05.12.2007
Находящееся неподалеку от российской границы монгольское угольное месторождение "Улаан-Овоо" давно не дает покоя правительству Бурятии. Миллионы тонн высококачественного угля могли бы материально порадовать и монголов, и россиян, но пока сотрудничество никак не складывается. Все предыдущие попытки при участии и Кремля, и правительства Леонида Потапова ничем, кроме протокольных заверений, не окончились. Теперь за дело взялся Вячеслав Наговицын. Единственное, что сейчас можно сказать: ему будет трудно.

Каменноугольное месторождение "Улаан-Овоо" обладает запасами в 142 миллионов тонн каменного угля высокого качества и располагается совсем рядом с Закаменским районом Бурятии. При почти полном отсутствии инфраструктурной связи Селенгинского аймака с центром Монголии месторождение до сих пор находится в первозданном виде. Разрабатывать его самостоятельно монгольской стороне не позволяют недостаточные внутренние финансовые ресурсы.

Логично, что еще в 2002 году в постановлении российского правительства "О заключении Протокола между Правительством Российской Федерации и Правительством Монголии о торгово-экономическом сотрудничестве на 2002 год" упоминалось о совместной разработке этого месторождения.

Затем с завидным постоянством на различных межгосударственных мероприятиях в Москве, в Улан-Удэ, в Монголии обе стороны подчеркивали заинтересованность в проекте. Но слова оставались, словами. Однако справедливости надо отметить, что какие-то телодвижения все-таки были, впрочем и они остались всего лишь потугами.

Так, два с половиной года назад "Бурятуголь" вышел с активным предложением к владельцу лицензии на "УлаанОвоо", компании "Очир", и вел переговоры о возможности вхождения в проект. Как писал тогда "Коммерсант", для этого "Бурятуголь" даже зарегистрировал в Монголии свое предприятие "Угольный разрез "Джида" с уставным капиталом в 1,5 миллиона долларов. Кроме этого, "Очир" и "Бурятуголь" вместе создали "Монгольскую угольную энергетическую компанию", которая должна была заниматься сбытом твердого топлива. Но не случилось. В конце 2005 года переговоры были заморожены. По сведениям представителей правительства Бурятии, монголы "предпочли придержать месторождение".

И тогда, и сейчас есть несколько причин для сложностей в реализации проекта. Во-первых, сложности с пограничным переходом в Желтуре, во-вторых — разный взгляд на российское участие в проекте. Монголы, видимо, воспринимают Россию в качестве сугубо транзитной территории на пути в страны АзиатскоТихоокеанского региона. Как это ни странно, уголь этого месторождения легче экспортировать в страны АТР именно через Россию.

Что касается погранперехода, то всем ясно — бессмысленно начинать проект не решив главную инфраструктурную проблему — транспортировку угля через границу. Формально переход Желтура уже существует и действует как временный, однако для организации постоянного сообщения необходимо придать переходу статус международного и цивилизовать его.

До недавнего времени на государственном уровне проблема перехода "Желтура" вообще не поднималась. В Бурятии с великими трудностями облагородили Кяхтинский погранпереход, и то хорошо. Но недавно объявленная Владимиром Путиным цифра в 10 миллиардов рублей на обустройство российской границы воодушевила инициаторов угольного проекта. Хотя замминистра РБ по развитию транспорта, энергетики и дорожного хозяйства Юрий Добровенский не склонен видеть прорыва в случае с Желтурой.

По его мнению, в обустройстве границы заинтересовано несколько ведомств, у которых противоположные цели. Таможня рада организации новых переходов, типа Желтуры, но ФСБ, наоборот, от этого не в восторге. Но самое главное, по мнению г-на Добровенского, переход "Желтура" нигде в проектах по обустройству границы не стоит отдельной строкой. Хотя на следующей неделе зампред правительства Бурятии Сергей Лысцев едет в Москву где в числе прочего будет обсуждать с федеральными чиновниками и эту тему.

И это не случайно, ибо к угольному проекту "Улан-Овоо" проявил интерес Вячеслав Наговицын. Не далее как 19 ноября он дал задание Татьяне Думновой изучить целесообразность участия Бурятии в освоении угольного месторождения в Монголии.

Также члены правительства были ознакомлены с информацией представителя министерства промышленности и торговли Монголии, который сообщил о намерении провести переговоры с правительством РФ о придании пограничному переходу "Желтура" статуса международного. Как сообщила прессa+c&! , "таким образом Монголия заявила о своей заинтересованности в привлечении российских инвестиций в разработку данного месторождения". Впрочем, ничего нового монголы не сообщили. Ровно то же самое они говорили и пять лет назад.

Даже если предположить, что с переходом "Желтура" все сложится замечательно (а для этого пока нет никаких оснований), то и без этого проблем хватает. Например, к "Улан-Овоо" ровно столько же лет присматриваются канадцы. Генеральный директор "Бурятугля" Владимир Калашников еще пару лет назад заявлял, что "монгольская сторона просто предпочла российской компании западного разработчика". Но тогда, видимо, и у иностранцев тоже возникли проблемы. Вообще, монгольская сторона ведет себя крайне привередливо.

Но если даже если в соседней стране выберут-таки Россию в качестве партнера, то встанет вопрос с финансированием. По предварительным данным, для добычи на "Улаан-Овоо" полутора миллионов тонн угля в год необходимы инвестиции в размере 37—40 млн. долларов, а для добычи 5—6 миллионов тонн — уже 110—120 млн долларов.

Причем если 1,5 млн. тонн теоретически можно перевезти через границу на самосвалах, то для шести миллионов необходимо строить железнодорожную ветку. А тут даже нет, собственно, и автомобильного перехода "Желтура".

Зато есть желание Вячеслава Наговицына решать эти вопросы. Как заявила советник президента Бурятии Ирина Смоляк, "президент активно занимается этим вопросом. Участие Бурятии в проекте "Улаан-Овоо" будет обсужден во время российско-монгольского делового форума в начале декабря 2007 года. Там запланирована встреча Вячеслава Наговицына с руководством компании "Очир", которая владеет правами на месторождение".

Так или иначе, в долгоиграющей истории с угольным проектом начинается новая глава. Причем Вячеслав Наговицын пошел сразу по нескольким направлениям: лоббирование создания международного погранперехода Желтура в Москве, начало плотных переговоров с монгольской стороной и инициация поиск или выбор инвесторов. Учитывая нехилый объем необходимых денежных средств, список кандидатов инвесторов ограничен, и все они на слуху.

^