26.12.2007
Для Бурятии 2007 год должен был стать уникальным. Смена многолетнего лидера Леонида Потапова вкупе с выборами мэра, выборами в Народный Хурал, да еще и общероссийскими в придачу... В течение двенадцати месяцев политическая жизнь Бурятии должна была измениться до неузнаваемости. И экономические тенденции в последние годы предполагали огромное количество новостей. Поэтому итоги года еще в самом его начале можно было легко прогнозировать как полностью непредсказуемые. Ожидания оправдались.

"Джокер" из кармана

Всю первую половину года Бурятия жила с возбужденным ожиданием исторических перемен. Окончание срока полномочий Леонида Потапова в июле подвигло все пытливые умы республики на раскладывание политических пасьянсов. Выдумывание зубодробительных прогнозов о том, кто будет "рулить" Бурятией, затянулись на добрых полгода. Фавориты менялись чуть ли не ежедневно. Азартное было дело.

Но Владимир Путин вынул из кармана "джокера", которого не ждали, и как бы осведомленные в политике жители республики погрузились в транс. Фамилия "Наговицын" у них прочно отказывалась сочетаться с "президентом Бурятии", но ничего — привыкли быстро, буквально за пару дней. Местные политики вообще срочно сделали вид, что из Томска пришел мессия с мешком манны небесной. И стало хорошим тоном обсудить прилюдно вопрос о том, "как мы без него жили все это время". О Леониде Потапове забыли неожиданно быстро.

Приход Вячеслава Наговицына ознаменовал недолгий период гадания на кофейной гуще по поводу состава будущего правительства Бурятии. Но, умудрившись распугать своими предварительными визитами Томск, бурятские чиновники в большинстве своем остались на площади Советов. Впрочем, новый президент с самого начала не обещал проведения местной "культурной революции". В результате недоверчивый народ к прежним министрам в новой команде теплоты не испытывает (считает, что особо не за что), а к новым относится с опаской (кабы чего не вышло).

Хурал чуть не распух вдвое

Пока исполнительная власть суетливо, но, согласно местным обычаям, с апломбом пыталась понять, чего от нее хочет Вячеслав Наговицын, законодательная — готовилась к выборам в Народный Хурал. Тяжкий труд выяснения сиюминутной партийной принадлежности депутатов, сопряженный с местной клановостью, отнял у депутатов немало сил. Кроме того, народные избранники недобро и обстоятельно выясняли, сколько их должно существовать на белом свете. Некоторые предлагали размножиться вдвое одномоментно ко второму декабря. Не случилось — большинство осторожно посчитало, что народ не оценит такого подвига.

Позднее депутаты в связи с появлением партийных списков пытались так накромсать округа на карте Бурятии, чтобы никому не стало обидно. В ходе бурных дискуссий в Хурале депутаты выяснили, что площадь республики плохо подходит для деления на тридцать три. Поэтому за них и по своему разумению это сделал местный избирком, преподав курс занимательной начертательной геометрии.

Осенью все политики от мала до велика занялись, собственно, предстоящими в декабре выборами. Разобраться, кто в Народном Хурале (а частью и в правительстве) ушел в отпуск, кто находится в длительной командировке, а кто — и в творческом поиске, было решительно невозможно. Последнюю внеочередную сессию Хурала назначили и отменили за невозможностью собрать депутатов, россыпью раскинувшихся по городам и весям. И в Улан-Удэ, и в самых дальних селениях зазвучали обещания о скором наступления рая.

Рай наступил

Незримое присутствие Владимира Путина в каждом единороссе сделали партийные выборы в Госдуму и Хурал безальтернативными, а победу главной партии страны — безоговорочной. С минуты на минуту ждем исполнения всех мечтаний. А вот с муниципальной властью вышло куда интересней. Как мы все помним, улан-удэнцы выбирали себе мэра. Народ кто добрым, а кто и не очень словом вспомнил веселые 90-е, позабавился наличием в городе высоких предвыборных технологий и обилием скандалов. По итогам голосования все кандидаты в мэры оказались в недоумении и недовольстве.

