему адвокаты потирали руки, а государственные обвинители напряглись в ожидании массовых оправданий. Если в начале прошлого года всего лишь несколько человек изъявили желание о присутствии присяжных заседателей, то к концу года Верховный суд республики был просто завален этими прошениями. Однако расчеты на некомпетентность простых людей не оправдываются.
В ходе судебного процесса присяжные абсолютно ничего не знают о личности подсудимого — ни сколько раз до этого он привлекался, ни фактов из биографии. Во время заслушивания свидетельских показаний, а они всегда весьма противоречивы, присяжные обязаны покинуть зал, дабы не стать жертвой субъективных обстоятельств. Плачущие родственники, тоскливые взгляды преступника исключаются из принятия решения. Присяжные — это судьи факта. Коллегия из 12 человек заслушивает только окончательный вариант обвинения и выносит вердикт путем голосования — "виновен" либо "не виновен". Никакого решения о частностях, например, о сроках заключения, присяжные не выносят. Это уже определяет непосредственно судья — если присяжные решают, что подсудимый виноват, судья сам определяет меру наказания. В случае вынесения вердикта "не виновен" подсудимый подлежит немедленному освобождению. Вердикт о виновности гражданина выносится голосованием присяжных по принципу большинства.
Если судьи, рассматривающие дела, достаточно предубежденно относятся к личности подсудимого (особенно, если тот до этого не раз привлекался к уголовной ответственности), то народные заседатели этой зашоренности лишены. Они абсолютно ничего не знают о предыдущих "подвигах" подсудимого, не имеют к нему никакой неприязни, заслушивают только факты, касающиеся непосредственно совершенного преступления и поэтому относятся к процессу и подсудимому нейтрально. Это очень важно, когда ситуация спорна. Отсутствие предвзятости имеет огромное значение. Бывает, что следствие предоставляет суду весьма сырой материал, полный фактических ошибок (отсутствие при обыске понятых, отсутствие адвоката, необъяснение подследственному его прав и т.д.). На суде эти ошибки всплывают и, согласно презумпции невиновности, трактуются в пользу подсудимого. Порой всю линию обвинения могут разрушить несколько простых вопросов, заданных адвокатом: "Видел ли кто-нибудь, как гражданин Н. убивал? Есть ли на ноже отпечатки его пальцев?" Предубеждение против обвиняемого у судьи в этом случае может привести к тому, что человек будет осужден неправомерно. А если на все вышеперечисленные вопросы звучит отрицательный ответ или доводы обвинения подкреплены спорными доказательствами, как присяжные могут быть уверены, что именно Н. совершил преступление? Вот тогда-то присяжные и смогут вынести единственно верное решение. Все сомнения трактуются в пользу обвиняемого — это закон. С другой стороны, когда обстоятельства дела очевидны, когда вина подсудимого не вызывает сомнений, любой нормальный здравомыслящий человек не станет кривить душой. Вопрос присяжным ведь задается вполне конкретно: "Виновен или нет?". Никто же не спрашивает "жалко преступника или не жалко".
Так на прошлой неделе присяжные вынесли свой вердикт по одному из самых нашумевших уголовных дел Бурятии, убийству троих инкассаторов почтовой службы. Суд народа признал обвиняемого виновным. Хотя тот категорически отрицал свою вину во время процесса, отказываясь от данных следствию признательных показаний. Присяжные обвиняемому не поверили, и сейчас профессиональные юристы определяют размер наказания.
Как показывает практика, процент оправдательных приговоров с введением в Бурятии суда присяжных увеличился незначительно. Прогноз таков: достигнув в ближайшее время пика, количество прошений о привлечении к процессу присяжных заседателей пойдет на убыль. Убедить присяжных в невиновности оказалось не так уж и легко. Кроме того, вердикт "виновен", вынесенный коллегией из 12 простых людей, в отличии от вердикта судьи, пересмотреть уже нельзя.
^