14.04.2004
19 апреля в Октябрьском районном суде состоится рассмотрение иска Виктора Петровича Давыдова к Председателю Комитета по управлению имуществом города Улан-Удэ Владимиру Ильичу Еманакову. Не сошлись во мнениях военный пенсионер и большой городской чиновник по поводу сдачи в аренду городом придомовой территории пятиэтажки по улице Шумяцкого. Если победит Давыдов, горожане смогут сами решать — где и что строить в городе.
Чего вас спрашивать?
Все началось два года назад. Когда пенсионер Давыдов, армейский полковник в отставке, утром увидел рядом со своим домом на улице Шумяцкого сверкающий свежей краской ларек. Все бы ничего, только ночами к ларьку стекался всякий сброд, устраивая громкие песнопения и мордобой. Виктор Петрович нашел время, чтобы задать вопрос хозяину ларька, на каком, собственно, основании тот стал вести почти под окнами Давыдова торговлю. В ответ ему показали постановление главы администрации г. Улан-Удэ: дать предпринимателю Пупкину землю квадратурой такой-то под окнами пенсионера Давыдова, чтобы дескать наиболее полно удовлетворять потребности населения в пиве и сигаретах. Идите, дескать, к мэру, там все уже давно за вас решили.
"Как же так, — возмутился Виктор Петрович, — а почему меня не спросили?"
"А чего вас спрашивать-то? Вы же все равно против будете".
"Это незаконно, — только и осталось отвечать Давыдову и добавить, — наверное".
Как человек военный, Давыдов привык к строгой регламентации жизни. Воинский Устав — вещь строгая, но справедливая. А тут такая очевидная несправедливость. Явное нарушение права человека на спокойную жизнь в собственной квартире. Он решил проверить, все ли в порядке у предпринимателя Пупкина и мэрии. Открыл закон о жилье, ряд поясняющих постановлений и выяснил удивительную вещь. Вообще-то все, что у нас называлось приватизацией, таковым юридически не является. По закону ваши квартиры вам не принадлежат. Точнее принадлежат, но не полностью. О чем у Давыдова есть письмо из Министерства юстиции.
Приватизация незаконна
Неприличное слово "кондоминиум" на самом деле означает не то, что первым приходит на ум. Если научиться правильно его выговаривать и почитать соответствующее законодательство, выясняется следующее.
Дом — это совокупность квартир, находящихся в собственности жильцов, места общего пользования, вроде лестниц и чердаков, земельный участок под домом и вокруг него. Так вот, все это хозяйство, в сложноречии юристов именуемое единым комплексом недвижимого имущества, есть целый и неделимый объект. А кондоминиумом прозвали зарегистрированный надлежащим образом в учреждении юстиции по регистрации прав на недвижимость такой объект. Без регистрации кондоминиума как дома с землей под ним нельзя регистрировать право собственности на конкретную квартиру — Закон РФ 72 ФЗ "О товариществах собственников жилья" от 15.06.1996 года. Резон у закона всего один. Раз уж в жизни дом — это сложное сооружение, отдельные части которого друг без друга не бывают, то и юридически это должно быть одним целым. Потому что споров на тему жилья очень много, и допускать путаницу в этом вопросе нельзя. С точки зрения теории юриспруденции собственность на квартиры отдельно от земли и всего дома в целом — нонсенс. Правовая ошибка.
"Как же вы регистрируете приватизационные сделки и куплю-продажу квартир, ведь в законе ясно сказано, что делать это можно только после регистрации кондоминиума?" - спросил Виктор Петрович в Министерстве юстиции Бурятии.
Подумав, министерство юстиции дало ответ: "В виду сложности регистрации кондоминиума регистрация не проводится".
Ну и что, что в законе написано, короче говоря. На заборе тоже написано. Жизнь и закон вообще нечасто пересекаются.
Мертвый закон
Был бы кондоминиум в доме у Давыдова, вопрос с ларьком бы даже не возник. Земля чья? Жильцов дома. Пупкину пришлось бы договариваться не с чиновником из Комитета по управлению имуществом, а с ними. А так — "Чего вас спрашивать, вы же все равно против будете".
Ларек стоит себе, исправно принося прибыль Пупкину, пенсионер Давыдов второй год ходит по инстанциям, пытаясь зарегистрировать кондоминиум. Чиновники лишь кивают друг на друга. Выяснить, кто должен реализовывать законы, устанавливающие требование регистрировать кондоминиумы, не удается. Бумаг вроде письма от Министерства юстиции у Виктора Петровича накопилось две толстые папки. Есть такое юридическое понятие "мертворожденная норма" — закон, который хоть и имеет все атрибуты нормативного документа, но в силу разных причин не исполняется. В нашем городе федеральные законы о жилье, Гражданский Кодекс стали мертвыми. Виктор Петрович все-таки надеется, что когданибудь все будет по-другому. Когда-нибудь будет примерно так.
"Здесь будет город-сад!", — воскликнет чиновник, подсчитывая в уме размеры благодарности предпринимателя, лоббировавшего стройку. "Не надо мне, — сможет ответить горожанин, прекрасно чувствуя, о чем думает чиновник. — Видали мы".
Только застать бы то время чудесное...
Примечание: Фамилия предпринимателя изменена.
^