Интересное начало происходить в Хурале сразу после выборов. Новый состав Народного Хурала в нас, как журналистов, вселяет оптимизм. С первых минут своей работы Хурал начал выдавать сенсации — помогло патологическое нежелание рядовых депутатов "Единой России" голосовать "как надо". А один из депутатов с высокой трибуны обрадовал общественность своими откровениями о затаенных страхах.

Теперь в Бурятии все знают, что в Хурале одни депутаты "Единой России" весьма часто панически боятся других. По этому поводу другие фракции и отдельные депутаты испытывают веселье и детский восторг и спешат делиться своими положительными эмоциями опять же с нами, журналистами. Так что писать нам в будущем году будет о чем.

Новые мантры для чиновников

В первую половину года в правительстве старались не делать ничего, что бы могло иметь далеко идущие последствия. Приближающаяся смена политических декораций обессмысливала какие-то телодвижения в принципе. Шла рутинная работа с оглядкой на календарь. Нет, ну принимали важные решения и заявляли даже о планах до 20-х годов этого века, но прекрасно понимая, что их, возможно, придется переделывать под будущего лидера. Что в итоге и происходит.

Зато с приходом Вячеслава Наговицына чиновники быстро осознали, что в Бурятии полный бардак с межбюджетным финансированием, коммунальным хозяйством, строительством да почти со всем, в общем. Если бы Наговицын это все им сказал и уехал, то правительство навсегда погрузилось бы в комплекс неполноценности. Но президент приехал, чтоб остаться, и министры с чиновниками оживились. Вера в небезнадежность своего существования в кабинетах подкрепляется чувствительными рекомендациями и указаниями Вячеслава Наговицына, иногда в форме угрозы отстранения от должности.

Также Вячеслав Наговицын привез с собой новые мантры: к скороговоркам о Байкале (всегда), туристско-рекреационной зоне (с прошлого года) добавились темы международного логистического центра и промышленного освоения севера Байкала. Теперь любой чиновник может смело с умным видом произносить их всем желающим, в том числе журналистам, и предрекать по этому поводу скорое процветание Бурятии.

Идея логистического центра между АзиатскоТихоокеанским регионом и Европой не то чтобы новая, но новый президент по этому поводу активизировался не на шутку. Экономисты и транспортники в правительстве уже успели перейти от недоуменного состояния к рабочему и способны понимать, чего от -(e Вячеслав Наговицын требует.

Народ, в подавляющем большинстве не отличающий "логику" от "логистики", пока просто верит президенту на слово. Впрочем, люди в ожидании перемен совсем не против, если бы в Улан-Удэ устроили и международный "логичный" центр до кучи. Хуже не было бы, а лишняя логика не помешает.

Цены на аэропорты и продукты выросли

В уходящем году в Улан-Удэ, опять скоропостижно, продали аэропорт "Мухино". На этот раз — австрийскому бизнесу за шокировавшие экспертов 24 миллиона долларов. Теперь все заинтригованы, что из этого выйдет: или афера, которой Россия не видывала (первый аэропорт в частные иностранные руки), или супервыгодная сделка с нехилыми перспективами.

Про туристско-рекреационную зону в уходящем году вспоминали часто, но уже без победной истерики и волнительных придыханий. Люди работают, причем над бумагами, считают, пишут и в Москве, и в Бурятии. Неприятных неожиданностей вроде бы пока нет. Если не считать неофициальные заявления высокопоставленных лиц в Бурятии, что затащить иностранных туристов в нашу глухомань будет все-таки не так то просто, как думали еще год назад, во время эйфории.

Для севера Бурятии с его гигантскими полиметаллическими месторождениями и урана год сложился неоднозначно. Сначала понимающая общественность порадовалась за создание "Корпорации развития Забайкалья" и Валерия Халанова, который ее возглавил. Серьезная структура, основанная "Метрополем" и "ГидроОГК", действительно, способна оживить северный пейзаж. Амбиций и ресурсов у корпорации достаточно, чтобы отстроить все, что они запланировали — и ГОКи, и ГЭСы. Корпорация замахнулась даже на "святое" — средства из российского инвестиционного фонда на несколько миллиардов долларов.

