28.11.2007
Чрезвычайная ситуация сложилась в государственном учреждении культуры — музее истории Бурятии им. М.Н. Хангалова. В помещении хранилища были обнаружены пары ртути, концентрация которых превышает предельно допустимую в 10 раз и представляет опасность для организма человека.
Неизвестно, сколько еще времени работники музейного хранилища ежедневно отравляли бы свой организм ядовитыми испарениями, если бы специалисты Забайкальской государственной инспекции пробирного надзора не провели ряд специальных анализов. Как показали исследования специалистов, пары ртути в огромном количестве выделяли сами раритеты, находящиеся в музейном хранилище.

— Вообще-то в наши обязанности не входит исследования на наличие ртути, — отмечает начальник Забайкальской государственной инспекции пробирного надзора Российской государственной пробирной палаты при министерстве финансов РФ Геннадий Смирнов. — Цель наших проверок — оценка изделий из драгоценных металлов, которые хранятся в музеях. Такую экспертизу, собственно говоря, мы и проводили в музее истории Бурятии. Пары ртути были обнаружены случайно. Никто раньше и не задумывался над этим вопросом.

Как оказалось, картины и предметы старины, созданные с применением так называемой амальгамной техники серебрения и золочения и источали ядовитые испарения.

— Это, прежде всего, предметы культа, которых нет в экспозиции в выставочных залах, — рассказывает заместитель министра культуры Сергей Добрынин. — Произошло стечение обстоятельств. Необычно жаркое лето плюс вентиляция, которая в хранилище музея с самого начала работала с дефектами, сделали свое дело. Мы попросили у президента республики средства на новую принудительную вентиляцию. Вячеслав Наговицын отреагировал оперативно: деньги выделены, подрядчик определен, работы по установке новой системы вентиляции уже ведутся.

По словам Сергея Добрынина, в музейном хранилище уже проведены все мероприятия по ликвидации вредного воздействия.

— Была проведена демеркуризация, то есть все поверхности в помещении были обработаны специальным раствором, — говорит заместитель министра. — На время проведения этих мероприятий часть музейных работников была переведена в другие помещения, а другие были отправлены в отпуск, за который каждый получил две трети своей заработной платы. Мы связывались с музеями старины в других городах России, в которых так же, как у нас, содержатся изделия с амальгамным серебрением, у них никаких проблем с этим не возникает, так как вентиляция в помещениях функционирует нормально.

Специалисты подчеркивают, что в выставочных залах ситуация !a.+nb-. безопасная, отравляющие испарения были обнаружены лишь в хранилищном фонде музея.

Что касается работников злополучного хранилища, то многие из них были в панике, узнав, в каких условиях они работали. По слухам, некоторые из них чувствуют некоторое недомогание и консультируются с врачами.

— Конечно, в этой ситуации необходимо проводить медицинские исследования, ведь люди несколько лет дышали этими парами, — уверен заместитель министра культуры. — Мы обратились в объединения профсоюзов, объединение организаций профсоюзов РБ, чтобы нам помогли при необходимости организовать такие обследования. Некоторым из работников были предоставлены путевки в оздоровительные центры. Трудность состоит в том, что в нашем городе нет медицинской аппаратуры, того чтобы проверить, насколько человек заражен.

В целях ликвидации чрезвычайной ситуации в музее истории Бурятии Вячеслав Наговицын дал указание минфину выделить министерству культуры 430 тыс. рублей из резервного фонда правительства республики по ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий.

Планируется, что уже к середине декабря все необходимые работы будут завершены.

^