28.11.2007
За бытовым конфликтом со стрельбой в селе Ключи Иволгинского района благодаря темпераментности участников событий республиканская пресса следила два последних года. Комментарии событий давались самые разнообразные, вплоть до взаимоисключающих. Теперь, когда суд вынес решения, а реально враждующие бывшие родственники оказались в разных частях страны, можно делать хоть какие-то выводы.
В первом часу ночи 10 мая 2005 года житель Ключей Слепнев выстрелил из ружья "Сайга-410 К" с близкого расстояния в своего односельчанина Каленых. Таким образом, застарелый конфликт достиг своего апогея, а республиканская юриспруденция получила занятный прецедент.

Для начала необходимо отметить, что оба жители села оказались родственниками (свояками), а в многолетний конфликт было втянуто по обойме родных и близких с каждой из сторон. Этакая "Санта-Барбара" местного разлива с соответствующими семейными страстями, разборками и неизбежным преступлением внутри действующей истории.

Евгений Слепнев со времен, когда этот конфликт стал доступен общественности, позиционировал себя как фермера-трудоголика, которому местная власть не дает спокойно работать и развиваться из чувства зависти к его успехам. Обычная российская история. А власть там олицетворял как раз Александр Каленых, будучи сначала главою Иволгинска, а затем просто служащим в администрации этого же муниципального образования.

Фермером Евгений Слепнев стал одномоментно по случаю получения кредита в банке на сумму около 10 миллионов рублей. Получив деньги, он должен был пахать, сеять и пожинать плоды своей деятельности. Не исключено, что на первом этапе он и занимался активной сельскохозяйственной деятельностью. Но также г-н Слепнев, не будучи скованным материальными проблемами, купил джип и прочие атрибуты "новорусской" жизни и, что называется, "окрутел" в рамках отдельно взятого села. Вмиг необычайно выросли в авторитете и его родственники. В общем, появился в Ключах новый серьезный центр влияния.

Александру Каленых такое не понравилось, и, зная, что величие Слепнева основано не на труде фермерском, а на деньгах шальных, попытался он вразумить сельчанина: занимайся лучше полем и огородом, чем права качать. Тот, в свою очередь, не особо ценил советы "классового врага". Сложные родственные отношения налагали свой отпечаток на диалоги двух жителей района и их близких. Споры начали переходить в потасовки, которые стали регулярными. Обе семьи начали жить в условиях необъявленного чрезвычайного положения.

Гром грянул 9 мая 2005 года. В этот праздничный день воюющие стороны сошлись по серьезному. Кто кого спровоцировал, затем первым ударил, догонял, убегал — сейчас уже неважно. Но День Победы в тот год Ключах и Иволгинске прошел знаменательно. Две семьи дрались вдумчиво, основательно и протяженно. Маневры конфликтующих сторон продолжились и за полночь вплоть до злополучного выстрела.

Как писали тогда газеты, "по версии следствия, фермер вернулся обратно в село с карабином "Сайга-410К". Далее он якобы встретил главу поселка (Каленых. — прим. ред.) на улице и с расстояния 9—10 метров с целью убийства последнего прицельно произвел в него 5—6 выстрелов из карабина, заряженного дробью". Шутки кончились.

После случившегося события конфликтом занялись правоохранительные органы, коим пришлось непросто.

Попал ли Слепнев в Каленых, если попал, то чем (дробинкой ли), и не срикошетило ли — данные судмедэкспертизы подвергались сомнению множество раз, свидетели с каждой из сторон говорили противоположное. Но факт остается фактом: Иволгинский районный суд вынес приговор неудавшемуся фермеру Слепневу, приговорив его к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В октябре нынешнего года кассационное определение вынес и Верховный суд Бурятии: "Приговор Иволгинского районного суда оставить без изменений".

Казалось бы, на этом можно ставить точку, но в ходе многомесячных разбирательств стала более понятна деятельность г-на Слепнева в качестве фермера. Получив многомиллионный кредит в 2004 году и, возможно, задумавшись над подъемом сельского хозяйства в Иволгинском районе, начинающий фермер сделал ряд странных телодвижений. Вопервых, как следует из выписки управления Пенсионного фонда РФ по Иволгинскому району, 1 января 2005 года предприниматель Слепнев снялся с учета.

А через некоторое время он перестал существовать и как житель Иволгинского района, выписавшись с места проживания, где он получал кредит.

Тот же Иволгинский райсуд в июле прошлого года озаботился судьбой кредита и решил было взыскать с него остаток долга в 5,567 миллионов рублей. Но оказалось, что все его хозяйство переписано на сыновей и жену, поэтому взять с Евгения Слепнева просто нечего.

Никто не сомневается в способностях Евгения Слепнева переживать за судьбу сельского хозяйства, но заниматься ему придется этим в более суровых условиях. А тем временем Александр Каленых готовит иски к ряду республиканских СМИ, которые, по его мнению, с подачи Слепнева его оклеветали, причем за "фермерские" деньги.

^