Но в конце года у "Метрополя" начались трудности. Супостаты из Росприроднадзора всерьез вознамерились отобрать у бизнесменов лицензию на Холодненское месторождение. Дескать, не укладываются в сроки. Время и власть рассудят экологов и коммерсантов.

В уходящем году опять подвели цены — они неожиданно выходили из под контроля властей. Сначала на хлеб в середине года. Но народ лишний рубль к буханке пережил стоически и достойно воспринял, что где-то неурожай, а зерно на зарубежных биржах идет по спекулятивным ценам. Но осенью, в аккурат перед выборами, подсолнечное масло и яйца чуть было не дестабилизировали политическую систему России. Политики испугались, что под влиянием нехороших новостей в магазинах народ кинется митинговать. В Бурятии на всякий случай даже ввели госрегулирование цен.

Коррупция, как творческий процесс

Откровенное воровство и хитромудрое утаивание госсредств продолжались в Бурятии ударными темпами. Внешне факторы — смена главы республики, всевозможные выборы в Бурятии и планетарное потепление климата — не сильно повлияли на этот рутинный, но своеобразно творческий процесс. Отметим лишь наиболее громкие.

Первые месяцы года начались с безмолвного покаяния некоторых министров, депутатов и других высокопоставленных особ Бурятии, которые возвращали деньги, взятые под соусом жилищных субсидий. Квартиры они уже получили, таким образом, простонапросто осуществили рассрочку платежа. Народная пословица про "божью росу" в этом случае вполне применима.

С весны культурное население республики узнало, что театры оперы и балета и русский драматический отстраиваются в нарушение закона и неизвестно как. В одном театре исчезали подрядчики с деньгами, а вновь назначенные — устраивали спектакли со сметами работ вприсядку. В другом — русском драматическом — подрядчика выбрали настолько виртуозно, что сомнений в личной заинтересованности чиновников практически не было. Театральный счет идет на десятки миллионов рублей. Улаживать беспримерный труд чиновников на ниве культуры пришлось Вячеславу Наговицыну.

В профсоюзе — оазисе защитников интересов всех тружеников — грянул скандал. Имущество этих самых трудящихся, которым управлял профсоюзный фонд, продали к "ядрене фене" налево. Турбазу, столовую, много чего — за бесценок. Там было как в детективном кино, вплоть до внезапных смертей фигурантов.

Форс-мажоры

В 2007 году за пределами Бурятии было неожиданно много немотивированных смертей наших соотечественников. Череда странных смертей наших земляков в Российской армии по количеству обогнала ежегодные потери во время войн в Афганистане и Чечне.

В Москве с убийства Николая Прокопьева летом этого года началась серия смертей соотечественников в той же столице и других городах. Первоначальные версии о национальной причине преступлений обычно изменялись до хулиганства или ограбления. В самой Бурятии — и это действительно трагический случай — гибель в разных автопроисшествиях двух боксеров: талантливого профессионального спортсмена Матвея Цындыжапова и легендарного призера Олимпиады в Риме Веллингтона Баранникова.

Осенью в Закаменском районе погибли семь нелегальных шахтеров добытчиков вольфрама. Нужда и безработица заставила лезть их в неработающие аварийные штольни и добывать с риском для жизни металл.

Ну а самым веселым форс-мажором в Бурятии был пожар в "Сагаан Морине". Ликованием простой народ встретил возгорание первого в Улан-Удэ небоскреба. Сдерживать желающих воочию увидеть чудо цивилизации и урбанизации пришлось мощному оцеплению милиции. Всполохи пожарища несколько часов видно было практически из любой точки города.

P.S. Ожидавшийся в течении восьми лет приезд президента Владимира Путина так и не состоялся. Африка не дождалась снежной зимы. Теперь будем ждать двоих — Путина и Медведева. Наши шансы возросли вдвое и велики как никогда.

^